Корпорация MayDay

Объявление









ВНИМАНИЕ!

В текущий момент форум приостановил свою работу и находится в замороженном состоянии.
Он остается открытым, как площадка для общения и, если кому-то из наших игроков до сих пор интересен мир Корпорации и он хочет продолжать играть здесь или общаться.
Конец сообщения.
Правила
Обязательны к прочтению

Об игре
Концепция игры, прием в игру, способности, оружие, квесты, время, ранги

Информационный буклет
Сеттинг

Новости по форуму
Все, что мы имеем вам сказать по сюжету, изменениям на форуме и так далее

Что происходит по локациям

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Жилой комплекс » Дом суровых силовиков


Дом суровых силовиков

Сообщений 31 страница 60 из 76

31

Как и следовало ожидать – гениальный план сработал на «ура». Здоровяк покорно спустился на первый этаж, прекратив сеять хаос и разрушения на втором. Ну и кто после этого будет спорить, что Хел не настоящая умница! Это же какие потрясающие идеи появляются в такой хорошенькой головке. Такую девочку грех не взять секретарём.
Возможность приготовить кому-то еды почему-то даже стала казаться интересной. Это же так увлекательно пробовать что-то новое и при этом не опасаться за чужую жизнь. По Джимми же видно, что его хоть крысиным ядом корми, всё равно в больницу везти не понадобится: всё переварит и добавки попросит. А значит, можно спокойно экспериментировать и не боятся последствий.
Вопрос «а первый ль я у Вас?» заставил девушку смущённо покраснеть. Нет, серьёзно, это фраза такая пошлая, или юная леди такая развратная? Хотя, наверно, лучше быть испорченной в двадцать, чем в восемьдесят, как Гретта.
- О, да. Вам выпала небывалая честь, - промурлыкала Сиверс, с трудом сдерживая смех. – Вы будете первым мужчиной, которого я накормлю…
Чёрт, как же ей хотелось вставить в предложение какую-нибудь псевдо остроумную шутку сексуальной тематики. Но нельзя же! Приличная девушка, леди, да что там – хозяюшка! Такие не обсуждают первых и прочих, готовя дорогому гостю изысканное блюдо.
Кстати о блюдах. Проще всего, понятное дело, было бы приготовить бутерброды. Это вообще универсальный материал, который невозможно испортить. Нечего жрать – жри хлеб с маслом. Но вот одна проблема – хлеба не было. Вообще. Ни грамма, ни крошки. Вот и пришлось извращаться. В шкафчике нашлась пачка макарон. С трудом найдя кастрюлю, Хел поставила её на газовую плиту. Хм, вот только чего-то не хватает. «Воды!» - наконец догадалась проклятая и поспешила исправить эту маленькую ошибку.
«А готовить на самом деле просто!» - усмехнулась про себя девушка, добавляя к макаронам полпачки соли и пакетик перца. Ну а что? Если обычному человеку щепотки хватает, то такому здоровяку явно надо побольше, а то ещё вдруг вкуса не почувствует. Она действительно хотела угодить гостю. Может даже не по доброте душевной, а из-за какого-то азарта… В любом случае, она действительно старалась. Консервированная фасоль полетела в кастрюле так же, как консервированное мясо и брокколи. И бутылка кетчупа. И главное майонезик! Все знают, что с ним любая гадость становится просто ням-ням. Хелена смахнула выступившие на глазах слёзы. Непонятно, правда, от чего они были: от гордости за себя или от удушающего зловония, исходящего от кипящей в кастрюле мутной дряни.
Всё было просто прекрасно и почти что романтично, когда в дом без всякого приглашения вторгся разведчик. Мало того, что он даже не извинился (да что там, не поздоровался!), он ещё и закатил сцену-истерику перед холодильником.
- Твои консервы всё равно уже немного подпортились, - безразлично отчеканила проклятая, помешивая своё дьявольское зелье. – Остатки где-то в мусорке.
На секунду в голове появилась мысль, что надо попробовать то, что она готовит. Но запах отпугивал, да. Ну и вообще! Это же для ушастого готовят, вот он и попробует.
Закончив выступление на кухне, Фрост переместился в гостиную, продолжая свою поразительную речь. Если бы не молчанка, наложенная на оружие, Сиверс бы его точно утихомирила парой пуль.
- Если в этом доме и будет групповушка, то без твоего участия, - ответила колкостью девушка, натягивая на руки варежки-прихватки и осторожно поднимая кастрюлю. Больше всего хотелось вылить эту горячую «кашу» прямо на голову Зелла, но Хел сдержалась. Всё-таки для ушастого старалась, не оставлять же его без еды.
- Кушать подано, - сладко промурлыкала юная леди, ставя кастрюльку на стол и обращаясь к Джимми, и тут же закашляла от удушающего запаха, исходившего от неведомого «кушанья». – А ты, - проклятая недовольно зыркнула на Фроста, - ты перебьёшься. Не для тебя я старалась и мучилась у плиты.

32

Джимми поочередно постукивал четырьмя пальцами по коленке, приподнимая копыто в такт музыке гармонии, что сейчас звучала где-то в подсознании. Ах, что ж за красота такая! Прекрасная самочка старается для него, для своего Героя, готовит, чтобы насытить после долгих странствий и подвигов. А исследование чужого дома эт действительно подвиг! Тем более, дома с такими узкими коридорами и большим количеством всяких маленьких штучек, которые можно раздолбать. Ах, дивная музыка сыпящегося порошочка на дно кастрюльки, выдавливания тюбиков, что-то тяжеленькое, хруст, перезвон…единственное, что слегка напрягало – шум пламени. Не то, чтобы здоровяк боялся огня, он умел с ним обращаться. Да, понадобился не один год, чтобы при чирканье спички не загоралась великолепная шевелюра, шерстка на плечах или хвост, но теперь-то все ок. Определенно ок.
Хлопанье двери заставило уши оттопыриться. В остальном Герой все также продолжал расслабленно сидеть на своем тепленьком местечке и вилять хвостом. И кто бы это мог придти к леди Сиверс именно в тот момент, как она готовит ему еду, и когда она уверяла, что живет одна? Ох, где-то тут есть какая-то несостыковочка. Но у Героя сейчас не было никакого настроения расспрашивать блондиночку чепочем, ведь, как показывает многолетняя практика, если женщина что-то говорит, ей лучше верить без лишних вопросов. А то если начнет права качать, перестанет готовить.
Соизволив-таки повернуть голову в направлении движухи, Джимми с интересом рассматривал блондинчика. О, какой персонаж. Больше, бооольше, еще БОЛЬШЕ ДРАМЫ. А сверху чего? ЕЩЕ ЕЩЕ ЕЩЕ БОЛЬШЕ ДРАМЫ! И тушенки.
Со вкусом драмы.
Продолжая почесывать шею, Джимми сощурил глаза, виляя хвостом. Эх, жареных таракашков бы к этой славной по запаху еде. Они в самый раз к мыльным операм. Хелен-то оказывается, та еще штучка! И чуть не затащила его, Героя, в свой порочный любовный треугольник! Вот коварная женщина. Или же это все влияние того типчика. Он что, братец Хелен? Души у них явно родственные. Пооофиг, главное – жрачка. Которая поспела как раз в тот момент, когда Герой открыл было рот, чтобы представиться.
- Хооо, благодарю, леди Сиверс!
Оживившись, Герой с интересом разглядывал предложенную еду. Выхватив у хозяйки поварежку, Джим с интересом все это размешал, наклонив голову. Ммм, да, с этого боку, где есть поджаренная корочка, оно таааак сладенько пахнет, слюньки так и текут! Отсюда и следует начать. Определенно.
Закинув ногу на ногу, чтобы удобнее было держать возле себя всю кастрюлю, силовик глубоко вдохнул аромат блюда.
Зачерпнув порцию повесомее, чтоб там были кусочки каждого компонента, Маллой отпробовал немного. Облизнулся, почавкал. Ммм, кетчонез это было весьма мудро, придает больше пикантных ноток, и он даже слегка подрумяненый, не расплывается жирным пятном, держится плотненькой колбасонькой, а эти недоваренные хрустяшки-вермишельки вообще гениально! О, богически, мясистые жиренькие шарики с мягкими рыбными косточками, так и таят на языке..и, кажется, вытекают через дырочку в зубах? Вытерев рот тыльной стороной ладони, Джимми почавкал, чтобы оценить послевкусие. Мммм, поджарочка. Конечно, Маллой предпочел бы побольше специй, но и так вполне ниче так. Сносно. Перчику б, кругленького который.
Да, вполне. Но и так хорошо. Да.
- ННнннямс! Эт все мне али…ээээ…Ваш…гость совсем не желает отпробовать Вашего фирменного блюда? Как оно, кстать, назваться?
Облизнувшись, Герой зачерпнул половничком жижицы и протянул его поближе к блондинчику с самодовольной ухмылкой. Чтобы тот оценил весь букет ароматов и цветовых оттенков. И завидовал, что такая вкуснота готовилась по персональному заказу обладателю счастливой красной кепки.

