Корпорация MayDay

Объявление









ВНИМАНИЕ!

В текущий момент форум приостановил свою работу и находится в замороженном состоянии.
Он остается открытым, как площадка для общения и, если кому-то из наших игроков до сих пор интересен мир Корпорации и он хочет продолжать играть здесь или общаться.
Конец сообщения.
Правила
Обязательны к прочтению

Об игре
Концепция игры, прием в игру, способности, оружие, квесты, время, ранги

Информационный буклет
Сеттинг

Новости по форуму
Все, что мы имеем вам сказать по сюжету, изменениям на форуме и так далее

Что происходит по локациям

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Измерения » Сенна


Сенна

Сообщений 31 страница 60 из 147

31

Официантка отошла, вновь открывая столик... за которым уже не сидели Виктор и его спутник. Симус все еще не слышал, о чем они говорят, но масляный взгляд у этого мудака был красноречивее всех слов.
- Послушай, - Симус так засмотрелся, что не заметил, что Шейла проследила за его взглядом и теперь, обернувшись, тоже смотрит на парочку. - Если тебе так нравится этот парень, зачем было звать меня?
- Что? - о'Брайли моргнул и перевел взгляд на нее. - О чем ты?
- Да ты с него глаз не сводишь!
- Ну да, он мой друг, а этот парень не внушает доверия.
Шейла вздохнула и закатила глаза:
- Знаешь, я пожалуй пойду. Спасибо за вечер, - она со звоном положила вилку на стол и поднялась.
- Нет... подожди... - Симус тоже вскочил с места.
- Нет, - Шейла покачала головой и ушла.
Симус раздосадованно кинул на стол деньги за так и не попробованные блюда и тоже ушел из ресторана. Настроение, как и вечер, было безнадежно испорченно.

Уже наверху, рядом с комнатой Ли, он увидел две фигуры. Та, что повыше и по-мощнее прижимала к стене вторую, в которой Симус с ужасом опознал Виктора.
Что же, кажется, тот неплохо проводит вечер.
Вот только не выглядел тот особо довольным для хорошего вечера.
— Да ладно, что ты ломаешься, словно невинная школьница, знаю я таких, как ты.
Это было как в тот раз, в разрушенной усадьбе. У Симуса просто сорвало крышу. Он оказался у обнимающейся парочки за четыре быстрых шага. Для того, чтобы развернуть придурка и молча врезать ему по морде понадобилось и того меньше.
Симус не очень помнил, но, кажется, только этим дело не ограничилось. Брюнет быстро пришел в себя и второй удар о'Брайли пришелся в выставленную им ладонь. Он ударил в ответ, но Симус увернулся и, воспользовавшись положением противника, вогнал кулак тому под дых.
- Да пошел ты, псих.
Брюнет, сгибаясь по полам, удалился.
Симус развернулся к Ли и, схватив того за воротник, впечатал его спиной в стену, прижав локтем:
- Ты придурок! - рявкнул он. - Как можно быть таким неосторожным? Какого хрена ты сам ему не врезал?
о'Брайли тяжело дышал от переполняющей злости. Взгляд невольно остановился на губах Ли и Симус отшатнулся в сторону, выпустив его воротник:
- Пацифист хренов.

Отредактировано Симус о'Брайли (2011-05-10 11:09:12)

32

Вообще-то Виктор знал, что просто так с ним этот брюнет не пошёл. Однако он сейчас был слишком занят своими мыслями: думал о парочке, которую оставил там, позади себя в ресторане. Может, стоило остаться? Да зачем? Чтобы снова всё испортить? Нет уж, он только надеялся, что ушёл незаметным…
Эй, это твоя комната, — услышал он отголосок, и только развернулся, с улыбкой решив сообщить, что  совсем забыл об этом, как его схватили за плечи и прижали к стене. Ли смотрел в глаза этому брюнету, очевидно, очень даже довольному собой. Вообще-то в детстве, ну, когда он жил о своим вторым отцом пару раз его домогались… так что батя со спокойной душой научил его стрелять если что из пистолета и некоторым приёмам тайского бокса. А вот не нападать уже выработалось у Ли как-то само собой.
Развлечёмся?
Мне кажется, что ты слегка поспешил, — сообщил блондин.
Я не люблю медлить... и всё равно ты мне должен , не так ли? — его лицо было совсем близко от лица Виктора. — Дважды.
Да, действительно, сколько раз он слышал это в прошлом на своей родине...
Я знаю, я не уверен, что королева Агнесс простит персонал за грубое отношение к гостям из Корпорации.
Грубое ли?  — изогнул бровь брюнет, дотронувшись до талии блондина, что заставило Виктора разозлиться и почувствовать раздражение. Он не любил касания, особенно чужих людей, да и к тому же полностью тебе не знакомых. Рука непроизвольно сжалась в кулак, но он всё-таки воздержался.
Да ладно, что ты ломаешься, словно невинная школьница, знаю я таких, как ты.
Ли изогнул бровь, его эта ситуация уже даже забавляла.
Я просто не понимаю, чего ты хочешь этим… Симус, нет!
Таец слегка прищурился, услышав смачный шлепок, а затем недовольно вздохнул – ну что за день, неужели им и, правда, нужны проблемы? Да, конечно, Виктору и самому не понравилось своё положение, но неужели Симус решил, что он действительно… как бишь тот брюнет сказал, невинная школьница? Мда, домагаться до него домагались, но чтобы ещё и драться...
"Позор", он даже отвёл взгляд и подумал было быстренько смыться в свою комнату, но тогда он бы был не Виктором, который всегда отвечал за свои действия.
Да пошел ты, псих.
Ну и зачем… — договорить он не успел, его опять прижали к стене, но на этот раз с большей силой, и явно не для того чтобы отыметь на молодости лет. Ему даже пришлось не дышать, из-за локтя, перекрывающего дыхание. Он смотрел в глаза Симусу, ловя все гневные искры, которые сыпались сейчас на него.
Пацифист хренов.
Виктор наконец-таки смог вздохнуть и откашлялся. Он оправил рубаху и посмотрел на о’Брайли.
Возможно. Но он бы мне ничего не сделал, — сказал блондин — Я просто не хотел поднимать скандал на ровном месте. Это было бы нелепо, первый день и сразу же какие-то неприятности, сам посуди, и вообще, — он провел кулаком по ключице, чувствуя ещё остаток напряжения. — Как-нибудь сдерживай свою силу потом, а то мне действительно придётся врезать да только не тому, кому надо.
Хотя тут он лукавил - может, было и больно, но не неприятно.
"Да что со мной..."

33

Саймон Глок любил читать на ходу и это, пожалуй, было самой пагубной - в смысле "грозящей внезапной смертью" - из его привычек. Тем не менее, он оставался ей верен, как бывают верны люди сигаретам, алкоголю, обсценной лексике, словам-паразитам и прочим мелочам человеческого бытия, характеризуемым как "вредные привычки".
Саймон Глок читал на ходу почти всегда. Был ли это томик стихов или огромная энциклопедия - если книга увлекала Саймон, он обычно не мог оторваться и читал по дороге на работу и с работы, на работе, на прогулке, по пути на задание. В годы учебы - на лекциях, по дороге в университет, в автобусе, в электричке.
И сейчас вот все красоты роскошного дворца Агнес Ирриарте, все потрясающие воображение гобелны, все мраморные скульптуры и изящные фонтаны, все, буквально все, прошло мимо увлеченного чтением юноши.
На счастье Саймона Глока, был он фигурой весьма заметной и выделяющейся над бурным людским океаном. Так что случайные встречные, заметив издали эти поглощенные изучением некоего издания два метра, предварительно старались свернуть в сторону, дабы не пострадать, аки Титаник, при встрече с этим айсбергом.
Что же так поглотило внимание Саймона? Любопытствующий прохожий, например, его юный проводник, узрел бы строгую обложку с надписью "Энциклопедия".
То, что за этой обложкой скрывается издание с название "Отношения между мужчиной и женщиной" оставим тайной библиотекаря.
Сейчас Саймон изучал раздел "Что такое женщина" и открывал для себя много нового и неизведанного.
Саймон вообще любил получать знания из книг. Не догадывался, бедный, что иногда на практике лучше.
- Пришли.
Глок покорно остановился, все так же погруженный в чтение.
- Эй! - Дайске - его проводник - пощелкал пальцами перед лицом парня. - Пришли, говорю.
И снова ноль внимания, фунт презрения.
- Комната Эрманы!! - юный вампир подпрыгнул, чтобы вопль пришелся в ухо Саймона. На знакомое имя тот отреагировал. Книжка захлопнулась, а взгляд стал более-менее осмысленным.
- Правда, ее, кажется, нет сейчас дома. Пустить вас?
- Да, пожалуйста, - Саймон кивнул и прошел в распахнутую парнем дверь. - Спасибо. Я посижу тут, ничего?
Дайске только возвел очи горе, кивнул и поспешил сбежать.
Саймон присел на краешек кровати и снова углубился в чтение.

34

Симус с силой провел пятерней по волосам, откидывая их назад - жест, выдающий крайнюю степень злости. Хотелось прибить идиота на месте и тем больше хотелось, чем громче какая-то часть говорила о том, что, пожалуй, Ли прав.
Да черт бы их всех побрал.
Симус со всей дури врезал кулаком в стену. К счастью, супермэном он не был, так что на идеальной поверхности не осталось даже вмятины. Зато засаднили содранные костяшки пальцев, каким-то образом возвращая спокойствие. о'Брайли шумно выдохнул и, кривовато улыбнувшись, развел руками:
- Ну уж извини. Надеюсь, обойдемся без "потом".
Он похлопал себя по карману джинсов, нащупывая пачку с сигаретами. Вытянул ее и несколько минут бездумно пытался вытряхнуть оттуда сигарету. Пока не осознал, что те закончились.
- Пойду пройдусь, пожалуй, - Симус кивнул на пустую пачку, которую машинально комкал в пальцах. И уже более весело добавил: - Постарайся не попадать в неприятности больше.

"Пойду пройдусь" затянулось до вечера. Сначала Симус честно пытался найти хоть какой-нибудь магазин, чтобы купить сигареты и в поисках забрел куда-то очень далеко от отеля.
А потом просто бродил по улицам, успокаивая нервы и выкуривая одну за другой, так что пришлось возвращаться за новой пачкой. Местный табак оказался странным, более мягким, чем тот, к которому привык Симус. Ментоловый дым щипал растрескавшиеся губы.
Пожалуй, Симусу даже нравилось.
Он набрел на какой-то парк, поплутал по извилистым аллейкам, почти никого не встретив по пути. Остановился, только когда понял, что ноги гудят уже от затянувшейся прогулки. Пришлось присесть на первую попавшуюся скамейку.
Ветер ерошил волосы, охлаждал разгоряченную голову.
И чего, спрашивается, он так психует весь день?
Заниматься самоанализом было лень. От вида очередной сигареты слегка замутило. Симус уткнулся лбом в сложенные замком руки, наблюдая за черепашкой, важно ползущей мимо его ноги. Стоп.
Черепашка? В парке?
- Эй, животное, - он наклонился ниже, чтобы получше рассмотреть испуганно замершую... кажется, рептилию? - Ты откуда тут, а?
Черепашка вполне ожидаемо не ответила, только настороженно глядела на него огромными черными глазами. Панцирь отливал багрянце в лучах заходящего солнца.
Заблудилась что ли? Большим любителем животных о'Брайли не был. У него жила спасенная из Меримелла кошка, но пожалуй на этом общение Симуса с живым миром и ограничивалось. Тем не менее, черепахи в естественной среде обитания встречались ему не часто.
Симус протянул руку и сорвал листик с какого-то куста. Протянул его животине. Та недоверчиво поводила головой из стороны в сторону, втянула ее в панцирь на всякий случай. Но все-таки медленно, шаг за шагом, подошла ближе и взялась за листик. о'Брайли хмыкнул. Подождал, пока она дожует и, поднявшись со скамейки, побрел к выходу.
Надо было возвращаться домой.
Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что зверюшка упорно топает следом.
- Эй! - Симус замахал на нее рукой. - Иди давай, у тебя дом есть!
Черепашка укоризненно - как показалось Симусу - вздохнула и медленно, но верно приблизилась еще на несколько шагов.
Так они добрались до самого выхода. Симус оборачивался пару раз и каждый раз встречался взглядом с упорным животным.
- Ну что с тобой будешь делать? - уже у выхода из парка, он наклонился и подхватил ее под пузо. Не оставлять же ее тут, в самом деле.
К тому же, у него появилась неплохая мысль.