33

Еду съели, от секса отлучили, да к тому же ещё и издеваются. Что-то здесь было явно не так. Возможно, всё это даже было подстроено, чтобы испортить Фросту настроение на несколько дней вперёд. Да, Хелена определённо способна так поступить, и ради его кислой мины готова даже подойти к кухонной плите. Нельзя доставить ей ещё больше удовольствия, уйдя отсюда с обиженным видом.
Подозрительно уставившись на странную субстанцию непонятной консистенции, которой с Зеллом так учтиво решили поделиться, Фрост уже обдумывал коварный план мести. Нет, есть это он определённо не хотел, однако ради высшей цели, коей является насолить проклятой, можно было и запихать себе в глотку эту гадость. А потом, выждав театральную паузу, вывернуть всё это обратно. Прямо на ковёр девушки или, в крайнем случае, на неё саму. А что, сама же виновата, в следующий раз будет готовить что-то более съедобное и приятно пахнущее. Да, определённо, не особо переваренные остатки её кулинарного шедевра вкупе с завтраком Зелла способны произвести подобающий эффект на Хелену, а точнее на её нервную систему.
С другой стороны, Зелл никогда не был подобной скотиной, и, становится таковой, не собирался.
- Спасибо, но я, пожалуй, откажусь. – вежливо ответил Фрост, отводя от себя рукой предложенный деликатес.
- А ты, - строгий взгляд на Хелену, - могла бы и представить нас друг другу. Разве леди ведут себя так невоспитанно? Что бы сказала Гретта, увидев такое?
В голове Зелла было еще очень много вопросов, которые он хотел бы задать. Среди прочих, его очень интересовало, было ли что у этой парочки и, если да, то каким именно образом. Судя по размерам сидящего на диване создания, там большим должно было быть всё. И тогда логично было задаться вопросами: а как, а куда и каким образом… Но ведь Фрост был джентльменом, а посему решил оставить эти грязные, но очень уж интересные вопросы на потом, когда они с Хеленой останутся наедине.

34

О, это неземное чувство, когда удаётся угадить мужчине, пошедшему на такое рискованное мероприятие как дегустация блюда, приготовленного проклятой. Хел приложила ладошки к своим щёчкам, изображая крайнее смущение. Ну какая же она всё-таки прелесть. Умница, красавица, отличный боец, настоящая леди, а теперь ещё и превосходный кулинар. Глядишь, в скором времени можно будет свой ресторанчик открыть, который послужит отличным рынком сбыта для просроченных и подгнивших продуктов.
Леди Сиверс недовольно надула губки, когда разведчик отказался от предложенного угощения. Не сахарный же, не растаял бы. Да даже если бы ему желудок этим гурманским блюдом разъело, всё равно бы восстановился в скором времени. Мог бы и пострадать для приличия немного. «Пф» - фыркнула про себя Хелена, которой, в принципе, не очень-то и хотелось кормить надоедливого Фроста, вечно приходящего не во время.
- Ну, Гретта сказала бы что-нибудь вроде… Разведчик? ТЫ почему ещё не издох? – грозно отчеканила Хел, пытаясь спародировать тон своей наставницы. – Впрочем, это действительно невежливо с моей стороны.
Девушка ненадолго замолчала, переводя взгляд с одного гостя на другого и выбирая с кого начать. С одной стороны был разведчик: сильный, смазливый, наглый и очень тупенький. С другой… огромный пушистый монстр с ушами-локаторами, не далеко ушедший по интеллекту от предыдущего кадра. Вот и кого в такой ситуации выбрать?
- Джимми Маллой, который совершенно не малой, - наконец улыбнулась Хелена, не отрывая взгляда от ушастого. Почему он? Ну, так ведь размер имеет значение, это все знаю. - Герой, великан, стажёр. Обладатель пушистого хвоста и старой кепки.
Проклятая перевела взгляд на Зелла и хитро прищурилась, подбирая колкие слова для старого знакомого.
- Зелл Фрост, который считает себя разведчиком, а на самом деле является хроническим алкоголиком. У бывших глав вызывал раздражение, а новый вряд ли даже знает о его существовании.
Ну вот и познакомились. Вопросы о рукопожатии пусть решаю сами, Хелену подобные мужские ритуалы волновали крайне мало.

35

Здоровяк усмехнулся. Какой же человек в здравом уме отказывается от халявной еды, приготовленной прекрасной юной мисс? Одно осознание того, что малышка старается ради Героя, вона какая сразу деловая и гордая, практически светится. А «практически» явно из-за присутствия нового гостя. Хотя они уже не первый раз видятся, это точно, и знают друг друга, и…что-то явно тут не так. Чувствуется некая нотка напряжения в их препираниях. Пфф, нотка напряженности. Ххха! Та какая разница, пусть хоть перегрызутся, Героя это не касается никаким боком, он тут всего лишь гость, молчаливый скромный неимоверно красивый наблюдатель. Лишь бы еду не отымали. Хотя если парень потянется волосья драть хозяйке дома, придется его остановить. Долг Героя и все такое. А иногда геройство необходимо как раз чтоб уберечь жертву, от девичьего гнева, но здесь явно не тот случай.
- Нуизря.
Усмехнувшись, здоровяк продолжил увлеченно поглощать пищу, открывающую все новые и новые грани вкуса. То больше остренького, то сладенького, а вот в этом углу кастрюли явно пригоревшие хрустящие макарошики. И самая красота в том, что можно самостоятельно отковыривать того и другого, и смееешивать. Ням!
Облизываясь, иногда закрывая глаза, чтобы глубоко вдохнуть весь этот богатый аромат, заставляющий шерстку становиться дыбом и мягонько, слегка покалывающе опускаться.
- Ну здрямс, разведчик Зел, - Джимми, явно нехотя оставив поварежку с едой, протянул руку блондину, предварительно вытерев перчатку о явно несвежую майку, преештопанную раза четыре точно. Огромные четырехпалые руки в перчатках с металлическими вставками и светяшками.
- А чт ты тут разведываешь, м, Зел?
Рассказывать в чем тут вся интрига и напряг явно никто не собирается, так почему бы просто не спросить. Хуже-то не станет. Может даже, услышав одну точку зрения, Хелен выскажет свою, и начнется конструктивный диалог, где все выяснят свои недовольства и пообещают исправиться. И заплатят дяде Джимми за консультацию у семейного психолога. Может даже еще одной порцией этого богического нектара.
- Али вы брат и сестра? – переходя взглядом с леди Сиверс на блондина, Джимми без труда нашел схожие черты. Блондинистые волосы, глаза синеватого оттенка, телесный оттенок кожи, пять пальцев на руках, мешок пафоса и самодовольства, пара практически индентичных тележек драмы. И это не говоря уж про два глаза, двое рук и даже две ноги. Та они ж практически близнецы! И как столь простая истина не зародилась в лохматой головушке раньше. Должно быть это все жрачка виновата.
Слишком уж богична.
Устроившись поудобнее с кастрюлькой в обнимку, Джимми поправил кепку, чтобы она не заслоняла слишком много света, и ни одна нямская поджарочка не сумела скрыться от поедателя. Ну и заодно чтобы наблюдать за развитием драмы. А то с надвинутой кепкой приходится головой вертеть. А так идеально-шикарный обзор.

36

Большую часть того, что рассказывала Хелена, Зелл пропустил мимо ушей. На самом деле зря он это начал, ведь теперь скрывать своё безразличие ко всему происходящему станет в разы сложнее. Впрочем, проклятая упомянула и то, что Фрост никак не мог оставить без ответа.
- Верно, - буркнул Зелл, - но руководителей отдела меняют как перчатки, а я всё ещё на своём месте. Последняя, к слову, сошла с ума. Уж не с твоей ли помощью? – ненавязчиво поинтересовался разведчик, не особо надеясь на то, что девушка соизволит ответить. Так или иначе, слова Зелла были правдой, ведь за его время пребывания в корпорации менялся уже третий или четвёртый руководитель. Наверное, слишком ответственная и изматывающая должность. Ведь это не просто, подписывать целыми днями бумажки, сидя в четырёх стенах.
- Готов поставить бутылку сносного коньяка на то, что и этот… - Зелл прервался на полуслове, отчаянно пытаясь вспомнить, как же зовут его непосредственного начальника, но все усилия были тщетны. Сложно вспомнить то, чего не знаешь. – а, не важно. Его тоже скоро сменят, а я буду продолжать своё тихое существование.
- А ты, значит, стажёр, - Фрост перевёл взгляд с Хелены на Джимми, - Что-то последнее время развелось слишком много стажёров. Кто ж вас всех хоронить будет, - вслух размышлял Зелл, не особо придавая значения своим словам. – Впрочем, внешний вид у тебя внушительный, а в нашей сфере это главное, - Зелл вновь перевёл взгляд на Хелену и самым наглым образом стал пялиться на сиськи девушки.
Вопрос о родстве с Хеленой чуть было не вогнал разведчика в ступор. Как вообще можно было такое подумать?
- Брат и сестра? Да с чего ты вообще это взял. Посмотри на меня, - Зелл постарался как можно удачнее повертеть головой то вправо, то влево, демонстрируя своё идеальное лицо во всевозможных ракурсах так, чтобы гость мог отчетливо всё рассмотреть. Идеальные черты лица, сексуальная ямочка на подбородке, белоснежные зубы, миленький нос, красивые, завораживающие глаза и идеальные волосы, - а потом посмотри на неё. Нет никаких причин считать нас родственниками, даже отдаленными.
К сожалению самого Зелла, ответа на второй вопрос он и сам не знал. Действительно, а зачем он сюда вообще пришел? Еда? Ему просто стало скучно? Или, не дай Бог, ему стало одиноко, и он хотел увидеть Хел? Нет, этого точно не может быть. Наверняка всё дело в том, что ему просто захотелось слопать банку консервов, на которую он возлагал большие надежды. А то, чем и с кем тут занимается проклятая, не имеет для него никакого значения.

37

Джимми постучал пальцами по ручке кастрюльки. И почему это все самое вкусное так быстро заканчивается? Может, стоит попросить добавки? Дамам обычно крайне приятно, если гость не просто хвалит их стряпню, но и просит чуточку больше, выражая тем самым почтение к ней как к хозяйке. Но, кажись, Хелен не особо-то и расположена готовить в присутствии этого блондинчика. Наверное потому что он готовит лучше нее.
Нащупав особо толстенькую поджарочку, Маллой тут же ее отковырял, начав с упоением чавкать, едва ли не посапывая от удовольствия. Кончик хвоста барабанил по ножке дивана. Вытерев рот тыльной стороной ручищи, Герой продолжил хрустеть, явно пытаясь подобрать правильные слова для аргументированной беседы, кроша на колени и, кажется, пол. Заметив эти пятнышки, здоровяк невзначай так подвинул копыто, чтобы заслонить грязь. Хелен же велела не гадить, вот сейчас ору-то будет, еще за ухо схватит, мыть заставит… Ну а чего в этом, собственно, такого? Исправлять свои ошибки это ж тоже своего рода геройский поступок. И вообще, это просто рисунок на ковре такой, а пятна на штанах итак всегда были.
- Так есль мног новобранцев, значица, есть нужда в силушке богатырской. Али переживаешь, что твое тепленько местечко попытается занять кто-то покрасивше?
Усмехнувшись, Джимми отставил-таки опустевшую тару. Вообще он хотел оставить ее себе на некоторое время, чтобы запах впитался в майку и подольше сохранился. Поскрести еще поджарочек. Но передумал. Мало ли у Хелен пунктик какой на счет грязной посуды или посуды в руках малоизвестных личностей, или, что еще хуже, обслюнявленной и надкусанной посуды. И заодно так посуды вообще.
Сузив глаза, Джим почесал подбородок, вновь погружаясь в размышления. Звучное почесывание ухоженных бакенбард.
Здесь определенно есть какой-то подвох. Или проверка новичков, внимательно ли они читают правила? Пффф, да Джим наизусть знает каждое из них! Не суй пальцы в разетку, хотя это и не получится, розеток под такие культяпки еще поискать надо, не суй голову в печь, пока там горит огонь, не ешь неизвестных животных, а то вдруг потом окажется, что это был твой сосед, который теперь не вернет долг, и все такое.
- Эээ Героев после смерти забирают боги, ибо мы есть их творения. Они возьмут остатки тела, решат, возможна ли реанимация разума, есль не – разбирают на запчасти и клепают новых Героев. У вас развь не так?
Шмыгнув носом, Джимми вновь потянулся пальцами к кастрюльке, заглядывая внутрь. Ах, вот ведь незадача, все также пусто.
Грустно вздохнув, здоровяк без особого энтузиазма смотрел на Зела. Ну мужик как мужик, ничего особенного. Ни рогов, ни хвоста, ни крокодильей морды, стреляющей лазером изо лба, да даже челюсть не раздваивается. Было б чем хвалиться, пффф. Затем медленно перевел взгляд на хозяйку дома. Снова на силовика.
- Та лаааадн! Светлые волосы, две руки, пять пальцев на каждой, у тя нос больше чутка, потому что леди Сиверс самочка, у них носик меньше. Ну подбородок чутка помят, так силовики частенько в морду получают. И уши. Тоже у леди Сиверс меньше. Форма-т почти одинаковая, тольк те сережки повисявистее нацепить, и один в один буит. Синяки под глазами, зубы ровные, оба как дощечки. Хотя…да, ты без рюшечек. Ииииили?..
Оскалившись, Джимми поправил кепку.

38

Ох уж эти мужчины, вечно хвосты распускают как павлины и начинают бахвалиться в духе «да ты кто такой, а вот я…», «ахах, держись за своё местечко, а то я его уведу». Пф, можно подумать, что в этом есть какой-то толк. Понятное дело, оба хотят выглядеть как можно круче перед такой прекрасной особой как проклятая. Да только вот каждый знает, что для женщины важнее всего размер. Причём оба показателя: и толщина, и длина. Ну что может быть нагляднее толщины кошелька и длины банковского счёта? Так что вместо того, чтобы пустозвонить, могли бы просто предоставить годовые отчёты о доходах.
Хелена недовольно насупилась, когда ушастый посмел предположить, что юная леди состоит в родстве с разведчиком. Ну как так можно?! Она же само совершенство, а Фрост так себе. У неё - точёный носик, как у старинных фарфоровых кукол, огромные бездонные глаза, красоте которых позавидовала бы любая богиня, и пухленькие губки, достойные того, чтобы их воспевали в своих стихах величайшие поэты. А лицо Зелла… скажем так, по выразительности оно ушло недалеко от самого обычного кирпича. Тело у разведчика, конечно, было не плохое. Но разве можно этим удивить леди, работающую в силовом, где таким сложением может похвастаться каждый второй?
Услышав что-то про дощечку, Хел даже не поверила своим ушам. Нет, серьёзно, если бы она могла, она даже пошевелила бы ими, пытаясь вновь уловить эти странные звуки. Ей, конечно, много чего нехорошего говорили о её фигуре. И плоскодонкой называй, и доской… да что уж, даже прыщами её грудь нарекали. Но чтобы вот так, как бы между прочим, небрежно бросить в разговоре, что она недостаточно фигуристая… да ещё при этом и сравнивать её с мужиком. Разве можно такое простить? Она, значит, мохнатому есть готовит, а он себе такие вольности позволяет.
Быстро подскочив к невоспитанному гостю, Хел ухватилась своими цепкими ручонками за его огромные уши, дабы тот не вертел головой и мог внимательно рассмотреть её выдающийся бюст вблизи.
- Я не дощечка! НЕ ДОЩЕЧКА! Это разведчик дощечка, а у меня есть грудь! Видишь-видишь? – девичья гордость почти первого размера угрожающе приближалась к лицу Джимми.

39

- Большое количество новобранцев означает лишь то, что вы занимаете штаб. Вряд ли вас куда-либо отправят в ближайшие месяцы, ведь если вы не справитесь, корпорация понесёт значительные убытки. А значит, таким, как ты, еще предстоит пройти курс молодого бойца под руководством кого-нибудь опытного, - интерес Зелла к диалогу пропадал всё быстрее, а потому разведчик уже стал подумывать о том, как бы незаметно отсюда свалить, - Хотя наш секретарь должна лучше в этом разбираться. Ты как считаешь, Хел? – демонстрируя всё своё уважение к столь значимой персоне в структуре силового отдела, Фрост уставился на девушку.
Устав ждать, когда же юная хозяйка предложит гостю прохладительные напитки, чтобы тот не мучился от жажды, Фрост залез во внутренний карман своего плаща и осторожно выудил оттуда небольшую фляжку. Аккуратно взболтав, Зелл хлебнул содержимое и тут же скорчил гримасу, выражающую сразу и отвращение, и удовольствие.
- Вот про дощечку это ты зря, - пробормотал блондин, но было уже поздно. Девушка уже услышала его слова и произвела у себя в голове все последующие вычисления, - Впрочем, не согласиться с тобой  я не могу, - мужская солидарность как она есть, пусть даже они оба рискуют получить весьма опасные для здоровья травмы.
- Слушай, Хел, а ты действительно собиралась с ним переспать? – закурив, поинтересовался Фрост, - Нет, я ничего против не имею, однако интересен сам процесс.  А как ты собиралась это сделать? – невинным голосом спросил Зелл, удовлетворяя своё любопытство. Ведь такой внушительный Герой должен иметь внушительные размеры. Да у него одна рука толще, чем талия Хелены, что уж говорить о других частях тела.
Представив возможные варианты и исходы их секса, Зеллу стало не по себе. Всё таки быть человеком в нормальном человеческом обличие не всегда так уж плохо. В этом есть и свои плюсы. Конечно, сломать хребет себе подобному одной рукой не получится, однако масса других проблем отпадает сама собой.