До отеля он добрался, когда уже совсем стемнело. Поднялся в номер, вышел на балкон и решительно постучал в балконную дверь Ли.

35

Как только Симус  отстал на пару шагов Эрмана прибавила ходу, и пошла с нормальной скоростью только когда этот бестолковый островной баран скрылся из виду. Девушке было за себя безумно стыдно, она не должна была всего этого говорить, действительно это все не ее дело, но... Они ведь здесь и работают, ну ладно Рин работает, но сильфа ведь должна следить, что бы они друг друга не поубивали. А как? КАК, если с этими двоими как на минном поле?!  Разведчица устало потерла виски и сделала еще один глоток, наконец распробовав что пьет. Вкусно, но привкус собственного ненужного порыва перебивал все. Мани раскраснелась, чувствовала себя глупо, и боялась, что ее слова сделают только хуже. Хотя какое может быть "хуже"? Злость взяла свое, не могла она просто смотреть на этого ирландца с девицей.  Все таки работать с друзьями было значительно сложнее, их всегда боишься обидеть. Но с Ли то отношения вроде наладились, он даже улыбался. "Но все равно они оба.."
- ...идиоты... - простонала девушка и пошла дальше.

Сильфа так долго ходила и по чуть-чуть пила коктейль, что он уже не только успел закончиться, но и выветриться из синеволосой головки. А еще уже болели ноги. Тапочки она собрала, бокал вернула в бар (чему барменша несказанно удивилась, видать посуда у нее часто пропадала) и неспешно пошла в замок. К тому же подкрался вечер. Чувствуя себя выжатым лимоном,  Эр хотела только одного - уснуть, и проспать сутки! А когда все таки придется открыть глаза  и выползти из постели, обнаружить кругом одну сплошную идиллию. Какая сказочная  мысль то...
А это ведь только первый день. После этого отдыха ей точно понадобится отпуск. И Саймон…  Вот уже и  кажется всякое… Сильфа замерла в дверях и подозрительно посмотрела на любимого с трудом осознавая факт его реальности… или все же нет? Такая родная картина – милейший библиотекарь и книга.
- Саймон?  - Недоумение большими буквами отпечаталось на усталом личике, а потом девушка просто повисла на шее обожаемого. - Саймончик, как хорошо,  что ты здесь… - прошептала сильфа уткнувшись носом  в плечо единственного нормального человека во всем этом беспорядке и сразу стало так хорошо, спокойно, уютно и безопасно, что до безумия захотелось плакать. Но хрупкое создание прикусило губу и не плакало, он будет волноваться,  а она и без слез успокоится.
- Что-то случилось?   Почему ты приехал? «Я так скучала по тебе… Мне так нужна твоя помощь… Они меня замучали… Я купальник забыла… Я накричала на Симуса, но кажется поладила с Ли… Я… Я…» столько разных мыслей роилось в голове, сильфа даже не знала с чего начать. Но знала точно, что пока ее Глок здесь, то все  будет хорошо, как в сказках…

Отредактировано Эрмана (2011-05-10 14:07:31)

36

Книга оказалась познавательной и местами интересной, так что чтение затянулось почти до вечера. Но, не смотря на то, что в ней содержалось огромное количество полезных сведений о том, что такое женщина и как с ней сосуществовать, Саймон так и не нашел ничего, чтобы подходило для общения с его сумасшедшей, невыносимой, самой замечательной Эрманой.
Возможно, потому что речь шла о человеческих девушках, а та все-таки была сильфой.
Но пару вещей библиотекарь все-таки взял на заметку. На всякий случай.
Он зачитался так, что прослушал, как в коридоре громко выясняли отношения на три голоса. Точнее, слышать-то слышал, просто не придал значения этому факту.
Не слышал и того, что происходило дальше, оторвавшись от мелко напечатанного текста, только когда в двери завозился ключ и в комнату вошла ее обитательница на ближайшие несколько дней.
Глок поднялся с кровати... надо было что-то сказать или что-то сделать, но сильфа, его чудесная сильфа, как всегда оказалась мудрее глупо застывшего мужчины, как-то сразу оказавшись в его объятьях.
Саймон крепче прижал девушку к себе.
- Что-то случилось? Почему ты приехал?
- Нет, все в порядке, - парень поставил хрупкое свое сокровище на кровать, так чтобы видеть ее лицо над собой, но из объятий не выпустил. - Просто мама написала Аюки и попросила ее отпустить меня в отпуск... а та милостиво разрешила провести его с тобой.
О том, как смеялась суккубка при виде умоляющих глаз библиотекаря, явно не горящего желанием лишний раз оказываться в родных пенатах, Саймон умолчал.
- Ты выглядишь замученной, - Саймон осторожно отвел с лица девушки прядку выбившихся из пучка волос. - Чем-то расстроена?

37

"Будьте благословлены и Аюки, и  твоя мама  и все прочие, благодаря которым, ты все таки приехал!" а главное, что ничего не случилось. Еще что-то к этому сумасшедшему дню и сильфа бы окончательно расклеилась, а сейчас..
Рядом с ним все всегда становилось лучше, даже если хотелось биться головой об стену, как только появлялся  Саймон, разведчица успокаивалась и знала что теперь уж точно не пропадет.  За него она могла спрятаться и потом уж исподтишка наводить свои порядки.  Но это такие мелочи, когда сердце бьется как сумасшедшее и  в тебе столько эмоций, что и не знаешь с какой начать и что из всего этого беспорядка лучше всего соответствует действительности. Счастье? Да,  Эрмана просто была счастлива, видеть его, слышать его голос. Забавно, но  картинка так обожаемых ею алеющих ушей становилась  все более редкой, иногда казалось, что сильфа сама смущается чаще... Как сейчас. А что делать, если даже мысли свои толком выразить не можешь? Путаешься в них, теряешься и просто глупо улыбаешься самому важному человеку на свете. Так хочется все ему рассказать, на всех нажаловаться, что бы пожалели или( что желательнее!) треснули Симуса по голове, но понимаешь, что с ним(да и с тобой) такого может больше и  не быть. И момент потеряется. Сколько они уже моментов поочередно загубили?  Чудовищная получается статистика, и не она ли говорила этому бестолковаму пару часов назад, что нужно говорить правду. А если сказать не получается? То нужно что-то делать. То, что считаешь правильным? Даже если безумно боишься и вообще не понимаешь, что делаешь?
В хрупком создании, наверное в первый раз в жизни, рассматривающем любимого сверху вниз что-то щелкнуло.  Она нежно провела ладошкой по его щеке, улыбнулась и  поцеловала. Что можно вложить в один смущенный поцелуй? Как можно уместить в нем всю любовь, нежность, благодарность, важность человека и момента? Мани этого еще толком не понимала, но постаралась понять.
- Нет, все в порядке. "Теперь все в порядке" -  странно улыбаясь солгала Эр. Только один раз и больше никогда она так не поступит, наверное. В смысле не обманет, хотя дурак он что ли? И так ведь поймет, хотя сознание где то там отметило, что он как раз таки может и не понять.

38

Момент явно был не для слов, а для действий... вот только Саймон в очередной раз чуть было не упустил его. Повезло, в который раз повезло, что Эрмана оказалась чисто по-женски мудрее.
У ее губ оказался вкус каких-то экзотических фруктов и, немного, морской соли. Очки немного мешали, но что эти неудобства по сравнению с важностью - и нужностью - момента.
Саймон поднял руку и медленно стянул резинку с собранных в пучок волос своей девушки. Синие волосы скользнули по пальцам, водопадом стекли по хрупким плечам.
Разве могло кому-то еще так повезти? Встретить эту удивительную, тоненькую, хрупкую, но такую сильную девушку, что не побоялась сама сделать первый шаг?
Книга, которую он так увлеченно изучал все это время, упала на пол, но Саймон был слишком занят, чтобы ее поднимать.
- Нет, все в порядке.
- Ладно, - он подхватил Эрману на руки и вместе с ней опустился на пол рядом с кроватью, усадив девушку себе на колени. - А теперь, Эрмана Эр, рассказывай и не ври. Я же вижу, что не все в порядке.
Саймон мягко коснулся губами виска сильфы.
- Я же не слепой, Эр. И не дурак. Не волнуйся, не пойду бить все морды... По крайней мере, сразу не пойду.

39

- Я почти и не вру, проницательный ты мой.- с легкой издевкой, наигранно возмутилась хрупкая шпионка и щелкнула хранителя целлюлозных знаний всея корпорации по носу. О боги, сколько же они всего упустили со своим природным романтическим торможением то.  -  Все хорошо, правда. - рассмеялась девушка отбрасывая распущенные волосы назад и устраиваясь поудобнее в объятиях своего англичанина. А как может быть по другому? КАК может быть не хорошо? Совершенного счастья не бывает? Чушь! Вот ведь оно. Любимый человек рядом, он все понимает и волнуется за тебя. Вечер за окном, а такое чувство что сидишь на солнышке и греешься, то тепло, то свежо от ветерка. Но ведь не врешь ведь,  все действительно хорошо, уже по тому что он здесь. Осталось только объяснить это. Как-то.
  - Я чуть-чуть устала, зато в полной мере оценила чувство юмора нашей обожаемой суккубы - сильфа положила голову на плечо любимого и прикрыла глаза - Рин как всегда неподражаемо уничтожает любую волю к жизни на корню, но к заданию, кажется, подошла со всей ответственностью. Травм вроде нет, только моральные и пока не многочисленные. - Разведчица хихикну и тут же тяжело вздохнула. - Только ребята... - Мани на мгновение задумалась. Как же точнее передать все это. И вообще имеет ли она право кому-то рассказывать?  Это ведь не ее секреты, да и секреты ли? Может просто заблуждение? "Идиоты они в своих заблуждениях! А Саймон это все равно всемирная конспирация в одном субъекте" - Они постоянно подначивают друг друга, выводят из себя, намеренно давя на самое больное. Лично мне очень кажется, что "больным" для Симуса и Виктора являются именно они сами. Точнее их отношения... совсем уже и не дружеские. - Эр стянула очки и виновато посмотрела в  глаза своего умнейшего  Глока. -  Я сегодня случайно попала в их перепалку, точнее я стала ее причиной. Но это мелочь, они  со всего подряд заводятся. - совсем как-то обреченно вздохнув, разведчица продолжила - В итоге я наорала на этого ирландского упрямца, на Виктора не успела - он сбежал, и теперь чувствую себя виноватой. Ну в какой-то части. Я практически абсолютно уверена, что права, но... Не стоило мне лезть. И говорить большую часть того, что сказала, тоже не стоило. Но что ж теперь? Сижу вот и боюсь, что станет только хуже... - действительно, чем больше говоришь, тем спокойнее становится. Перекладывать с больной головы на здоровую? Нет, просто делиться частью всего этого хаоса. Вдвоем ведь значительно легче.
- Бестолковый я аналитик, счастье мое.  Хотя свою функцию  громоотвода я почти успешно выполнила. - хрупкое создание  вполне жизнерадостно рассмеялось. - Но еще один такой день и я сама пойду морды бить. - оценив скепсис на библиотекарской физиономии девушка несколько уточнила планы. - Ладно, не бить. Буду выцарапывать им глаза, или запру в одной комнате. Что с нами сделает королева за разнесение в пух и прах ее курорта?  Но ты точно никуда не пойдешь, не пущу.  - заявила Эр крепко обнимая неожиданно нагрянувшее свое счастье - Ну и как оценишь обстановку? Правда все замечательно?