40

Джимми всегда любил говорить с собратьями-Героями, когда их видел. Махал руками, орал что-то на пол-улицы, пытался делиться опытом, чтобы больше никто не хватался за раскаленные металлические объекты просто из любопытства, травил анекдоты и байки, хвастался сокровищами, которые раскопал на помойке. В основном, конечно, это были монологи, посвященные быстро удалявшейся спине, но попадались и достойные слушатели, которые с интересом ловят каждое слово, комментируют, прибавляют пару поинтов к харизме. Преимущественно публика 7-15 лет. И, видимо, Зелл под это возраст не подходит.
- Большое количество новобранцев это бла-бла-бла бла-бла бла-бла-бла-бла-бла. Бла. Понятненько? – Герой закатил глаза. Парень вроде молодой на вид, но чушь несет в массы явно на протяжении десятилетий, как же иначе такие мышцы-то накачал. Нет чтобы рассказать о родной планетке, о подвигах и приключениях, о происхождении такого клевого плащика или хотябы парикмахере, который столь тщательно маскирует его натуральный цвет волос сединой, поделиться опытом с новичком или хотябы поведать о цели визита в дом леди Сиверс, неееее, какой там. Гораздо интереснее пафосно-неразговорчиво расхаживать по чужому обиталищу, проверяя, одинаково ли шагов от дивана до холодильника и от холодильника к дивану.
- А? Чонетак с досками?..ЫЫыыы!
Рефлекторно зажмурившись от неожиданный прикосновений к весьма чувствительным торчащим частям тела, которые тутже приняли нежно-розовенький оттенок, Джим нахохлился. Точнее, шерсть сама встала дыбом, защищая хозяина от нападения девицы в рюшечках. И опустилась, как обладатель разлепил-таки глаза, взирая на открывающиеся просторы. Равнины. Ну с парой холмиков. Хотя за счет ракурса они кажутся чуть ближе, чем с двух-с-половиной-метровой высоты, да что уж там, они видны! Эх, будь самочка погабаритнее, можно было бы сделать пафу-пафу. Да с самочкой погабаритнее что угодно можно было бы сделать!
Надо сказать что-то утешительное хозяйке дома. Наверное, что вторичные половые признаки это не столь важны как первичные? Или что неважно какой размер, главное, как его преподнести? Или что главное это красота душевная, ведь переплюнуть в красивости и улетности Маллоя практически никому не под силу? Или что…пффф, та тут же гиблый случай! А долг героя обязует говорить правду, коль бы сурова она не была.
- Пффф, ты ж богата, так гены поменяй. Али силикону подкачай, коли так паришься. На крайняк ваты…ыыыЫЫЫЫЫ! Уухи-ухи-ухи!.Понежнее!..
Вновь зажмурившись, Джимми постарался ухватить прелестницу за плечики и отодвинуть ее подальше от уже покрасневших ушей. Достаточно крепко, чтобы приподнять и отодвинуть в зону недосягаемости геройских ушей, но не так сильно, чтобы сломать. Обычно так Джим отодвигал от себя особо надоедливых детенышей, решивших проверить настоящность бакенбардов. Еще б! Встреть Герой кого-то с такими же клевыми баками, тоже б не удержался от восхищения.
Наклонив голову, чтобы разглядеть серьезность лица блондина, Джимми сузил глаза, мееедленно переводя взгляд на красавицу блондинку.
- Ооооу…ОООООУ! Леееееди Сиииверс, – здоровяк оскалился, демонстрируя недостаток нескольких зубов, многозначительно повел бровями. Вообще он слышал о ненасытности некоторых женщин, но не настолько ж, чтоб приглашать домой мужика в несколько раз больше размером и весом. И еще одного мужика. Или, стоп, он что, в зрители хочет записаться? А это вообще, законно?

41

- Отправят, ещё как отправят. Стажёры ж не такие как ты. Они работают, - огрызнулась проклятая, даже не глядя на разведчика. Ну а что он выпендривается, умничает тут? Ясно же, что нельзя давить на силовика, который к тому же ещё совсем недавно прибыл. Может у него душа нежная и ранимая. Ничего, освоится, привыкнет, начнёт работать как и все. Ну а не справится, так вернётся домой. Целиком или по частям, тут уже как повезёт. Хотя, что с таким здоровяком может случиться? Вон, Фрост же жив и здоров. Хотя его сама Кварцштэйн пыталась в начале довести до цирроза печени, а затем и до ручки. И ничего, халтурит себе до их пор, как будто ничего и не было.
Нет, проклятая, конечно, всегда знала, что Зелл недоволен её размерами. Но всё ж надеялась, что в такой момент он окажет моральную поддержку ей, а не ушастому. Первым делом захотелось швырнуть в него туфлёй. Но тут было сразу два «но»: во-первых, нужно было для начала отпустить уши мохнатого, а во-вторых, с этой самой туфлёй могло что-нибудь случиться. Поэтому, проклятая просто поморщилась и недовольно фыркнула, с трудом сдерживаясь, чтобы не разразиться бурными проклятиями на всех известных ей языках.
- Ты бы о своих размерах волновался, - угрожающе прошипела юная леди, обращаясь к разведчику. – А то в некоторых местах ты намного меньше, чем должен быть.
«Господи, что я делаю». Серьёзно, это было так неприлично. Перед глазами так и появлялся образ Гретты, осуждающей и недовольной. И советующей просто найти какую-нибудь магическую пушку, пристрелить разведчика и избавиться от этой головной боли навсегда.
Хел разжала руки, освобождая уши Джимми, и обиженно насупилась. Одно дело, когда тебя оскорбляют по привычке, как это делает разведчик, и совсем другое, когда гадости говорит кто-то малознакомый, с кем вроде как стараешься вести себя по-доброму. Эх, мужчины. Собираешь свою самооценку годами, привыкаешь к неизменному внешнему виду, ищешь плюсы в таком теле. А потом приходит кто-то новый и как бы между прочим отмечает, что фигура у тебя совсем не «ок». И сделать даже ничего нельзя! Ну, какие гены, какой силикон, если она стала такой по воле божьей. Хотелось просто взять и расплакаться, как обычной обиженной девчонке. Если бы она только могла. Но нет, туш с ресниц может потечь, да и вообще она секретарь силового. Вот и приходится действовать как обычно: истерично, неприлично и грубо.
- А ты вообще козёл невоспитанный! – вскрикнула Хел и пнула мохнатого гостя по ноге.
Подумаешь, весь такой волосатый, ушастый с копытами и хвостом. Ещё и равнины не любит. Не иначе как скучает по горам, где раньше щипал травку.
Да какой тут секс, когда тебя уже морально поимели и унизили. Всё, никаких больше силовиков, пора переходить на хилую интеллигенцию. Вот только как можно якшаться с мужчинами, которые даже не в состоянии её перепить?
- Если Вам так не хватает интима, - с самой сладкой улыбочкой начала Хел, - то вы можете подняться наверх и составить друг другу компанию. А я пока посижу здесь и посмотрю телевизор.

42

Джимми отодвинулся на диване чуть дальше, пока тот не скрипнул, выражая свое недовольство всякими поползновениями малоизвестных личностей, а заодно вступая в дискуссию. Видимо, диваны тоже комплексуют, когда не восхваляют их мягкие выпуклые части. И откуда вообще эти дурацкие комплексы?! Комплексы для слабаков! Быть уникальным и неповторимым уродом круто!
- Ыыыы!
Поджав уши и хвост, здоровяк вжался в диван, закрываясь руками. Огромный сильный волосатый Герой, сжавшийся в комочек, закрываясь от девочки в рюшечках. И от ее страшных побоев до полусмерти. «Небразованный козел». Уау, сколько негатива высказано столь емкой и красноречивой фразой. Как будто глядя на потрепаную одежду, манеру поведения, жесты, чувствуя аромат геройской ауры или даже слыша говор Героя, можно предположить что-то иное. Очевидное неочевидно? Или это был крик души, который верил в великолепие и доблестную безобидность героев, но был столь нагло и горько разочарован? Но ведь как же тогда геройская честность. Или тут дело вовсе не в героизме, а чем-то женском подсознательном?
Приоткрыв правый глаз, Маллой смотрел на взбешенную блондиночку, которая то злится и краснеет от злости, то тутже сдувается, снова улыбается и хихикает. И красными остались только щечки и кончики ушков.
Ох уж эти женщины. То они злятся, то довольно хохлятся, но на вид только злятся, то вообще не злятся, но выглядит именно так, ибо им надо поддерживать статус, то они только хотят выглядеть злыми, чтобы к ним не подходили, то наоборот, прикидываются нормальными, но стоит сказать что-то не так, да нет, вообще хоть что-то сказать… Кааак, вот кааак так можно существовать, забивая свою голову столь огромным количеством условностей и тонкостей, когда можно быть просто Героем – говоришь что думаешь, честно, то, что действительно чувствуешь и думаешь. И везде профит.
Но все же как-то нехорошо бесить геройской правдивостью прелестную мадам настолько, что она аж дерется. Хотя обычно взбешенные женщины предпочитают кидаться предметами. Значит, Хелен просто в ярости, и вполне может самовоспламениться. Джимми ни разу не видел подобных инцидентов, но отсутствие доказательств это ж еще не доказательство отсутствия. Поэтому, чтобы успокоить женщину, стоит применить всем известный прием, который не подводит ни когда. Спросить напрямую. Хотя обычно при этом женщины супятся, тяжко вздыхают, давая понять, что ничего неок, но при этом говорят что все как раз-таки ок.
- Та че я опять-не так сделал-то? Ну люблю женщин погабаритнее, так это ж чтоб не сломать ненароком.
Медленно опуская руки, Джимми все еще держал уши опущенными. Так, осторожно, без лишних движений, а то хозяйка дома вновь рассвирепеет и додумается-таки выставить за порог. Конечно, у нее это физически не получится, хотя кто знает,  вдруг схватится за огнемет…надо вести себя максимально обходительно и манерно. По-джентльменски. Надо..сопротивляться…инстинктам…и многолетнему Геройскому воспитанию…
- Леди Сиверс оставит нас вдвоем в своей комнатке? И будет потом сладко спать в своей постельке, зная, что там происходило? Есль Вы так хотите оставить себе на память чуточку Геройского, вон, могу майку оставить. Как это..трофей! Ну иль половая тряпа, как уж Вам угоднее.
Маллой вилял хвостом, отстегивая левый рукав от майки. И недовольно фырчал, чувствуя, что вместе с замком он может лишиться и клока гривы.

43

Погабаритнее, конечно. Все они мужики такие, только о сиськах и думают! А как же внутренняя красота? Хелена же прекрасно стреляет, отлично готовит, разбирается в отчётах Главы, обладает совершенными манерами и таким же нравом. Хотя нет, внутреннюю красоту придумали для неудачников, которым больше похвастаться нечем. А она же не такая! Очаровательное личико с точёными, как у фарфоровой куклы, чертами, тонкая талия, длинные ножки. Да у неё и грудь более менее нормальная. Как раз под ладошку (её). Только кто ж виноват, что все мужики себе такие лапищи поотращивали, что приходиться теперь комплексовать.
- Меня вообще-то сложно сломать, - недовольно фыркнула Хел. – Я очень ловкая и гибкая, - самодовольно добавила девушка, вспоминая сколько раз ей удавалось уворачиваться от ударов многочисленных противников. И здоровяки среди них тоже были, ага. Бесполезных не берут в силовой! Даже по блату.
- А не надо ЭТО делать в моей спальне! Есть и свободная комната, для гостей. Моя постелька используется только мной или со… Ты что вообще творишь-то?!
Проклятая смущённо закрыла лицо руками. Ну, как закрыла… Закрыла, но подглядывала. Приличная девушка вроде как смотреть не должна, а вот любопытная вполне может. Вот и приходиться совмещать. Да и вообще, это может даже не для собственного удовольствия, а сугубо по работе. Надо же оценить сотрудника со всех возможных сторон. Вдруг Джонс попросит отчёт написать, а его секретарь не в курсе происходящего? Впрочем, вряд ли Главу силовиков интересуют тела других мужчин. Зато вот его помощницу очень даже. Баланс в отделе соблюдён.
- Не остана… в смысле прекращай по-хорошему… - чуть слышно пробубнила Хел, не отрывая взгляда от здоровяка.

44

Ссутуливаясь, мужчина повел красным ухом, осторожно почесав кончик весьма чувствительной тепленькой конечности о мохнатое плечо. Надо ж аккуратней относиться к своим гостям, холить, лелеять, а не таскать за уши….хотя сам факт того, что прекрасная мисс пожелала оторвать и оставить себе на память весьма характерные Джимми части тела, воодушевляло. Все же лучше лишиться части ушка, чем, скажем, хвоста или копыта. Надкусанное ухо это ведь даже почти показатель брутальности, как боевое ранение, шрам, про который можно рассказать душещипательную историю, от которых сердце прекрасных дам будет замирать от восторга переживаний за любезнейшего и храбрейшего из Героев, а юноши будут мечтать о том, чтобы приблизиться к Великолепному и неподражаемому Джимми, тоже пойти по стопам Героя, проситься в ученики, приносить в дары всякую вкуснятину… И всего-то надо, что лишиться ушка. Ну, это ж всего лишь пол уха, не целиком, а так, махонький кусочек, который никак не повлияет на слышимость. Вот надкусанный хвост – эт некруто. Ну а без копыт было бы немного тяжко ходить и геройствовать. Хотя если раздобыть одну из тех механических ног, что была на витрине, супер-мега-имплант из блестящего адамантита и встроенным ракетометом, что безусловно удобно при пользовании ногой…
Щелчок замка на плече.
Пффф, ну да. Все ловкие, гибкие и проворные, пока разок не попадут под прямой удар, который как-то быстро переламывает тоненькие ноженьки, и все, уже ты не быстрый и не ловкий. Хотя иногда хватает и чего-то более простого. Например, обезвредить врага, сев на него. Обычно «шустрые» макаронины вроде Хелен не тренируются в поднятии при отжимании тяжести в 200 кило, но так забавно верещат и извиваются, когда их прищемило. Или, как показывает практика, можно просто прилечь рядом, крепко и нежно обняв, прижимая ближе к себе, к мягонькой черной шерстке…и через часок, или даже меньше, пойти отмывать эту самую шерстку от содержимого желудка затискиваемого. Эх, и почему столь малое количество людей и нелюдей способно оценить всю животную красоту и аромат великолепного Героя?!
- А? Чет не так? – не расслышав бубнение блондинки, Джимми тряхнул роскошной черной гривой, из которой полетели маленькие черные перхотинки, наполняющие воздух вокруг мужика несравненным ароматом жженой резины. И после шикарной демонстрации своих актерских данных для участия в рекламе шампуней, а также великолепных физических данных, насупился, уставившись на выроненную красную кепку. Подобрал, усадив на место.
- Леди Сиверс, теперь частичка Героя будет всегда с Вами, - улыбнувшись, мужчина выпрямился во весь рост, протянул свою майку прелестнице. Весьма специфично пахнущий кусок тряпки, сшитый неумехой из лоскутов неопределенного цвета, по объемам весьма подходящий для хранения картошки. Почесывая огромной четырехпалой ручищей шею и плечо, Маллой закашлял от переизбытка кислорода, который никак не глушился весьма специфичным ароматом ношеной не один год майки. Постучав себя по волосатой накаченой сильной груди, здоровяк поцокал к лестнице, вглядываясь в дверь комнаты с рюшечками. Кисточка хвоста виляла из стороны в сторону.
- Так, гостевая спальня? Она ж вродь закрыта? Али куда гости приходят, там и гостевая? – усмехнувшись, Герой почесал коленку, глянув на Зелла.

45

Свернутый текст

Согласованно с дезертиром =\ Любые кирпичи швырять в его сторону

Хелена двумя пальчиками, да что там пальчиками, скорее даже коготками, подцепила нечто непонятное, отдалённо напоминающее грязную половую тряпку, но почему-то считавшееся у Героя одеждой. Подцепила значит, и тут же бросила на пол. Можно было, конечно, подумать, что это от неописуемого восторга, накатившего непреодолимой волной на хрупкую леди, когда она наконец узрела чуть менее одетого героя. Но дело скорее было в брезгливость. В конце концов, держать своими нежными пальчиками что-то подобное, не вооружившись заранее толстенными резиновыми перчатками, было как-то не комильфо.
Хотя посмотреть в принципе тоже было на что, тут даже не посмотришь. Хел даже зависла на несколько мгновений, явно размышляя о чём-то жутко неприличном. Вроде того, что было бы не так уж и плохо одолжить ушастому и разведчику ненадолго одну из комнат. А может даже и стать свидетелем подобного «союза». Подсматривать, конечно, неприлично и недопустимо, но ведь об этом никто не узнает.
Вот только Зелл почему-то не оценил подобных перспектив. Хотя может просто решил выставить себя неприступным, аки красна девица.
- Бисексуальные наклонности я никогда не скрывал, - рассмеялся разведчик. – Но зоофилия меня не привлекает ни в какой степени, а потому оставаться наедине с говорящим орангутангом нет никакого желания.
Проклятая недовольно насупилась, как ребёнок, у которого прям из под носа увели последнюю конфетку. Она значит тут уже размечталась, планы всякие построила, а теперь такой облом.
Фрост поднялся со своего места и сладко потянулся. Не спеша приблизившись к проклятой, он дружески похлопал её по плечу.
- Но вам я желаю всего наилучшего.
Полный боли и отчаянья, любви и несбывшихся надежд взгляд разведчика был обращён в сторону холодильника. Ох, эта невыносимая боль утраты! Горестно вздохнув, Фрост ушёл, даже не попрощавшись.
Девушка чуть закусила губку, размышляя, что же теперь делать. С одной стороны, прямо сейчас у неё в доме был полураздетый Герой (серьёзно, ну не одевать же его обратно). С другой - девушка вообще была не против всяких извращённых экспериментов. Вот и сейчас, она была не прочь практическим путём узнать, реально ли запихнуть такого здоровяка в ванну, и сможет ли шампунь с запахом жасмина победить вонь жжёной резины.
- Знаешь, есть ещё кое-что, - смущённо пробормотала Хелена, строя из себя этакую невинную овечку, - что я могу показать тебе на втором этаже.
Ух, как она коварна.