Отредактировано Эрмана (2011-05-10 18:09:11)

40

Хорошей прогулки...

Виктор со вздохом отодвинул холст от себя и откинулся назад, упав спиной на мягкий ковёр, сам-то он сидел на подушке, которая должна была быть предметом интерьера кровати, но так уж повелось, что именно его заселили сюда, и именно он хозяин этого...счастья? как говорится.
Блондин пару минут тупо смотрел в бежевый потолок, украшенный различными рисунками, а затем перевел взгляд на догорающую палочку  благовония, которую он зажёг после прихода в комнату. Та была присоединена к небольшой подставке на мелком столе, заставленном различными бумагами и кистями, за которым, собственно, и восседал таец, съедаемый далеко не жизнерадостными мыслями. Отдых явно не складывался, а если и складывался, то точно не в его пользу. Он поднялся обратно, закрепил новую палочку и вернулся к изобразительному искусству, коим увлекался всю жизнь, а именно сейчас он отдал предпочтение суми-ё.
«Иногда простые на вид вещи учат сложным истинам»
Каждый раз, когда он пытался найти духовное равновесие, или понять, что ему делать дальше – он рисовал, чаще всего просто набрасывал на пергаменте какие-либо мазки тушью, которые потом внезапно создавали слово, а иногда даже очертания рисунка – для этого надо было всего лишь отключить всё, а там подсознание подскажет, кто ты на самом деле; поможет выразить, так сказать, душу. Блондин именно это сейчас и делал, потому что больше всего на свете сейчас он хотел найти просветление…
Позор, — Ли откинул кисть в сторону, схватившись за голову.
Перед ним лежала табличка с на редкость красивыми и точными иероглифами, которыми он, действительно, гордился, да вот всего лишь один мазок и выйдет одно презабавное имя, которое, еще не понятно, стало ли его проклятьем или… или лучше о хорошем не думать, а то и правда станет проклятьем. Ли слабо улыбнулся, вернул кисть на исходное место – в руку – и плавно довершил имя «Шеймас».
За занятиями каллиграфией он совсем не замечает времени, а глазам и телу тоже нужен отдых - он отправился в ванной, где нашел множество масел, пен и прочего... счастья? Пены он не любил, зато масло – с удовольствием, только обладающие не резким запахом. Парень долго избирал себе нужный концентрат, и когда огромная, явно не для одного человека (как и кровать, как и кухня, как и всё в этой комнате) ванная заполнилась водой, он сделал свой выбор и добавил пару капель. В горячей (очень горячей) воде он просидел не меньше полутора часа, так что когда вышел, завернувшись в полотенце, за окном были сумерки.
«Интересно как там Симус, в комнате или нет; надо всё-таки поговорить с ним, рано или поздно, это перейдёт все границы и лучше пресечь это сейчас, чем всё дальше погружаться в этот омут», Ли отошёл к шкафу и усмехнулся, увидев белый мягкий халат – больше одежды не было, только какая-то странная кожа валялась на дне…
«И всё-таки на кого была рассчитанная эта комната, или кто, интересно, жил здесь до меня…», Ли только хотел посмотреть что там за странное одеяние, как раздался стук, от которого у Виктора едва ли сердце в пятки не ускакало. Он даже готов был схватиться за рядом стоящую палку для карниза, но вовремя одумался, вспомнив, что рядом живёт Симус, и вообще-то никакой опасности быть не должно, хотя мало ли что может учудить бешеный ирландец или разозлившийся персонал. Парень быстро схватил халат, накинул его на себя и вышел на балкон;
Что сказать?
Он был рад его видеть. Очень рад. Особенно после того, что случилось.
Вот именно это и надо было бы сказать...
Он раскрыл створки.
Симус, мать твою, — схватился за нос Ли. — Ты что был в клубе заядлых семидесятилетних курильщиков?
Сказал, называется, но уж простите – Урсулле он запрещал курить денно и нощно, и всё-таки та как-то  умудрялась под предлогом, что ОНА старшая сестра, а не он старший брат, но от неё никогда в жизни не разило… ТАК.
Он сделал шаг в сторону.

41

Не на такой прием Симус рассчитывал, ох не на такой. Но прогулка таки выветрила из головы остатки агрессии, поэтому о'Брайли вполне мирно усмехнулся:
- Вроде того, - и, отодвинув Ли, прошел в комнату. Подумал, помялся и, на одном дыхании выпалил: - Слушай, извини за сегодня... и за утро, и за день. Вот, это тебе.
На вытянутой руке Симуса, вяло шевеля лапками, сидела черепашка.
Ли всё ещё затыкая нос и сам попятился в сторонку, смотря на проходящего мимо О’Брайли. Он осмотрел его с ног до головы, и решил, что сейчас снова, если не получит втык, то его скинут с балкона. Посмотрев вниз, он тут же пошёл за гостем, выслушивая речь того.
— Да Симус я… — он замер на полуслове.
Ему никогда никто ничего не дарил, это во-первых (ну исключение разумеется сестра), а во-вторых даже если бы ему до этого что-то дарили, он бы все те подарки променял на этот. Блондин аккуратно дотронулся до головки черепахи, точно проверяя реальность это или сон.
— Симус, я… не знаю, что и сказать… ты серьезно?
- Нет, это у меня шутки такие дурацкие, - Симус тяжело вздохнул и пересадил черепашку на руки Ли. - Я серьезен как никогда.
Парень с каким-то непонятным доселе восторгом, никогда неизведанным трепетом, принял живое существо, словно хрупкий предмет, волнуясь о его сохранности. Черепашка поводила головой и пару раз хлопнула черными глазами, смотря на нового хозяина. У него никогда не было домашних животных, но он всегда хотел…
Ли закусил губу и посмотрел на О’Брайли.
— Спасибо, — наверное, это было самое искренне спасибо за всю его жизнь, он даже сам от себя такой интонации не ожидал. — Может, примешь пока душ, у меня тоже для тебя кое-что есть, — он кивнул ему в сторону ванной комнаты. — Освежишь голову, заодно.
- Да может я к себе пойду? - Симус как-то неуверенно шагнул в сторону балконной двери. - И вернусь. Я быстро.
Дверь не поддалась. Симус подергал ее для верности, но ту будто приварили намертво.
- Кажется, застряла... А я ключ в номере забыл.
о'Брайли огляделся, потом вздохнул:
- Думаю, не имеет смысл сейчас полошить народ. Я переночую у тебя, не против?
Ли был занят тем, что уже играл с черепашкой, усевшись на ковре. Животинка грохнулась на спинку и махала лапками, пытаясь встать – Ли с улыбкой перевернул её, и существо важно начало расхаживать взад-вперёд, оценивая новую обстановку.
— Ей нужен декоративный сад… а, что? — Виктор к своему стыду пропустил почти всё. — Да, конечно, всё, что хочешь.
Симус покачал головой, с улыбкой наблюдая за детской почти что радостью Ли.
- Ничего. Развлекайся, я скоро вернусь.
Он скрылся в ванной.
Виктор в пол глаза проводил о’Брайли, а потом снова вернулся взглядом к черепахе. Та схватила краешек одеялки и, наверное, попыталась его сожрать… Виктор схватил животное на руки, и та, словно дьявольский броненосец сунулась в панцирь полностью. Парень прошелся через арку на кухню и положил животинку на стол, выискивая что-то, от чего бы не отказалось это существо. Наверное, черепашка решила, что из неё захотят сделать суп, поэтому медленно так, пока Ли высматривал зелень на полках, высунула лапки, поняла, что новоиспеченный хозяин ее не видит и  бочком-бочком начала отходить в сторону, а когда Виктор обернулся, животное попыталось убежать на всех порах.
— Глупая, — он весело догнал её и та вновь усунулась в панцирь, только два глаза торчало. Виктор положил перед ней здешний вкусный цветок, не помнил, как он называется и изогнул бровь. Животное высунулось, поводило головой и довольно захрумкало.
— И как же он тебя, такую, нашёл, — прошептал он, смотря на животное. — Точно!
Вспомнив о Симусе, он быстренько выбежал в комнату и начал обхаживать мебель – что бы ему такое подарить, чтобы отблагодарить за такой бесценный подарок. Всякая жизнь бесценна, так что вряд ли он сможет найти что-то достойное…

Ванную в своем номере Симус рассмотреть не удосужился, но вряд ли она сильно отличалась от той, что досталась Ли. Впечатляла, конечно, но здесь все было таким и Симус уже устал поражаться роскоши, так что теперь просто принимал ее как данность.
Он быстро принял душ, воспользовавшись какими-то средствами из тех, что стояли на полках. Выключил воду и понял, что переодеться ему, собственно, не во что, а залезать снова в прокуренную одежду не хочется. Впрочем, ирландская находчивость позволила быстро решить проблему. 

Из всего многообразия вещей, он так и не нашёл что бы ему найти для о’Брайли, потому парень от отчаяния раскрыл дверцы шкафа – ровным счётом ничего не изменилось… Ли снова бросил взгляд на кожаную куртку и чисто ради интереса, поднял ее…
— Ого…
Да это оказался целый костюм со всякими примочками. Виктор усмехнулся, отцепив от цепочки плётку.
— Да, нужная вещь, ничего не скажешь…
— Слушай, Ли, а у тебя второго халата нет? Или штанов?
Хлопок дверью. Из ванной вышел Симус. Вокруг бедер он обернул одно полотенце, а вторым пытался высушить изрядно отросшие за последнее время волосы. Блондин рефлекторно кинул кинул кожаный костюм обратно, и захлопнул створки шкафа, пришибив их ещё для верности спиной.
—Д-да… конечно, я сейчас посмотрю, — произнес явно смущенный данным обстоятельствам Ли, да и вообще откровенно засмотрелся на парня, забыв при этом, что далеко не все приспособления выкинул – вспомнив о плётке, он откинул ее далеко в сторону.
— Сейчас что-нибудь найдём… — предательский шкаф он открывать больше не собирался, так что отправился к другим полкам. 
Симус чуть не подавился, углядев, чем именно разбрасывается Ли.
- Надеюсь, это не то самое "кое-что", что у тебя для меня есть? - осторожно поинтересовался он, рассматривая лежащую на полу "плетку раздора". Ли не производил впечатление человека, увлекающегося подобными... способами разнообразить личную жизнь, но кто знает? В тихом омуте черти водятся.
Господи, о чем он думает вообще?
— Э-э, нет, — только и ответил блондин, не зная куда ему ещё провалиться от стыда. Он перерыл все полки и, наконец, нашел одежду, подходящую Симусу, скорее всего.
— На твой выбор, — сказал он, сунув о’Брайли в руки стопку с вещами. — А я пожалуй уберу-ка это недоразумение.
Он отошёл к полу, взял плётку и вернул ее на законное место. 
- О, спасибочки, - о'Брайли предпочел заняться вещами, а не развивать дальше опасную тему плеток и иже с ними. Как-то не по себе ему становилось от всех этих мыслей.
Он вытянул из вороха вещей, врученного Ли, мягкие серые штаны и быстро натянул их взамен полотенца, которое закинул обратно в ванную. Растянулся на кровати.
- А ничего такая, удобная... Слушай, Ли, - Симус почти сразу сел и пристально уставился на блондина. - Не нужен мне ответный подарок. Ты же нервничаешь из-за этого? Серьезно, все нормально.
Вот вечно у тайца всё через одно место выходит…
— Просто всё это глупо как-то вышло, — подошёл к нему Виктор, успокоившись, и сел неподалёку. — Я отплачу, обещаю, это уже дело чести... И ты тоже извини меня, — наконец, сказал он. — Ладно?
- Ладно, - Симус широко зевнул, раз, другой. - Только всю эту фигню вроде дела чести выкинь из головы. Подарки ведь делают не для того.
о'Брайли откинулся на мягкую подушку и сладко потянулся:
- Укатали хомяка крутые норки. Слушай, я сейчас все прощу на свете... за возможность нормально поспать.
— Тогда не буду мешать, — улыбнулся Ли, и подойдя к стене, выключил свет, сам он пошёл навестить оголодавшего зверька и проверить как у той дела.
Симус вяло махнул рукой, с головой закутался в одеяло и вырубился почти мгновенно.