46

Герой поправлял рукава, пытаясь их как-то толи закатать, толи распустить или сцепить их вместе. Наверное стоило подумать чуть больше перед тем как отдавать прекрасной мадам то, на чем держались другие куски одежды. Или же все дело в том, что одевать левую руку левой рукой так неудобно из-за супер-бицухи?  Иногда столь большое тельце бывает неудобным и громоздким, но полюбому, оно того стоит. Поковырявшись еще немного с одеждой, здоровяк лишь пожал плечами, бросив столь бесполезное занятие. Кто смотрит на недоодеванные перчатки, когда можно лицезреть столь мужественный героический обнаженный рельефный торс, художественно покрытый теплой густой черной шерстью, заставляющий прекрасных дам ронять предметы из рук, а других мужчин в зависти бежать? Вона как этот блондинчик драпанул, только пятки и свекают. Довольно фыркнув, Джимми расправил плечи, приглаживая прическу назад и водружая на нее красную счастливую кепку.
- Пфффф, слабак, - усмехнувшись, хвостатый оскалился, разведя руки. Герой снова победил! И даже бить никого не пришлось. Раньше, возможно, Джим бы и чувствовал некий дискомфорт в области мыслей от возможности осознания того, что именно он распугивает гуманоидов вокруг себя. Возможно. Вероятность ничтожна. Скорее наоборот, люди бегут, чтобы рассказать друзьям, какого красавца-молодца им посчастливилось лицезреть, откопать фотик, найти бумажку для автографов почище и покрасивше, чтобы не стыдно было потом под стекло в рамочку и на стену повесить. А как иначе-то? Только взгляните, с каким восторгом и обожанием юная мисс взирает на своего спасителя! Как краснеют ее щечки, когда взгляд останавливается на черной гриве, слегка колышущейся, источающий столь дивный аромат, запоминающийся на всю жизнь не только на вещах, о которые ушастый успел потереться, но и в душе. И может даже запасть куда-то в подсознание, вызывая легкое желание содержание желудка вырваться наружу, чтобы тоже посмотреть на Героя. Ооо даа, стремление к геройству, добру и справедливости, которое аж изнутри лезет. Хотя смотреть на своих прекрасных фанаток, что так трепетно и осторожно приближаются, чтобы о чем-то скромно спросить, а потом, краснея, хихикать с подруженьками, тоже приятно почесывает брюшко самообожанию. То есть, геройской гордости.
Наклонив голову, Джимми с любопытством разглядывал прекрасную мадам. Ох, что-то она явно удумала. Дамы всегда что-то удумывают. И почти наверняка коварное и ооочень приятное. Авввв, ну такая милая девчушка просто не может не задумать что-то ооочень приятное! Другое дело, конечно, для кого именно будет приятно.
- Мм, леди Сиверс? Хотите оставить мя на ночь? Тада, наверн, лучш на первом этаже. Я герой неприхотливый, можн и коврик какой где-нийть…вона шторка пойдет вполне…а?.. Али цвет неподходящий под тон моей кожи?
Усмехнувшись, здоровяк тутже постарался сделать серьезное вдумчивое лицо, вытянув руку и сравнивая его оттенок кожи с тоненькой шелковистой кожей блондиночки. Что-то его огромная волосатая ручища слишком неестественно-оранжевая, и отдает холодным розовато-лиловым светом. Должно быть все дело в перчатках.

47

Вместо того, чтобы с радостными воплями помчаться наверх, здоровяк почему-то захотел остаться на первом этаже. Не иначе как мужская чуйка предупредила ушастого о готовящемся заговоре (интуиции у него быть не могло – это сугубо женская прерогатива). Но сдаваться было слишком рано. Не зря же природа одарила проклятую таким милым личиком и столь коварным характером. Раз уж она что-то решила – нужно стоять на своём.
Оставлять здоровяка на ночь, девушка вроде как и не планировала. Но не говорить же ему это в лоб. Расстроится же, в депрессию впадёт… может ещё и вены себе перегрызёт. Все они мужчины такие: с виду брутальные качки, а душа внутри нежная и ранимая.
- Но разве я могу позволить такому мужчине спать на коврике? – сладко промурлыкала проклятая, про себя отмечая, что коврик как раз таки идеальное место для такого ушастого монстра. – Тем более когда наверху есть большая и мягкая кровать, - как будто бы ни на что не намекая, добавила Хелена. Да, вот так вот… Ох, какой коварный план: строить из себя милашку, соблазнительно мурлыкать, вроде как даже направлять разговор в интимное русло. И всё для того, чтобы заманить ничего не подозревающего здоровяка наверх и устроить ему пытку водой. С другой стороны, она же не только для себя это делает, но и для общественности старается. Можно подумать в корпорации хоть кто-то, кроме самого Маллоя, испытывает восторг от его запаха. И если уж Хел сможет справиться с этой напастью, то ей не только спасибо должны будут сказать, но и премию выписать. А может даже торжественно наградить, чем чёрт не шутит.
- Право же, не стоит упрямиться, - проклятая осторожно коснулась руки героя, пытаясь настроить отношения на доверительный лад. Не зря же в какой-то книжке писали, что дикого зверя можно приручить, если действовать неторопливо и осторожно. А мужчины в принципе не далеко ушли от животных. – Тем более, не вежливо отказывать хозяйке дома. Я же и обидеться могу, - Хелена демонстративно шмыгнула носиком и опустила взгляд, театрально показывая, что вот-вот и правду обидится.

48

Прищурив правый глаз, Джимми вытянул мохнатую шею, даже слегка привстал, выпрямляя колени, чтобы оглядеть домик еще раз и сравнить свои габариты с размером жилплощади. Ну и заодно выбирая, какой именно угол станет благоприятным для полноценного развития геройской ауры гнезда, свитого из обслюнявленных газет, пары дохлых или полудохлых трофеев, тряпок и клочков черной шерстки. Ммм, из собственной шерсти всегда получаются отменные лежбища, а намоченная бумага обладает специфичным сладковатым привкусом. И спать можно будет еще приятнее, благодаря испарениям печатной краски. Свежая она, конечно, вкусна, не поспоришь, но мало кто знает, что со временем она становится только вкуснее, глубже, приобретая глубокие насыщенные нотки послевкусия, оставляя приятные узорчатые следы на лице, если любишь спать лицом вниз. И заодно впитывая слюни, если снится что-то…вкусное..например, залежавшаяся газета с кусочками кем-то погрызанной гулькокрысы..
Почавкав, проглатывая слюну, Маллой оттопырил уши, стараясь сконцентрировать свое внимание на Хелен. Женщины они ж такие, взгляд в сторону – и все, уже упустил какой-нибудь безумно важный жест или невербальный сигнал, посылаемый самками перед тем как они станут недовольствоваться. Обычно Герой замечает подобные намеки, когда в руке мадам оказывается туфля или какой-либо предмет, который не жалко кинуть. И потом уже этот предмет торчащий откуда-то из гривы Героя. Но лучше ж поздно, чем никогда.
- Ну да, а чонетак? Какая разница где привалиться, главн что не в дверях, а то спотыкаться бут.
Вновь наклонившись поближе к прекрасной мадам, лохматый явно не понимал, что от него требуется. Силовик вообще не шибко понимает всякого рода намеки. И прямые фразы бывает тоже, но это уже реже. Тогда Джим переспрашивает, и теряет все признаки мыслящего существа в глазах команды.
Девчушка строила глазки, хлопала ресничками, осторожно тянулась пальчиками к геройской руке, едва ли не приподнимается на каблучках, чтобы быть ближе к Герою, что-то клянча? Уговаривая? Стесняясь попросить автограф? Желая пригладить вторую бровь Героя, чтобы она больше походила на первую? Спросить, что за марка его кепки? Не зная, как сообщить, что ей надо удалиться в дамскую комнату, и надо включить телек, чтобы Герой не слышал, что он тут не самый шумный индивид? Нет, последнее, конечно, маловероятно, но почему бы и нет, живые организмы они на то и живые, чтобы творить всякие смешные вещи.
- Эмм…окааай-окай, не упрямлюсь, ток не пойму че ты от мя хочь-то…
Шмыгнув носом, здоровяк почесал бакенбард. Герой ведь теперь остался наедине с прекрасной белокурой девой, стоит пред ней без рубахи, а девица-то явно что-то задумала, вона щечки какие розовенькие, упомянула второй этаж, где спальня и еще пара закрытых комнат с ведрами оторванных кукольных голов, прикованными злобными близнецами-клонами и полочками заспиртованных органов. И тут в кепконосную голову начало закрадываться смутное подозрение... Неужто за столь малое пребывание в гостях четырехпалый уже умудрился что сломать, и надо это починить? Или просто починить какую-нибудь упавшую полочку, забить гвоздь в стену, передвинуть диван по фен-шую. Или Хелен хочет отвести на крышу, посидеть рядышком с большим теплым мужчиной, посмотреть на звезды, похвастаться перед соседями своим великолепным спутником.
Опустив взгляд, Джимми оскалился. Ах, до чего ж махонькая рученька у белокожей мисс! И пальчики, как червячки! Косточки должно быть не толще спички, и спокойно протиснутся сквозь дырку в зубах. А может даже два пальца одновременно. Хотя врятли Хелен согласится засунуть добровольно конечности, чтобы проверить. Улыбнувшись, Джим осторожно поцокал за хозяйкой дома. Бочком, по ступенечке, чтобы ничего не сломать и ненароком не наступить на даму.