42

Ли проснулся от того, что солнце светило в глаза сквозь неплотно закрытые шторы и обнаружил, что за ночь переместился почти вплотную к плечу лежащего рядом Симуса.
«Пора бы вставать», сообщил он себе, мельком глянул на черепашку, всё ещё спящую в углу и хотел отодвинуться, но ирландец, что-то пробормотав во сне, повернулся к нему лицом и сгрёб в медвежьи объятья.
Не желая будить того (мало ли что может присниться), таец аккуратно попытался отодвинуться, и медленно попытался разомкнуть руки о’Брайли и освободиться, но тот только крепче притянул его к себе, уткнувшись в его макушку.
- Симус, - не выдержав, тихо прошептал блондин, и вновь попытался вывернуться. - Проснись ты…
Симус, кажется, и правда начал просыпаться. По крайней мере, он приоткрыл глаза, сонно улыбнулся... и, притянув Ли к себе, как-то очень мягко и нежно коснулся его губ своими.
Ли ошарашено посмотрел на ирландца, но смотреть на него времени не было, и поэтому он вновь дёрнулся назад, отстраняясь.
- Симус! - это уже было последней каплей.
Кажется, последний окрик достиг-таки блуждающего в сонных далях сознания Симуса... по крайней мере, взгляд широко распахнутых глаз стал более осмысленным, а потом ирландец с воплем разжал руки и откатился в сторону:
- Черт, Ли!
Он растеряно моргал.
- Прости... Я... извини. 
- Знать даже не хочу, что тебе снилось, - весело усмехнулся Виктор, садясь на кровати. – Всё нормально.
- Да уж, тебе точно лучше не знать, - Симус откинулся обратно на подушки, стараясь прогнать наваждение последних нескольких минут сна и воспоминания о том, КТО ему снился. И о чужих чуть горьких губах тоже. Побился затылком о кровать, потом улыбнулся: - Ну раз все нормально, то я спокоен.
- Это уже второй раз, когда я слышу такой ответ от тебя, - припомнил Виктор.
- Ну вот такой вот я загадочный, - усмехнулся Симус.
Ты голоден? - внезапно сменил тему Виктор, не сводя взгляда с ирландца.
- Да, наверное, - под пристальным взглядом Ли о'Брайли почувствовал себя как-то неуютно.
- Скоро вернусь, - сказал таец и вышел на кухню, встретившись с ее неизменным со вчерашнего вечера видом. Он быстро раскрыл створки тумбочек и задумался, проведя двумя пальцами по губам… слегка закусив нижнюю, он тряхнул головой и призадумался над делами более насущными.
«Надо с ним поговорить, но не сейчас», сказал он себе, и продолжил готовку.

Симус проводил Ли взглядом, повернулся на бок и встретился с пристальным взглядом черных глаз черепашки.
- Ну что ты смотришь на меня? - мрачно поинтересовался о'Брайли. Ему почему-то показалось, что в непоницаемых звериных глазах таится какой-то упрек. Черепашка зевнула и отвернулась.
- Ну и ладно, не больно-то и хотелось, - Симус снова откинулся на спину, бездумно изучая лепнину на потолке. Почему-то ощущение, оставшееся от прикосновения к прохладной чужой коже, никак не желало проходить. И едва уловимый запах зеленого чая и иланга.
о'Брайли зло стукнул кулаком по матрасу, потревожив задремавшую было черепашку. Та совсем по-человечески вздохнула, подползла ближе и ткнулась в плечо головой.
- Хорошо тебе, животное. - Симус вздохнул и аккуратно погладил ее пальцем по голове.

Виктор, изогнув бровь, прислушался к происходящему в своей комнате и вздохнул. Он только понадеялся, что тот не убил случайно черепашку, пытаясь освободиться от цепких лап сновидения, а то это будет очень даже печально… нет, трагично. Приготовив всё, что нужно, он раскидал это по тарелкам и подносу, вздохнул-выдохнул и уже со счастливым выражением лица вышел из-за арки; равновесие его никогда (почти) не подводило, поэтому он спокойно и даже быстро оказался сидящим на краю кровати рядом с о’Брайли и представил ему сие творение.
- Приятного аппетита.
Он заметил черепашку, и дал завтрак и ей на небольшой тарелочке, та пошлёпала к нему и начала зажевывать полезные растения. 
- Вообще-то я даже не знаю понравится тебе или нет, мы с Урсуллой вроде никогда не жаловались – впрочем, я обычно по утрам не ем, а на обед готовлю мясо, ну или какие-либо морепродукты, типа креветок… - при этом черепашка то ли подавилась, то ли просто поперхнулась. Он нежно погладил ту по головке. – У них тут, знаешь, много специй, так что я испробовал некоторые из них – вполне терпимые, у нас на родине и острее есть… но если что, - он пожал плечами. – Это хотя бы отвлечёт тебя от ненужных мыслей.
- У меня нет ненужных мыслей... у меня их вообще нет, - фыркнул о'Брайли, осторожно пробуя творение Виктора. Тот, кажется, нервничал. По крайней мере, болтал гораздо больше, чем обычно. Симус с нарочито-задумчивым видом распробовал маленький кусочек чего-то приятно-острого и расплылся в улыбке: - Слушай, Ли. Что мне сделать, что бы каждый день получать такой завтрак в постель?
- Тебе лучше не знать, - многообещающе протянул он, изогнув бровь и смотря в сторону о’Брайли.
- Да, наверное, и правда лучше не знать, - Симусу как-то резко стало тяжело дышать и он поспешил перевести разговор в более нейтральное русло: - Чем займемся сегодня?
- Чем хочешь, - просто ответил таец, осознав, что сказанул лишнего, но у него бывает. Тут он не знал, что это больше: немецкие корни, тайские, или вообще какие-то иные, свойственные лишь определённому человеку. – Так как в прошлый раз я испортил отдых, то сегодня пойдем, куда ты захочешь, и я даже слово не скажу против, потому что действительно хочу этого.
- Хорошо, - легко согласился Симус. - Тогда собирайся, я зайду за Эрманой и, - тут он невольно скривился, - Рин ииии... мы посетим чудесные горячие источники.
- Отлично! - сообщил весело таец, подхватив черепашку и завалившись с ней на кровать. Источники он любил. Та помахала лапками, недовольно повертела головой, и тогда Виктор отпустил её, она бочком-бочком отошла, а потом побежала прямо на него и ударила его в плечо, сунув при этом голову в панцирь.
- Не забудь сообщить, как будете готовы, - сказал напоследок он.

43

Про неё очевидно все уже забыли, только вот Рин никогда ни про что и ни про кого не забывала. Девушка прошлёпала по коридору, играя в сотов телефоне в старую, но всё ещё забавную игру – танчики. Девушка остановилась и хмыкнула, увидев, как Симус вполне себе ничего выходит из комнаты Виктора, девушка сделала вид, что не замечает его (поверьте, это было очень трудно, так трудно, что у девушки начался глазной тик) и продолжила свой дальнейший путь, мысленно всё же проклиная непутёвого ирландца, из-за которого она вчера едва не переломала себе все ноги и чуть не умерла.
Да и вообще день вчера прошёл как-то чрезмерно странно – она освоилась в новой комнате без всяких проблем, правда не повременила высказать своё «фи» гидам, кажется, те едва сдерживались, чтобы не отдубасить девушку, особенно эта девчонка, Миранда, надо делать что-то им со своим вспыльчивым характером и терпимо относиться к критике. Девушка уселась на подоконник и посмотрела на раскинувшийся океан…
Море! Вчера она решила прошлёпать по пляжу, загореть на молодости лет, а то её бледная кожа, не отошедшая от Лондона и корпоративной зимы, нуждалась в ультрафиолете, как растения требующие фотосинтеза. Девушка валялась на шезлонге, презрительно бросая взгляды на всех мужчин и женщин, проходивших мимо, а один из таких вот особей м.р. даже в наглую подсел к ней – ушёл, правда, с расцарапанным лицом. Он был очень зол – но вот Рин, Рин была довольна, наблюдая феерическую ссору (да ладно, видела и покруче) на мелководье, где возились этот паршивый ирландец со своими дурацкими волосами (бесила её его прическа), мелкая сильфа, что б они утопилась в глубоком море и.. Ли.
Она проводила взглядом о’Брайли и вернулась взглядом к оставшейся парочки, о чем-то поговорившей и тоже отправившейся следом за ирландцем.
Да-да, этот ебанутый на всю голову придурок прямо таки и ответит вам распростёртыми объятиями, она перевернула страничку журнала мод и откинула глупую газетенку в сторону, как внезапно увидела каких-то двух юношей, явно чего-то от нее желающей. Девушка знала, что ей надо сделать. А НУ ВАЛИТЕ ОТ МЕНЯ СУКИ ЕБАННЫЕ! Блядь, что за тупые отсоски, мешающие мне и моему пространству? Что ты смотришь на меня, тронешь я тебя блядь все твои важные органы на хуй поотрываю.
Вообще-то, как оказалось, юноши просто подрабатывали социологами и производили опрос, и вовсе не ожидали такого ответа, но быстренько смылись. Тупые они.

Собственно, позже девушка преспокойно и наблюдала за своими жертвами из укрывающего дерева, за тем, как таец бешено ушёл в непонятном настроении, как Эрмана и какая-то девушка (ну для Баутисты совсем не какая-то) делить не поделили Симуса, и о дальнейшем их походе.
«Надо было идти на шпиона», решила она, достав телефон и возвращаясь в гостиницу играя в телефоне в танчики. И тут ее не оставила гроза, нависшая над отношениями этих долбоёбов. И это хорошо! Потому что именно на это она и рассчитывала.
Собственно, их выяснения в коридоре она услышала из своей комнаты мгновенно и даже увидела мельком, выглянув из комнаты.
Суки блядь неугомонные. И всё-таки брюнет хорошо сыграл свою роль, даже выдержал натиск этого кабана. Пришлось ему вынести пакетик льда за оказанную работу и сообщить, что тот послужил корпорации и теперь может рассчитывать на ее помощь и всякие какие-то блага, о которых Рин даже не знала. К ее не удивлению, брюнет сообщил, что ему надо лишь отдохнуть, а в остальном он не пожалел потраченного времени. За это девушка его возненавидел ещё больше чем пять минут назад. С Шейлой же разговор выдался куда более спокойный и быстрый, и звали её в общем-то даже не Шейлой, но Баутиста сказала Шейла – значит была Шейла, правда, кажется, та была недовольна, что в результате её променяли на блондина, но и ладно – у неё, как она сказала, таких как Симус целое море и ещё выше.
Только татуировочек нет, выдохнула она напоследок. За что, кстати Рин и её возненавидела ещё больше, чем брюнета.

Девушка слезла с подоконника и поправила гладкие шелковистые волосы. Про ночную вылазку на балконы она вообще предпочитает не вспоминать, она едва ли не умерла! Это был её выход на страх и риск. Надо ведь было поговорить с Дайске, даже выдавить из себя сухое извинение для Миранды, чтобы договориться о том, дабы ей дали ключи от всех комнат (на всякий случай). Это она получила, и когда они одновременно с Симусом поднялись к себе (тут Рин пришлось проявить чудеса конспирации, а именно спрятаться за небольшой красивой урной, пока парень проходил мимо с черепашкой), и вылезти только потом. Надо сказать, тихо ходить на каблуках – это тот ещё талант. Ещё больший талант заключался в том, чтобы перелезать через балконы.
Наблюдала-то она за всем из чужой комнаты, иначе Симус мог ее заметить. Увидев того на балконе, Рин вылезла в окно – прямо на небольшой карниз и испуганным взглядом смотрела на километровую пропасть… девушка тихо, хватаясь за пару труб перелезла на балкон Симуса. Ей пришлось словно какому-то больному и психованному коршуну висеть над пропастью примерно пять минут. Когда Шеймас с Виктором вошли в комнату, она с радостью переползла на балкон и грохнулась на что-то твердое. Девушка счастливо вздохнула, подползла к соседней комнате и увидела как тот представляет черепашку и как млеет чертов таец, сколько же из-за него проблем, и быстро, пока те заняты, закрыла дверь, и стрелой метнулась назад, прилипнув спиной к стене комнаты Симуса – тот дверь открыть не смог, и взламывать не захотел – слава всему. Сама она счастливо отправилась, хотела пробраться через комнату Симуса вернуться к себе, но каблук предательски подкосился, и девушка упала, выронив связку ключей – разумеется те упали вниз.
Собственно, ещё пару часов своей жизни она потратила на то, чтобы перелезть обратно себе в комнату. Взяла свои ключи и спустилась вниз, поругалась с охраной и всю ночь потратила на то, чтобы найти связку в высокой траве…

Ебанутые идиоты,
Рин отложила телефон и вновь посмотрела в окно, вспоминая в общем, что к утру она зашла в рубку охраны и настроила камеры на комнату Ли и наблюдала за их чудным пробуждением.
Легкий ветерок обдувал кожу. Обнять-поцеловать, а потом вести себя как ни в чем не бывало… ладно этот тупой ирландец, его даже если ебанут он поймет только потом, фыркнула мысленно Рин, но Ли… от него она ожидала что ли более конкретных действий. Или он боится? Да, наверное так оно есть. Страх делает с людьми страшные вещи, но! Плевать на страх, ей. Девушка схватила телефон и пошла в свою комнату – надо подготовиться к источникам, хотят они или не захотят, а она пойдет с ними!

44

Новость о том, что у Симуса и Виктора далеко не дружеские отношения стала для Саймона шокирующим откровением. Ему-то, ничтоже сумняшеся, всегда казалось, что неугомонному Симусу нравится Урсулла, уж больно странным становился взгляд ирландца каждый раз, когда он смотрел на девушку.
Хотя Саймон никогда не был экспертом в сфере человеческих отношений, да и сильфе своей верил безоговорочно. В конце концов, она уже не раз доказала свою наблюдательность.
Все эти мысли Глок, как умный мужчина, держал при себе, дав девушки выговорится. Он просто молча выслушал сбивичивую речь любимой девушки, рассеяно пропуская между пальцами шелковистые синие волосы.
И почему он раньше не замечал?
Но в этот момент Эрмана сняла очки, заглянув ему в глаза и взмахнув своими умопомрачительными ресницами, и Саймон вспомнил, на что уходило все его внимание раньше.
- Бедная моя, - когда девушка выговорилась, он прижал ее крепче к себе с выработанной за долгое время общения силой, не грозящей хрупким косточкам сильфы немедленными переломами. - Совсем они тебя замучали.
Чмокнув девушку в макушку, Саймон откинулся на кровать и задумчиво продолжил:
- Я не знаток человеческих отношений, Эр. Но ты все сделала правильно, даже не сомневайся. Этим двоим сейчас трудно и им повезло, что у них есть ты. Но, - Саймон предупреждающе положил палец на губы собиравшейся что-то сказать девушке. - Но больше я тебе не дам работать громоотводом. Пусть разбираются сами, не вмешивая в это... - он крепче сжал пальца на ее плечах, - мою девушку.

45

Саймон в курсе

Для того, чтобы добраться до своих веще, Симусу потребовалось связаться с Дайске (Миранду тревожить он побоялся, уж больно внушительно выглядела суровая девушка). Тот, как-то странно улыбаясь, принес новый ключ спустя минут десять.
Распрщавшись с этим незаменимым человеком, Симус заскочил в комнату, чтобы переодеться и умыться, и, на ходу натягивая футболку, дошел до номера  Эрманы.
Дверь открыл заспанный, поминутно зевающий Саймон, удививший Симуса до глубины души. Библиотекарь тоже как-то странно на него поглядел и осторожно поинтересовался, что ему нужно.
- Да вот, хотел Мани с нами на горячие источиники позвать... - дружелюбно улыбнулся Симус.
- Она спит, - Саймон оглянулся куда-то назад, в глубь комнаты, чем заработал одобрительный взгляд ирландца, заставивший парня покраснеть. - Но мы вряд ли составим вам компанию, у нас... другие планы.
- Ладно, отдыхайте, - Симус не стал уговаривать парочку, просто подмигнул и распрощался.
Саймон ушел досыпать, а о'Брайли предстояла еще одна сложная миссия - найти и уговорить Рин пойти с ними.

Постучаться в комнату Рин было все равно, что в ворота Ада. Вообще-то, Симус не шибко-то и хотел, что бы его личное кармическое наказание составило им компанию, но и оставить ее тут одну было бы как-то не честно по отношению к девушке.
Решившись, Симус постучал в дверь.

Отредактировано Симус о'Брайли (2011-05-11 21:43:31)

46

Рин не стала мучить одежду для источников, только захватила полотенце, подумав немного, взяла три, затем не забыла прихватить с собой личную косметичку, а то прежде чем войти в источники надо снять косметику, а потом снова нанести – нужно быть красивой, всегда… впрочем, он себя и без косметики отлично любила, и ней дай то Боже, чтобы кто-то был с ней не согласен… ну вот, уложив всё в рюкзак, кое-как запихав это туда, она даже для верности попрыгала по нему и скомпрессовала все, что можно, как внезапно в дверь постучались. Быстро, чтобы никто не заметил, Рин схватила с тумбочки связку ключей и кинула ее тоже в ранец, а сам ранец выкинула в шкаф.
Она раскрыла дверь и зловеще прищурилась.
Шеймасссс… какого хуя?

- И тебе доброе утро... Риен, - Симус постарался улыбнуться самой ослепительной из улыбок. - Прости, что беспокою. Мы тут собрались на источники, составишь нам компанию?
Рин начала отмахиваться от его ослепительной улыбки так, будто бы почувствовала какие-то омерзительные благоухания. И всё-таки она дослушала его до конца и посмотрела на него так презрительно, словно перед ней летала какая-то муха, до ужаса вредная и надоедливая.
А ты, стало быть, надеешься, что нет?
Она осматривала свои накрашенный в фиолетовый цвет ногти.
- Рин, - улыбка Симуса слегка поутухла. - Ты можешь хотя бы день... хотя бы один день... побыть не такой злобной и просто порадовать нас своим обществом?
Три раза ха! Фыркнула Рин злобно уставившись на него. Думаешь, попросишь, и всё блядь по твоей мелодии будет? А? Ни хуя, эту песню ты не освоишь! Я пойду, - она отмахнулась от него, но тут же махнула рукой, как бы пресекая все дальнейшие действия.  Я просто пойду. Это не значит, усёк, что МОЁ общество будет вас радовать, тебя уж точно,  она захлопнула перед его носом дверь и плюхнулась на кровать. Надо же, сами позвали, это ж какими идиотами надо было родиться. Девушка задумалась, что ж, в этот раз можно будет разыграться; она посмотрела на дверь, которую захлопнула и развалилась на большой кровати нежно-бирюзовых тонов, надо подождать, хоть сделать вид, что собираешься, а то если не они заподозрят неладное, так Рин будет всю жизнь винить себя за невнимательность.

47

Приезжать в Сенну удается ни каждый раз, и раз уж они действительно идут в стоящие места на халяву, то стоит восполнить это время событиями доверху. Агнесс рассказывала ей, что в самом центре, недалёко от самих источников красивое и романтичное место рядом с Лотосом, однако не многие пары приходят туда, просто потому что не добираются по каменной лестницы, построившейся уже очень и очень давно. И теперь Рин понимала почему!
Будьте суки прокляты! Рявкнула Рин так, что её голос эхом разнесся над местностью. Отлично, надеюсь кто-то обязательно это услышал и ебанулся откуда-нибудь. Девушка обречённо зашагала вперёд, от помощи естественно, разумеется, отказывалась, поэтому наверх доползла уже после парней, едва находя дыхание. Какой-то мужчина весело ее поприветствовал и получил плевок в глаз…
И вам хорошего вечера… произнес мужчина и девушка, злобно сопя, будто разъяренный опоссум, прошла мимо, держась за лямки рюкзака. …стерва… долетело до ее уха, и в следующий момент бедный встречающий был расцарапан вдоль и в поперёк, а когда девушка показала специальный документ подписанный ни кем-то там, а самой Агнесс, он только зло скрипнул зубами и продолжил приветствовать туристов, коих оказалось, не слишком и много.
Нам туда, сообщила девушка, проходя мимо парней, специально наступив каблуком на ногу Шеймасу. На нас уже есть забронированный домик, точнее, тут она высокомерно вскинула подбородок. На меня, но, так как я не хочу слышать ваше уебское нытье, то так и быть, я договорюсь, чтобы и вам выделили какое-нибудь… место! На холодном полу, в подвале
Она глянула на черепашку в руках Виктора и её будто током прошибло. И выкинул бы ты эту страшную хуйню! Откуда эта уёбская хрень у тебя вообще?!
Однако животное даже не обиделось, только смотрело на неё любопытными глазами.
Блядь!
Она отвернулась и пошла к домикам.

48

Рин не была бы Рин, если бы не выбрала самый длинный и трудный путь. К мстительному удовольствию Симуса, за что боролась, на то, собственно, и напоролась - в отличие от парней, девушка добралась до вершины крайне измученной.
Но не сломленной, что выдавало-таки в этой фурии натуру истинного бойца.
Проводив ее взглядом, Симус покачал головой (как только прекратил нецензурно шипеть - каблуком по пальцу это не шутки) и пошел-таки следом.
Грех было не воспользоваться щедрым предложением скандалистки.
Знать бы еще, с чего это она такая добрая?

Домик, куда привела их девушка, оказался в лучших традициях японской культуры... насколько Симус мог судить о ней из десятков просмотренных еще до Апокалипсиса японских порно (и не только порно) мультиков.
То есть в наличии имелся и пол-татами, и раздвиающиеся створки-седзе и даже выход к персональному онсену.
Но, в отличии от тех же японских традиционных домов, здесь все оказалось утеплено и укомплектовано стилизованной современной техникой.
- Круто, - Симус восторженно покрутил головой. - Прямо как в аниме.

- Да не завидуй ты, - только и ответил Ли на злобные вопли Рин о своём новом домашнем животном. Черепашка вела себя спокойно, даже очень, вообще никак не воспринимая оскорбления в свою честь, поэтому парень веселел с каждым часом. Девушка ушла, а они вскоре оказались в одном из домов отдыха.
- Да, действительно… и почему этот мир совсем другой, а вещи всё те же? – слегка удивился блондин, осматривая их новое место жительства на сегодняшнюю ночь. – Кстати, зачем ты вообще Рин позвал?