49

Да уж, сразу видно, что дело приходится иметь с мужиком. Пофиг где – лишь бы привалиться. Можно подумать, Хелена просто сгорает от желания вычищать после гостя ковёр от чёрной шерсти. Кстати, с гривой тоже надо было что-то делать. Бритва бы, наверно, идеально подошла. Или восковые полоски. Хотя, нет. На такую площадь никакого воска не хватит. Но всё равно, с мехом тоже надо было как-то бороться.
«Позже», - решила про себя проклятая. Нужно же плану следовать. А по плану первым пунктом значится ванна, тем более, и здоровяк уже не упрямился особо.
Когда проблема с подъёмом на второй этаж была решена, появилась ещё одна непростая задача. Судя по всему (и запаху, и одежде) ушастый-то не особо жаловал водные процедуры. Так что, кто знает, вдруг заметив в поле зрения ванную, он ударится в бега? Догнать-то его девушка, конечно, сможет, а вот удержать – крайне маловероятно. Даже если в хвост вцепится, её так и протащат следом по земле. А могут же и копытом по лицу зарядить! Конечно, так рисковать своим главным сокровищем Хел не могла. Так что заманивать страшного зверя следовало осторожно, стараясь не спугнуть в последний момент.
Будь перед ней любой другой мужчина, можно было бы вести себя просто и доступно: строить глазки, томно вздыхать и делать всякие неприличные намёки. Ну а потом предложить немножко «поиграть» и закрыть глаза «избранника» шёлковой лентой. А уж ослепшего до ванны довести – не проблема.
Вот только до Героя, в отличие от остальных, доходило всё как-то очень медленно. И на намёки он почему-то совсем не вёлся. Не иначе как это какой-то сложный защитный механизм, разработанный на другой планете сверхгениальными  учёными. Ну или просто недостаточно высокий уровень интеллекта. В любом случае, можно попробовать поговорить как с ребёнком.
- А давай это будет сюрприз! – радостно предложила девушка. – Ты зажмуришь глазки, не будешь подглядывать, а я отведу тебя в…к этому сюрпризу! – коварно улыбнулась проклятая. – Будет весело.
О да, весело. По крайней мере, должно быть, если всё пойдёт по плану.

50

Герой глубоко вздохнул, заполняя до отказа геройские легкие геройским воздухом. Да что ж такое неладное с этими самочками. Им говоришь деликатно о том, что не понимаешь, чего от тебя хотят, не понимают. Прямым текстом – тож не понимают. Может стоит выучить язык жестов? Он вроде легкий в освоении, и, что самое главное, в понимании. Врезал по роже – знач яяявно негативное утверждение. Конечно, в данном случае стоило бы ударить не очаровательную хрупкую блондиночку, а именно Героя. Рукой. В лицо. По крайней мере именно этого сейчас хотелось сделать оочень сильно, и Маллой был просто вынужден почесать бакнбард. Одолеваемый раздумиями и желанием схватить малышку Хелен за плечики и хорошенечко так потрясти, чтобы она наконец-таки созналась в своем коварном плане померить счастливую красную кепу. В конце концов нет в этом ничего криминального – практически все хотят заполучить столь стильную кепу. А те, кто не в состоянии ее одеть из-за рогов каких-нибудь, так просто в рученьках подержать артефакт, коснуться хотябы части безмерной и невероятной удачи и счастия, что несет в себе чудо-шапец. Ну и заодно просвещение, открытие всех тайн бытия и ответы на вселенские вопросы. Хотя они итак известны. 42 же ж.
- Та скажи уж, че удумала, напрямую, али стесняво? Та че такого потрооогай, настоящие, - рассмеявшись, Джим перехватил тоненькую белоснежную ручку, прислонив ее к своему каменному накаченному прессу. Который даже был практически не волосат, да совсем не волосат по сравнению с роскошной гривой на шее. И был практически натурального происхождения. Хорошо быть созданным искусственным созданием – даже не обязательно тренироваться, ядохимикаты, вырабатываемые в организме, сами все подкачают, что сдулось.
Еще немного почесав подбородок в раздумье, Герой решил, что ничего особо не теряет, если пойдет на уступки юной очаровательной мисс. Тем более, раз она так старательно строит глазки и кокетничает. Нет, прекрасные очи бесспорно прекрасны, но чтобы пронять Героя понадобится что-то поболе. Пагабаритнее. И помягче.
- Ээээ, ну окаааай. Тоок учти, есль я чо поломаю, эт твоя вина. Ко мне – без пртензий!
Джимми любил играть с маленькими существами. Они ж маленькие, чего такого они могут удумать. Тем более такая милашка как Хелен, ну чего такого она может сделать с Героем? Накрасит ему ногти? Выщипает одну бровь, а вторую оставит лохматой гусеничкой? Попытается проковырять ухо степлером, чтобы посмотреть, идут ли Джиму больше колечки, висюльки или гвоздики? Закрыв глаза рукой, честно, не подглядывая, Джим смело выпрямился, потихоньку цокая куда-то вперед, вроде бы за хозяйкой дома. Или же это просто эхо от тяжелой копытной поступи.
- Тооок никакого огня! Не то, шоб шкуру шибко жалко, прост горит славно, дом пожжет. Ыыыыф!
Стукнувшись коленкой о что-то, суда по звуку, деревянное и частично стеклянное, Маллой вильнул хвостом. И вновь задел что-то. Возможно даже кого-то. Нее, скорее всего что-то, что не особо жалко. Другое на пути Героя с закрытыми глазами просто не попадается.
- И есль тут окна какие, есль упаду….та прост скажи, шоб выметался, да и делоф-т, а то ыыыЫЫЫ!

51

Когда её руку совершенно без спроса и вообще насильственным путём схватили и прижали к прессу, Хелена просто остолбенела на пару мгновений. Мурашки несколько раз пробежали по телу от макушки до пяток.
«Брррр» - проклятую нервно передёрнуло. Но руку она убирать не стала. Осторожно погладила, затем потыкала пальчиком, проверяя на прочность, затем начала обводить контуры кубиков.
«Убери… руку» - приличная и воспитанная часть подсознания орала во всё горло о том, что так себя везти нельзя и безобразие следует как можно быстрее прекратить, но зато все остальные части были совершенно не против такого «исследования».
«А это затягивает» - отметила по себя проклятая, ощупывая гипно-пресс. Нет ну серьёзно, есть ли в мире что-то более прекрасное, чем накаченные мужики? Ну, собственно сама Хелена, конечно, куда более прекрасная, хоть и обладает хрупким телосложением. Но вот сразу после неё в рейтинге всего самого восхитительного идут крепкие силовики. Ну разве можно дать такому добру пропасть? Надо сделать его ещё заметнее!
Проклятая наконец оторвала взгляд от пресса и упёрлась блестящими глазками в физиономию ушастого, которая почему-то такого же бурного восторга не вызывала. Да уж, после подобной близости она просто обязана сделать его человеком: отмыть, привезти в порядок, а потом тыкать в нос другим, более дохлым силовикам новым стандартом о том, как должен выглядеть настоящий мужчина.
Наконец оторвав руку от пресса Джимми, Хелена приступила к исполнению своего наиковарнейшего плана. В разгроме собственного дома проклятая была явно не заинтересована, поэтому старалась как можно внимательнее следить за гостем и направлять его. Не хватало ещё, чтобы он что-нибудь сломал. Или что ещё хуже – начал подглядывать и испортил «сюрприз».
- Не бойся, огня не будет. Сама его не люблю.
Как показывал опыт – горящие люди очень плохо пахнут. Почему-то Хел была практически на сто процентов уверенна, что горящие ушастые монстры пахнут не лучше. Скорее даже хуже.
Тихонько открыв дверь в ванную комнату, Хел зашла внутрь и затащила за собой здоровяка. Охохо, вот оно настоящее веселье. Маллой же ещё и благодарить будет, когда унюхает как прекрасно пахнут цветочки.
Взяв в одну руку душ, а в другую бутылку жасминового шампуня, проклятая приготовилась к страшной и беспощадной битве.
- Сюрприз! Водичка! – по-детски радостно воскликнула девушка, обливая гриву здоровяка.