- Не знаю, - Симус растеряно почесал затылок. А и правда, зачем? - Ну... она же с нами приехала, нехорошо как-то было ее одну бросать... О, прикольная комнатка!
Симусу приглянулась просторная светлая комната, с дверью, выходящей в небольшой зимний сад.
Она, собственно, и оказалась единственной, предназначенной для жилья (за исключением той, что заняла Рин).
- Ну что, - поинтересовался Симус. - Будем драться или попробуем ужиться?

Ли сел на пол, отпуская черепашку обследовать новые места. Та с любопытством поковыляла вперёд радуясь, что ее после долгих переходов наконец-таки опустили на землю и дали побегать самой. Ли наблюдал за животным и раздумывал над обстоятельствами, нависшими над ними – отличное умиротворяющее место, но наличие Рин несколько смущало. Нет, она даже рад бы был выбраться куда-то, и вообще не против этой девушки, и даже если окажется, что Симус просто подсознательно пригласил её потому что она ему нравится… мазохизм конечно, но от ненависти до любви один шаг, не так ли… что-то блондину стало как-то дурно, но надо держаться, всё что не делается, всё к лучшему, верно?
- Думаю предоставим первый ход ей, в корпорации-то мы с ней как-то уживаемся… - правда, Ли не любил вспоминать как иногда по утрам просыпается от кучи матов в соседней комнате и от звука чего-то бьющегося.

- Да уж, уживаемся... - Симус невольно вздрогнул, вспомнив о их далеко не мирном сосуществовании с Рин в течении последнего времени. Особенно ситуация обострилась после того памятного поцелуя.
- Может, пойдем на лыжах покатаемся, пока время есть? Все равно, - он прислушался, - Рин, кажется, заняла наш источник. 
- Пригласил и бросил, а, в этом весь ты? - протянул Виктор, оценивая Симуса. – Хорошо, идём, только что с ней делать…
Он посмотрел на черепашку, которая бегала из угла в сторону, а потом, осознав, что хозяин уходит, развернулась и легла к ним задом. – Впрочем, может, Рин за ней посмотрит, она ей вроде… как ни странно, понравилась.
От этих слов, животное взбодрилось и побежало в сторону горячих источников.

49

Симус, разжившийся сноубордом и теплой одеждой у щедрых продавцов горнолыжного курорта, располагавшегося минутах в пятнадцати ходьбы. Все время, пока они поднимались по канатной дороге вверх, на трассу, ирландец вертелся на сиденье, грозя свалиться вниз.
Внизу проплывали снежные равнины, грозящие нешуточными переломами, в случае если бы о'Брайли довертелся.
Ли тоже смотрел вниз, пропуская под собой ландшафт, образовавшийся природой.
Эй, да успокойся ты, — он уже какую минуту наблюдал и чувствовал, что сосед по скамейке елозит и возможно ждет не дождется своего выхода. Сам же Ли взял обычные лыжи, за что ему сказали спасибо, ибо любой турист, приезжающий к ним вечно норовит выпендриться и начнет самим продавцам, в смысле тем, кто дает в долг, рассказывать о том, какие лыжи лучше.
Ли их понимал, потому даже выслушал целую эпопею одного дядьки, но и Симуса задерживать не стал.
Он смотрел вниз. Наконец, он увидел примерное место, где можно (если учесть сопротивление воздуха и некоторые другие погрешности в падении) приземлиться успешно, то есть, пятьдесят на пятьдесят. А то по протоптанным трассам ездить скучно, а тут… главное не орать, лавину словить тоже не охота. Парень нацепил горные очки на глаза,  хлопнул О’Брайли по плечу, козырнул ему и сиганул вниз. Приземлился он наудачу хорошо и даже успел затормозить от резкого скачка вниз, после чего глянул вверх и приготовился ехать дальше.

- Вот идиот, - то ли удивился, то ли восхитился Симус, скидывая очки со лба на глаза. Уступать Ли не хотелось и он тоже, с минутным опозданием, прыгнул вниз. АААА!
Нет, о'Брайли не кричал, просто давно он такого адреналина не ловил в хорошем смысле этого слова. Лет шесть уже, после катастрофы-то особо негде было кататься. А до Симус это дело очень любил, регулярно выбираясь с родителями и друзьями на горнолыжные курорты.
Лихо затормозив рядом с Ли и обдав его волной снега из-под доски, Симус поднял очки и подмигнул другу:
- Наперегонки?
- А просто прокатиться желания никогда не возникает, да? – усмехнулся таец и оттолкнулся палками, давая старт, – вообще-то дома он привык кататься без палок, отец говорил, палки для слабаков, попробуй без них… ох и травм у него было. Однако на этот раз палки были обязательными, выкинуть их было нельзя – казённые, потому он отказался их оставлять. Парень  согнулся параллельно склону, мысленно соединяя точки со всем телом и ускоряя себя, полетел вниз, – он увидел сугроб и без каких-либо опасных мыслей, залетел на него, пролетев над горой метра два и после этого точно упав на планки. 
Симус не отставал. Он подпрыгнул на том же сугробе, перекувыркнувшись в воздухе и приземлился, не потеряв равновесия. Все-таки, мастерство не пропьешь и за шесть лет отсутствия практики. Тело само вспоминало нужные движения, как держать равновесие, куда наклоняться...
Ветер бил в лицо. Симус снова взлетел в воздух, оттолкнувшись от какого-то встретившегося на склоне дерева, крутанулся несколько раз и, вновь оказавшись на земле, понял, что они уже очень далеко уехали от общего маршрута.
- Эй, Ли! - он нагнал блондина и, описывая хитрые узоры вокруг него, попытался донести до того мысль, что было бы неплохо вернуться.

Ли остановился, смотря на Симуса, словно на акулу, катающуюся вокруг него – а что, он хорошо держится на сноуборде. Парень посмотрел в даль, о обрыв.
Знаешь, Симус, я не думал, что ты боишься делать всё не по правилам, — сделал нарочито удивленное и слегка огорченное лицо Ли.
Симус тоже затормозил и мрачно посмотрел в ту же сторону, что и Ли.
- А я думал, что у тебя есть мозги.
Я же блондин, забыл? — усмехнулся он, подъезжая к нему и толкнул его в плечо так, чтобы тот слегка потерял равновесие и не успел его обогнать и затормозить, прежде чем тот… скинется с обрыва? Честно – он понятия не имел, что скрывается за ближайшей линией горизонта…
Парень чувствовал, как сильно колотится его сердце, и как только под ногами оказалась пустота, он даже закричал, но панике не поддался. Под ним не ровное пространство, а легкий склон, так что сейчас главное приземлиться и… парень упал лыжами на снег, но удар оказался довольно-таки сильный, отдавшийся на руки – Ли выпустил из рук одну палку, вторая была не при делах, поэтому полетела туда же, как внезапно склон оборвался, и начались пороги. Парень пытался удержаться, скорость начала снижаться, но дурацкая ветка дерева, так неудачно висевшая внизу отказалась пускать парня дальше (а там начиналась пропасть), и, словив веткой по лбу, его отшвырнуло назад на землю. Едва сдерживаясь, дрожащими руками, он отцепил лыжи и повалился на снег полностью, после чего радостно рассмеялся.

- Стой!
Вот придурок! Симус все-таки выровнялся и рванулся следом. Если бы там была пропасть, они бы разбились оба, но к счастью, там оказался всего лишь очередной склон. Он видел, как Ли потерял равновесие и полетел к черному проему пропасти, а потом стало не до того.
Симус умудрился затормозить, отстегнуть доску и добрался до долбанутого на всю башку блондина уже своими ногами, спотыкаясь и оскальзываясь по глубокому снегу. 
Эта козлина смеялась!
о'Брайли рухнул на колени рядом и, рывком вздернув Ли на ноги, молча врезал тому по морде. Не так чтобы сильно - он все еще себя контролировал, пусть и плохо, - но чувствительно.
- Идиот! Придурок несчастный! Камикадзе хренов! Самоубийца! Ты же... ты же убится мог, мудила!
Каждое слово сопровождалось жестким встряхиванием за воротник куртки.
- Чтобы я Урсулле сказал? Что ее долбанутый братец решил доказать не понятно кому не понятно что?!

Си… — подавить смех он не мог, даже когда тот смачно врезал ему по скуле. Парень кашлянул, но всё еще посмеялся, из-за всплеска адреналина и счастья, что выжил, он не мог серьезно воспринять сейчас всё, что говорит ему этот парень, и удар тоже. Он снял очки, вытер тыльной стороной ладони капельки пота, а затем посмотрел на о’Брайли безумными голубыми глазами. Кажется, тот не собирается успокаиваться…
Да прекрати ты! — он схватил о’Брайли за плечи и со всей силы, сколько в нём было, рванул того вперед, повалив парня на спину и полностью навалившись на него сверху. Блондин заткнул ему рот ладонью, чтобы больше не слышать ругани того. 
Как ты не видишь, это и есть жизнь! Я просто чувствовал её, вот и всё, — произнес он совсем близко от него, пристально смотря в глаза.
Шеймас, — он убрал руку и грохнулся головой ему на грудь. — Это было чудесно!
Ноги гудели, тело отказывалось двигаться из-за гулкой дрожи, сердце до сих пор трепыхалось от осознания произошедшего и от того, как всего лишь одно дерево спасло ему жизнь, но сейчас ему было по истине хорошо, особенно когда он был рядом. Прыгнуть за ним… ему тоже нужно быть не меньшим психом, и всё-таки это было приятно. 

- Идиот ты, все-таки, - Симус выдохнул и крепче сжал руки на плечах этого сумасшедшего придурка, прижимая его к себе. Сердце все еще колотилось как бешенное от того ужаса, что он испытал, когда увидел как это чудовище приближается к неминуемой гибели. - В следующий раз, когда решишь почувствовать жизнь, покончив с собой, делай это без меня, пожалуйста. А лучше, давай найдем какой-нибудь другой... способ.
Да ни за что, ты прошёл посвящение, так что любой мой суицид будет происходить сугубо под твоим контролем, — усмехнулся он, чувствуя тепло о’Брайли. Вставать не хотелось, но первый шаг-то кому-то надо сделать. — Встаем, и идем, а то замерзнем здесь. 
Немного подумав, он добавил:
Правда, интересно, как мы вернёмся обратно, и сколько те продавцы потребуют компенсации за потерянный набор?

Отредактировано Симус о'Брайли (2011-05-12 01:51:50)

50

«Ну, знаешь ли… Мои знания отношений не многим лучше твоих. Хоть на нас посмотри а?» но высказать ей сие не дали и шпионка в кои-то веки послушно молчала. И слушала с медленно округляющимися глазами.  Обожаемый вообще выбрал интересный способ ее заткнуть, качественный, хотя  другому хрупкая разведчица весьма охотно откусила бы палец.
- Твою девушку? – заворожено уточнила  сильфа. Сразу она решила,  что ей показалось, но посчитала, что если и показалось, то нужно это как-то использовать. Как-то резковато изменились их с Саймоном отношения, но разведчице это даже нравилось.  Особенно той ее части, которую часто неожиданно обнаруживают мужчины практически в каждой женщине и любяще называют «стервой». Но в случаи сильфы эта часть была еще какой-то недоработанной  и включалось неожиданно, ненадолго, но зато эффектно. Ну, может и не эффектно, но в нежной девичьей душе каждый раз оставляла солидный отпечаток…
- Эй, я ведь хочу, что бы и у них все было хорошо –  лукаво  улыбнулась девушка и за воротник притянула к себе библиотекаря, застыв в каком-то сантиметре от его лица. – Как у нас. Или ты решил монополизировать  счастье? – внутренний голос испуганно пискнул и выключился.  А сильфа почувствовала себя жестоким маньяком, по какой-то нелепой случайности издевающимся сам над собой. Она ведь уже давно хотела это сказать? И отчего-то  вновь посчитала  момент удачным
- Я  безумно люблю тебя -  сказала- подумала, а второй поцелуй опять же получился как-то сам собой, но от первого отличался примерно так же как фиалка от росянки.  Эр вряд ли бы смогла объяснить, что на нее нашло, но столько страсти она в себе вообще не представляла. Кровь, кажется, начала закипать,  девушка раскраснелась, вкуса его губ стало как-то мало и тонкие ладошки заскользили по прохладной ткани рубашки, цепляясь за пуговицы,  а в следующее мгновение «стерва» выключилась  и сильфа сама себя испугалась.  Подорвалась с места и извинившись скрылась в ванной. Так долго она еще никогда не собиралась ко сну, ну как можно одевать то, что сильфа условно именовала пижамой (побитую жизнью майку на три размера больше  и примерно настолько же запущенные шорты) пол часа?! А после еще и по партизански кралась от ванной в святой уверенности, что Саймон уснул. Даже если он и не спал, то вида не подал, а сильфа  сразу вознамерилась немного посидеть в сторонке, смириться с фактом наличия в комнате  мужчины, и не броситься его пинать   или (что вероятнее)  будить и всячески извиняться.  Так и уснула в кресле.

На стук в дверь Мани отреагировала сонным пинком в бок близлежащего и перевернулась на другой бок,  зарывшись в простыни с головой. Из под ткани торчала только ножка, возмущенно дергающаяся на особо громких, по мнению спящей,  словах, к их счастью, разговор не затянулся и почти проснувшаяся сильфа благополучно уснула дальше. На самом деле мисс Эр всегда спала отвратительно – разбрасывая подушки, стягивая простыни, пинаясь, а иногда разговаривая или даже ругаясь во сне, но сегодня… Сегодня она спала даже относительно спокойно, не считая издевательств над  покрывалом и редких пинков, по большей части стоически  перенесенных подушкой. Снилась одна сплошная ерунда, девушка пару раз просыпалась и тут же  проваливалась обратно.  В итоге разведчица проснулась чудовищно поздно,  во всяком случае солнце уже возмущенно светило в синюю макушку, и чувствовала себя только частично отдохнувшей.
-  Я  ж твое доброе утро… -   тихо пробубнел заморыш в подушку и рывком сел на кровати. Синие волосы больше напоминали живописно взбитый стог сена, а заспанное личико выражало однозначное недовольство наступлением следующего за вчерашним дня, т.е сегодня. А еще Мани вспомнила, что засыпала в кресле, но проснулась то она не в нем? Эээээ… ладно, люди ведь ходят во сне? А сильфы? О других вариантах она как-то не подумала и шлепнулась обратно, совершенно не обратив внимания на ровное дыхание рядом.  Вообще извечная сильфийская рассеянность по утрам превращалась в какой-то кошмар, девушка вполне могла впечататься в стену, только потом, по факту,  вспомнив о ее наличии….

51

- И я тебя... люблю, - сказать оказалось непросто, но надо же было хоть когда-то признаться. Тем более это оказалось гораздо проще, чем Саймон себе когда-то представлял.
Земля не разверзлась, небеса не пролились огнем, но зато последующий за этим поцелуй превзошел все весьма скромные ожидания библиотекаря.
И откуда в этой маленькой женщине столько страсти? Саймон чувствовал, как наливается жаром хрупкое тело, прижатое к нему, и ему самом становилось как-то... жарковато. Особенно когда узкие ладошки заскользили по рубашке.
Пальцы запутались в распущенных волосах сильфы, опустились на разгоряченную кожу шеи. Пришлось усилием воли напомнить себе, кто тут джентльмен и не распускать руки дальше.
Эрмана, девочка ты моя глупая, что же ты со мной делаешь?
Словно почувствовав, сильфа отшатнулась и, подорвавшись с места, скрылась в ванной. Оставив Саймона сидеть, уставившись в пространство совершенно ошарашенным ее - и своими - действиями взглядом.
К моменту, когда она появилась снова, Глок так перенервничал, что так и уснул, сидя на полу и положив голову на согнутое колено. Посягнуть на кровать девушки у него и мысли не возникло.
Он проснулся чуть позже, от какого-то резкого звука, донесшегося с улицы. Вскинулся по привычке, вышел на балкон - проверить, что случилось. Заодно и размять затекшие ноги и спину.
И не только.
С этой высоты было точно не видно, что шумело, но это же означало, что им ничего не грозит. Скорее всего, просто кто-то из загулявшихся гостей бузит.
Успокоившись, Саймон вернулся в комнату и обнаружил Эрману, явно неудобно заснувшую в кресле, опустив голову к плечу.
В лунном свете девушка казалась какой-то особенно тонкой и нереальной, маленькой феей в облаке мерцающих сниних волос. И, пожалуй, только его сильфа могла уснуть в кресле, побоявшись его разбудить.
Саймон подхватил ее на руки - Эрмана что-то пробормотала во сне и уткнулась голвой в его плечо - и перенес на кровать. Посидел немного рядом.
Хотел было встать и уйти, но тонкие пальчики сжались на его руке с присущей сильфе цепкостью. Пришлось аккуратно устроится рядом, на расстоянии, хотя бы относительно близком к приличному.
Если бы был меч - он бы еще и его между ними пристроил, но за неимением сошла давешняя книга про психологию отношений. Пожалуй, только на это она и годилась.

Саймон просыпался обычно с первыми лучами солнца, но тут его разбудил стук в дверь. И чувствительный пинок в бок. Потирая ушибленно, Саймон пошлепал открывать, встретив на пороге сияющего о'Брайли, вовсе не похожего на жертву бурных страстей, о которых вчера рассказывала Эр.
Сколько Саймон не вглядывался, но так и не смог обнаружить, действительно тому нравится другой парень или это все-таки ошибка. Опыта в таких делах ему явно не хватало.
Переговорив с ирландцем и выставив того за дверь, Саймон вернулся обратно - досыпать. Нужно было лечь на пол, но автопилот считал, что возвращаться надо к месту взлета, то есть обратно на кровать.
Спорить с ним никто не стал.
В следующий раз он проснулся уже от резкого движения и невнятного бормотания рядом.
- Доброе утро, - Саймон сонно потянулся, потом осознал, где находится и почти сразу же откатился в сторону... упав с кровати и приложившись копчиком о мягкий, к счастью, палас.

Отредактировано Саймон Глок (2011-05-13 00:36:50)

52

Пожелание доброго утра  еще толком не проснувшаяся девушка восприняла через чур активно и при непривычном звуке, пусть и очень знакомого, голоса нервно дернулась в сторону. И практически симметрично повторила маневр любимого, утащив с собой на пол простыни и подушку. Обосновавшись на ковре разведчица наконец то проснулась окончательно, немного повернув голову, рассмотрела с другой стороны ноги и рассмеялась.  «Проснулись, называется,  в одной постели, увидели заспанные физиономии друг друга и спешно решили разбежаться. Даже слишком спешно. И даже не разбежаться, а разлететься» За ночь безнадежно запутавшаяся в спальных принадлежностях шпионка, все так же лежала на коврике(было в этом даже что-то удобное) и  помышляла как бы так удачнее «превратиться в бабочку».
- Саймон? – смеясь, уточнила сильфа, выпутываясь из кокона простыни  и забираясь обратно на кровать, точнее на тот ее край, который только что покинул многострадальный библиотекарь – Ты в порядке? – ковер то он конечно мягкий, но падать на него не самое приятное начало дня. Девушка разлеглась поперек кровати и  все еще хихикая  смотрела на обожаемого, болтая босыми ногами и вообще излучая позитив. А еще с  какой-то завистью любовалась растерянным лицом, он по утрам выглядел значительно  лучше, чем сильфячье отражение. «Все таки мужчинам везет!»
Немного повернувшуюся разведчицу  что-то старательно кололо в бок и чуток повозившись она все таки вытянула диверсанта на свет божий. С каким-то странным выражением на неумытом личике Эр изучала печатное творение и все пыталась понять,  как же оно сюда попала то. А прочитав название, хрупкое создание пробрал хохот. « Нда,  уж … Это точно кто-то на небесах оценил наши отношения по достоинству. И правда без инструкции не разберешься» Стерев тыльной стороной ладошки выступившие от смеха слезы Мани переложила печатного оккупанта на тумбочку.  Глупо улыбающаяся сильфа перевернулась на спину и снизу вверх посмотрела на любимого
- Как хорошо, что мое утро начитается именно с тебя. А который час нэ?

53

Пришлось сначала искать и собирать разбросанные лыжи и сноуборд, потом выроненные Ли палки... а потом долго думать, как же им выбраться из того оврага, в котором они очутились. Не будем показывать пальцем, по чьей милости.
Но у этой сказки оказался счастливый конец - парни все-таки нашли относительно пологий склон и смогли взобраться наверх, а там и вернутся на трассу. Их встречали не аплодисментами, конечно, но девушки все-таки украдкой кидали восторженные взгляды - те, что были свидетельницами начала сумасшедшего заезда.
К этому моменту Симус уже так выдохся и устал, что даже не находил себе сил отвечать улыбкой на эти взгляды. Он, закинув доску на плечо, дошагал до места проката, вернул ее и, не отвечая на распросы, потащил Ли дальше.
Домой.
До дома они добрались уже ближе к вечеру, когда начало темнеть и склон горы осветился ярким голубоватым светом - специально для тех, кто желал кататься до самого закрытия трассы.

Зато Ли был так счастлив, что данная поездка прибавила ему сил ещё на три таких заезда. Когда продавцы встретили его с таким видом, словно смерть с косой увидели, они хотели потребовать плату, но глянув на суровое и изможденное лицо Симуса, решили пожалеть парней. Впрочем, всю дорогу таец светился.
- Может, по второму разу? – спросил он, но поспешно замолчал, точно зная ответ, или даже ответы,
которые могут на него посыпаться. С трассы было возвращаться очень грустно, но если по-честному, то второй раз, зная уже, что его ждет, он бы не согласился съехать… ну если ему бы предложили, надо потом рассказать Урсулле об этом чудном месте.

54

Совместно с милашкой Рин >>

Дома их встречало тепло, Рин, и черепашка. Вообще-то девушка даже поиграла с животинкой, почесала ей пузико, та бегала вокруг неё, и чуть не сожрала локон волос, но стоило ей услышать как в дом поднимается этот кабан и заходит внутрь, как она злобно насупилась и швырнула животное вон, она только на мгновение испугалась своих же действий, но черепашка сунулась полностью в панцирь, а Виктор заботливо ее поймал. Парень сразу же плюхнулся на пол, не раздеваясь и начал играть с животным, зато по морде Симуса нельзя было сказать, что тот был счастлив, и, кстати, она даже зловеще улыбнулась от осознания этого.
- Ну и какого хуя вы приперлись?
- Не могли бросить тебя одну, - Симус даже нашел в себе силы ответить на зловещую улыбку Рин своей.
Вообще-то, он не был зол или рассержен, просто вымотался так, что ноги подгибались.
- Ха-ха! – девушка злобно хохотнула и, встав, высокомерно посмотрела на о’Брайли. – Пошутил, называется, - она подошла к нему в упор, посмотрев в его мерзкие серые глаза, практически такие же как у нее, то с лёгким зеленоватым оттенком. – Спи крепко сегодня ночью, Шеймас, а то блядь, вдруг для тебя эта ночь окажется последней.
Она злобно фыркнула в сторону Ли, и удалилась, не забыв пройтись по ноге ирландца, правда, из-за того, что каблуки на ней отсутствовали, и эффект был уже не тот.
- Потрясающая девушка, - Симус со скептической мордой лица проводил Рин взглядом. Судя по тону, сказать он хотел совсем не это и совсем не в таких выражениях. - Я не знаю как ты... - он искоса глянул на увлекшегося общением с черепашкой Ли, - а я пошел к источнику.
Оставив блондина размышлять над смыслом жизни, Симус устало добрел до комнаты, ведущей к их личному горячему источнику. Наскоро ополоснувшись под душем, он забрался в горячую, окутанную паром, воду. Откинулся головой на каменный бортик.
- Кааааайф.
Над головой сияли звезды, плечи холодил легкий мороз. Симус выдохнул облачко пара изо рта.

55

Парень весело поводил пальцем, черепашка ходила за ним, а потом начала притоптывать и водить головой из стороны в сторону. Виктор кивнул Симусу и забыл о том, что тот говорил, и куда ушёл. Существо проводило о’Брайли взглядом, а потом медленно пошлёпала за ним в сторону источников, когда тот вышел из душа.
- Что, тоже хочешь туда? – спросил черепашку Ли. Его лицо так внезапно оказалось рядом с животинкой, что она от внезапности полностью сунулась в панцирь, а затем, осознав, что это хозяин, высунула голову и потянулась в сторону выхода.
- Ну хорошо, - он погладил её по головке и тоже ушёл в душ, заодно наконец сняв теплую куртку и штаны, и вообще освободившись от этой тонны одежды.
Парень вышел и начал осматриваться в поисках своего существа, совсем забыв посмотреть под ноги, а когда посмотрел, было уже поздно, черепашка сидела прямо под его ногой, в результате чего она снова спряталась в панцирь, а Виктор на одной ноге шарахнулся в сторону, споткнулся о камень и грохнулся в горячий источник, почувствовав резкую перемену температур и ушиб плечевого сустава.
Черепашка, высунув голову, важно побежала обратно в домик.

56

Идиллию прервал грохот, а звезды, на которые Симус засмотрелся, внезапно сменились мутной пеленой.
- Эпично, - отфыркавшись от окатившей его небольшой волны, прокомментировал Симус, выуживая Ли откуда-то из-под воды. - Живой?
- Да что со мной случится, - выныривая из воды с помощью о’Брайли, весело сообщил таец, и пятернёй убрал намокшие волосы назад. – А хорошо здесь, да? – спросил он, присаживаясь рядом.
- Ага, - Симус, убедившись, что все нормально, снова сполз в воду почти по подбородок, благо, размер "купальни" позволял. За поднимающимся паром он почти не видел Ли... да и вообще старался лишний раз в его сторону не смотреть. - Сигаретку бы...
- Может ещё трубку мира и колпак индейца? – протянул блондин, посмотрев на него сквозь туман. – Серьезно, тебе надо прекращать курить, это как-то… я всегда считал, что курить шло только красивым женщинам, а мужчина должен быть мужчиной.
- Интересная логика, - Симус, чуть повернув голову, встретился взглядом с Ли. Улыбнулся краем рта: - А мне вот всегда казалось, что это очень мужественно. Да и девушкам нравится.
- Ты знаешь, как это выглядит иногда, когда у мужчин во рту сигарета, да? В Таиланде к нам однажды зашёл мужчина с одной сигарой, так после некоторых издевательств над ней, я начал всерьез сомневаться в правильности курения… теперь, просто, как вижу курящего, сразу вспоминаю его и… - он покраснел и отвернулся, оперевшись на спину, смотря в ночное небо. - Да и по личным принципам не признаю. Я, кстати, убедился в том, что чтобы быть настоящим мужчиной не нужно ничего этого, возьми хотя бы Ал…Тринадцатого.
Симус как-то неопределенно дернул ртом при упоминании русского. Настоящим тот был мужиком или нет, но о'Брайли запомнил его не с самой лучшей стороны, уж больно высокомерная и презрительная рожа у того была.
Да и сам он так себя вел, будто считает, что он тут умнее всех.
- Я не слишком хорошо его знаю, - неопределенно ответил о'Брайли, не желая обижать Виктора, которого с русским, похоже, связывали более близкие отношения. Какие - он и знать не желал. Но не удержался: - А вот вы, похоже, близко общаетесь.

57

Саймон задумчиво изучал лепнину на потолке, пытаясь определить, аль-шарридское ли это барокко или эйрианское роккоко? Хотя если судить по вооон тем завиткам на цветах, то и вообще похоже на ыфрианский ренессанс.
Его научные изыскания прервало появление в поле зрения довольного личика сильфы, окруженного ореолом очаровательно растрепанных волос, добавлявших девушке какой-то дикой прелести.
- В порядке... вроде бы, - Саймон еще не до конца проснулся, так что голос звучал хрипло, да и соображал он не шибко хорошо. Так долго спать - вредно, он всегда это знал.
И читать на ночь глядя тоже! Саймон залился краской сильнее, чем его сильфа - веселым хохотом. И черт его дернул не спрятать эту книжку куда подальше?
Он сел и укоризненно посмотрел на Эрману, но на ту эти взгляды уже давно не действовали.
- К твоему сведению, - дождавшись, пока смешливая возлюбленная перестанет хихикать, сообщил он, - уже почти три часа дня. Так много спать просто вредно для организма.
Он потер щеку, уколовшись о щетину. Стоило, пожалуй, привести себя в порядок. А то неудобно как-то - перед дамой сердца и в таком виде.

58

- Ну, прости, я соня, лентяйка, здаровьененавистник и вообще ужас всея корпорации - девушка все еще весело улыбалась, но не могла отделаться от мысли, что Саймона ее утренний приступ позитива минимум смутил, если не обидел. Так что в ответ на укоризненное сообщение времени (действительно кошмар, хотя… за вчерашний день стоило и отоспаться) состроила самую раскаивающуюся из своих «рабочих» мордашек. Что-то а на жалось она всегда давила профессионально, но у Глока тоже постепенно вырабатывался иммунитет… Хватило ее не надолго, разведчица опять  рассмеялась и, скатившись на пол, обняла библиотекаря и чмокнула в небритую  щеку. Вот что глупость, но сильфа находила определенную степень ежикообразности даже какой-то привлекательной что ли… Или просто обожаемому она могла простить все что угодно? Все таки первое, наверное. Нет, точно первое.   А еще Эр поняла, что каждое утро хочет так просыпаться, она даже согласна падать с кровати, если потом будет смеяться и видеть любимого.
«Самое доброе - доброе утро… Эм, день, вечер, ночь. Да любое время суток»
- Ванна  на ближайший час моя, - девушка быстро поднялась, стянула с тумбочки резинку и практически в припрыжку пошла  по только что заданному  курсу. Дошла до двери, вспомнила, что вещи в сумке и  с  растерянным видом вернулась к кровати, искать сумку. Пару минут покопавшись на  Мани снизошло озарение, что сумка еще вчера осталась в ванной – Гениальное создание!– пробубнила девушка даже с какой-то долей восхищения собственной рассеянностью и все таки скрылась за дверью.
Только там, при виде своей физиономии в зеркале на хрупкую неприятность напала паника.  Вид ничем не отличался от ее обычно, только раньше ее в такую рань (ну-ну, три часа) никто и не видел. А еще заморыш пожалел, что практически не взял с собой вещей, так что еще нужно было найти во  что бы более-менее симпатичное облачиться.
- Как же с ним все сложно… - проговорила Эр и включила воду. Нет, час это много, она точно справиться быстрее. Ну не умела вечно опаздывающая сильфа долго собираться...

59

Виктор задумался, вспоминая всё то, через что они прошли вместе, и на него накинулась какая-то неминуемая депрессия. Столько всего пережить, и после этого забыть и отпустить, к этому таец не привык, но русский нрав он свободный, не обузданный; похоже Симус не разделял того уважения, которое Виктор испытывает к Тринадцатому, так что лучше прекратить эту тему.
- Сейчас уже нет, но это и понятно, Сандра хорошая девушка; знаешь, за что люблю Лондон? Всё, что там происходило, неизбежно сближало каждого… надо, пожалуй, выходить, - сообщил Виктор и обернулся в поисках полотенца. Он схватил одно из, встал, повязал его и отправился обратно в домик, чувствуя приятное покалывание от смены температур.
- Сближал, значит, да? - под нос пробормотал Симус, вопреки предложению Ли, погружаясь глубже в воду. Неожиданно неприятно кольнуло воспоминание о том, как тогда, в баре, тот самый Тринадцатый, вместе с Ли, Урсуллой и Сандрой просто ушли, оставив их с Рин.
Конечно, если бы они этого не сделали тогда, то сейчас ни он, ни Виктор не были бы здесь... скорее всего, их самих бы уже не было. Но сама мысль о том, что их посчитали за пушечное мясо, за тех, кого не стоит брать в расчет, не вызывала особого восторга.
И этот русский. Было что-то неприятное лично Симусу в том, как Ли о нем говорил.
Ирландец с головой ушел под воду, отфыркался, вынырнув, и тоже решил, что пора бы выходить.
А то эти долгие купания... они до добра не доводят.

Таец облегченно вздохнул, когда понял, что Симус решил остаться там – сам он зашёл в ванную и уперевшись руками о раковину посмотрел в зеркало. А чем всё закончилось-то? Честно говоря, только сейчас Ли понял, что так толком и не помнит, как они спаслись и попали в Корпорацию. Что случилось с генералом, и его сын… парень включил холодную воду и умылся. Всё было как в тумане. Но это же всё в прошлом, не так ли? Надо жить настоящим, будущим, в конце
концов, и всё-таки, складывалось ощущение, что могло всё быть и по-другому…  ведь кто их спас-то?
Симус и Рин.
Целый мир спасли.

- Это ещё что… - удивился он, подходя к небольшому шкафу, где были сложены какие-то вещи. На самом деле, первый раз он этого не видел. Парень достал из ящика и взгляд просветлел. Как давно он не видел! Кимоно! Они с Урсуллой как бы это ни стыдно было признавать, любят кимоно – простота и изысканность в одном полотне. Парень в жизни не видел такой красоты… мужское, интересно, а женские есть? Если ему позволят, он немедленно прихватит самое красивое кимоно Урсулле!
Парень вновь повеселел и начал вспоминать как это одевается.

60

- Что это? - Симус зашел в "предбанник", когда Ли уже переоделся и сейчас с любопытством... и некоторой долей восхищения, рассматривал его, облаченного в легкое кимоно.
- Красивая тряпка, - с улыбкой ответил блондин, – без понятия, откуда оно здесь взялось, но почему бы и нет, там, наверное, и твой размер есть, или ты не любитель кимоно?
- Никогда не примерял, - Симус пожал плечами. - Но все бывает в первый раз.
Он подошел ближе и наугад вытянул оттуда одно, кажется, серое. Повертел его в руках:
- Что б я еще знал, как это носить.
- Я уверен, что тебе это пойдет, - оценил его Виктор на потенциального носителя кимоно. – Я помогу, - он с готовностью подошёл.
- Ну... ладно, - Симус пожал плечами и накинул на себя вытянутую тряпку. - Что дальше?
- Сейчас, - Ли ловко обошёл его вокруг, помог правильно нацепить одеяние, чтобы чётко сидело на плечах, тут же помог ему, обойдя вокруг него пару раз, завязав пояс и недовольно посмотрел на отросшие волосы ирландца – с короткими смотрелся бы гораздо лучше… Ли отошёл и увидел на тумбочке заколку Рин, ту самую, что она швырнула в парня в начале их путешествия сюда… не выкинула, что ж, пусть послужит делу.
– Подожди, - сказал Виктор, собирая волосы  о’Брайли позади и аккуратно закрепляя их наверху. Он обошёл Симуса и вновь предстал перед ним.
- Определённо тебе идёт.
- Странное ощущение, если честно, - Симус повел плечами. С другой стороны, халат и халат. Он халаты не любил, но раз уж такое дело, то потерпит. А вот Ли, похоже, нравилось, да и чувствовал он себя вполне комфортно.
Да и выглядел... Симус проследил за тем, как капля воды, сорвавшись с не высохшей еще пряди светлых волос, стекла по коже за треугольник воротника и, вздрогнув, отвел взгляд.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Измерения » Сенна