52

Герой скалился, искренне гордясь своей безмерной героической смелостью и жаждой геройских подвигов, граничащих с глупостью. Геройской глупостью! Пойти за встреченной сегодня в баре поддатой девчушкой в неизвестном направлении, стукая по пути коленками и даже хвостом ценные и не очень предметы, тренируя прочность костей и нервы хозяйки дома. Али этот домик, как и его обиталище, казенное, выданное Корпорацией? Апофиг, главное, что в нем обитает такая симпатяжка как Хелен. Хотя, судя по аж двум дополнительным комнатам, она тут явно не скучает.
Джимми старательно закрывал рукой глаза, а заодно и все лицо, чтобы уж навеняка. Он даже зажмурил глаза, чтобы честно не подглядывать. Но все равно добиться полной темноты в глазах не удавалось, - какие-то красновато-желтоватые пятна постоянно лезли то слева, то справа, а когда цепляешься за них взглядом – исчезали, словно показалось. Глюки от слишком перченой стряпни? Богатое воображение? Неприязнь противного щекочущего нос парфюма блондиночки? Маленькие инопланетные паразиты, которые уже успел подцепить непонятно где Герой, и даже еще не попробовал на вкус?
Остановившись, здоровяк оттопырил уши, остановив вместе с увесистой поступью копыт и утомительный размышлительный процесс. Даа, здесь уже начало пахнуть приятнее, особенно из того угла, кажется, порошком для белого. Ммм, не, цветного. С этими изумительными сиреневыми гранулами-палочками-червячками, что добавляют в особо дрянные дешевые чаи. Няямс.
- А?...
Встрепенувшись от внезапно хлынувшей в лицо воды, и, что еще более неожиданно, чистой воды, Герой опустил руку. Наклонил голову чуть в сторону, улыбаясь шире. Ванна, шампусик, прелестная мисс, которая, судя по старательности тыканья пальчиками в героический пресс, не против сделать массажик. Конечно, врятли он проймет железные мышцы, но главное ведь старания. И сланое угощение на десерт!
- Че, от меня настольк плох пахнет? – понюхав плечо, здоровяк шмыгнул носом, - Ыыы, ну наверн, после трынировки как ни как. Ммм, а эт…ммм, неплооох, весьма неплох, - выхватив из рук мадам бутылек с весьма многообещающей жижей, хлебнул шампунь. Смахнув нависшие капли воды с кепы, немного пополоскал сквозь зубы, вытерев рукавом пузырящийся рот. Славно, весьма славно, пробирает так хорошенечко, аж бочков языка почти не чувствуется. Дома-то конечно забористей, до желудка дотягивает, но и это весьма так неплохо.
- Хххах! Хотите принять душ с Героем, леди Сиверс? Так надо ж было и сказать напрямую – Джим, ты воняешь как стадо оражевых слизей, пади шерсть вычисти, делов-т. Но раз Вы хтите поучастввать, ммммм-дам, - рассмеявшись, здоровяк подошел ближе к ванне. Постучал пальцем, проверяя прочность. Да, вполне вместительная, как раз на Героя и одну, может, и еще одну славную блондинистую девчушку. Ммм, одна прекрасная дева, вторая прекрасная дева, и обе восхищаются бакенбардами, мужественным профилем, мускулатурой, изящным изгибом копытистых ног, поглаживая черную шерстку тоненькими пальчиками, прижимаясь поближе мягонькими тепленькими тельцами… А Хелен будет добровольно тереть спинку. И верещать, что эту грязь смыть невозможно. Ххах, интересно, сможет ли она выцепить тот старых кусок смолы, что прилип к хребту в прошлом году и никак не желал вылазивать, руками-то его не достать.
Шмыгнув носом, здоровяк еще раз постучал по ванной. Ну, раз Хелен сама задумала «сюрприз», без проблем. Усмехнувшись, Малой стащил коммуникатор, бережно положив на безопасное от воды место. Казенный как ни как. Потом перчатки, ремень и все остальное, покидав в бесформенную кучу. Хотя дома за раздевание в присутствии дамы иногда неплохие деньги платили, но пусть Хелен будет счастливицей, получившее сие удовольствие бесплатно. Как бонус за славный ужин.
Осторожно перешагивая, гигант уселся, скрестив ноги, спиной к блондинке. Хвост кисточкой вилял направо, свешиваясь через край, следя за вещами.
Надо ж такое, обычно дамы вначале предпочитают знакомиться поближе перед тем как почесать обнаженную геройскую волосатую спинку, и нижеприлегающие красоты.
- Али хотите присоединиться, леди Сиверс? – улыбнувшись, здоровяк обернулся и картинно повел бровями, вновь отпив немного шампуня и поправляя кепку. Ну это ж не одежка, она мыться не мешает.

53

Можно сказать, что всё пошло по плану. С воплями протеста, конечно, было бы веселее. Но как показывает практика, лучше особо не раздражать тех, кто находится в недосягаемой весовой категории. Так что столь спокойная реакция – это наверно даже к лучшему.
Хел вспыхнула как помидорка, когда ушастый без всяких уговоров разделся и забрался в ванную. Как-то в её воображение всё было немного по-другому: пару наставлений, упрёков и её уход в коридор до того как она увидела всё, что увидела. Нет, она не стеснялась. Нееет. Это просто в комнате почему-то стало неожиданно жарко. Или давление подскочило.
- И вовсе я не хочу принимать душ вместе с тобой, - недовольно пробубнила проклятая, осторожно пиная разброшенные вещи здоровяка. Надо же проверить их, вдруг оттуда что-то живое выскочит? Лучше бы, конечно, было всё это добро сжечь, но в чём тогда монстр будет отсюда уходить? Нет ну полотенчико неплохой вариант, да. Только полотенчико жалко же. Закинуть в стиралку всё это тряпьё? Хм, нет. Мало ли, вдруг машинка после такого ужаса не оклемается.
В общем-то, свой вклад в миссию по спасению общественности леди Сиверс уже внесла и могла бы уйти. Могла бы, если бы была уверенна в Джимми. Он, конечно, далеко не маленький, но явно совершенно не самостоятельный. Справлялся бы со всем сам – не пришлось бы заманивать его в ванную комнату. Ясно же, что нельзя оставлять его здесь одного. Выжрет же всё, что можно (вон, бутылку от шампуня уже ополовинил), а на сами водные процедуры забьёт. Неужели и тут придётся ему помогать? Проклятая тихо выругалась и недовольно покосилась на здоровяка, оккупировавшего её ванную. Это что ли прям к нему залазить надо?
«Нееееееет!» - Хел резко махнула головой, отгоняя от себя пугающее видение. Она же секретарь главы. Сильная! Смелая! Должна справиться.
Вот только платье. Испачкается же. Пожертвовать чем-то другим было не так страшно. Но платьишко… это же святое. Не хватало только испортить очередной дорогой наряд, да ещё и в такой нелепой ситуации.
«И как только я оказалась в такой ситуации?» - сокрушалась про себя девушка, попутно стягивая платье. – «Ах да. Это же я всё и затеяла» - аккуратно сложив наряд, Хел положила его на стиральную машину.
Бельё и гольфы проклятая предпочла оставить на себе: ими можно было и пожертвовать. Да и не оставаться же в чём мать родила перед малознакомым монстром. Перед ними обнажаться можно только до белья, это все знают. Тем более, она же, в конце концов, приличная девушка.
- Не вертись и не пялься, - фыркнула леди Сиверс, усаживаясь на край ванной. Недовольно поморщившись, Хел стянула со здоровяка кепку и кинула её на пол. В шапке?! В ванную?!
«Вот же чучело огородное» - усмехнулась девушка, отбирая у ушастого шампунь и выдавливая остатки на ужас под названием «грива». Кровавый Боженька, угораздило же так вляпаться. Когда лет через сорок к ней придут репортёры, желающие записать историю её жизни для потомков, она будет молчать как партизан и даже под пытками не выдаст нынешние события.

54

Пальцы почесали копыто, отковыряв от него кусочек насекомого. Маленькие тоненькие лапоньки посыпались в ванную. Эх жаль, славная была гусеничка, сочная, покрыла своим телесом аж всю доступную плоскость. Немного порассматривая трупик, здоровяк пожал мохнатыми плечами, тутже зачавкав охотничьим трофеем. Ммм, да, в сочетании с пузырьками мохнатые гусеничные тела самое оно. Устроившись поудобнее, чтобы было приятнее и вкуснее наслаждаться трапезой и близостью с прекрасной блондиночкой, Джимми продолжал вилять хвостом из права в очень право и обратно. Пышная кисточка на конце веревкообразного продолжения хребта скуксилась, напоминая грязный потрепаный лоскуток флага космических пиратов, художественно раскидывающий воду на стены, потолок, аккуратно сложенную в углу одежду, возможно даже Хелен. Ничто не ускользнет от художества Героя!
Лишившись кепки, Маллой занервничал, пытаясь убрать с лица черные волосья, которые как магнитом начали липнуть и лезть в нос. Видимо, чтобы вытащить изо рта Героя недавно найденную добычу. Мужчина фырчал и вертелся, отплевывая шампунные пузырьки, пытаясь заглянуть за широкую могучую спину, чего, увы, не позволяла физеология, больно оттягивая за ухо в сторону.
- Не смотреть? Четак? Неужто могу там че-т разглядеть-ыыыыы! – выгнув спину, Герой успел узреть только быстро приближающийся поток воды в лицо. И пару миленьких розоватеньких частей тела юной мисс, практически упирающихся в его спину. Да, коленочки что надо. Конечно было бы намного лучше, если б их не было особо видно.
Отплевавшись и откашлявшись, Джимми сопел. Из-за этой дурацкой воды становилось практически невозможно дышать. Шерсть липла и расползалась по телу, в ушах постоянно булькало, руки становились неестественно светлого цвета, а изо рта постоянно текла пена, сколь ее не облизывай. Но Герой стоически терпел все мерзости гигиены, ведь он же Герой! Надо быть примером для окружающей прелестницы, которая даже не щеткой пытается втирать шампусик в ушастую голову, а руками. Даже без перчаток и фартука! Даже без добавления какой-нибудь дезинфицирующей жижи или старого доброго «хлора в глаза и побежал». Хотя тут дело даже не в смелости или заразительном духе геройства. Скорее ей просто хочется прикоснуться к Прекрасному. А искуственно выращенное из рандомно подобраных клеток тельце, которые соизволили слепиться в нечто человекоподобное и вытащить разум из совершенно другого существа вполне себе так прекрасно. Ведь оно с хвостом.
- Мммм, и часто Вы моете Ваших гостей, леди Сиверс? – нахохлившись, здоровяк встряхнулся, чихнув, обрызгав все вокруг. Шерстка приятно покалывала и торчала во все стороны, напоминая шарик, - Тоись, моетесь вместе с Вашими гостями? Ммм, а что там за баночка?.. Фффу, ну и запах. И на вкус тоооож фу. Ммм..м…а эт..а ээээт что такое?! – заскучав от постоянно текущей в уши и нос воды, Джим начал лапать, изучать и надкусывать все, до чего дотянется. А своими ручищами он вполне мог загрести себе половину всего помещения. Включая Хелен. Но ограничился маленькими баночками с неестественного цвета жидкостями. Поэтому что-то светящееся зеленое осталось стоять на месте. Как и Хелен. Хотя она не баночка. Попробовав пару видов мыла, кремов и какой-то жирной жижи с косточками неизвестного назначения, здоровяк брезгливо покосился на зубную пасту. Явно глубоко и искренно дивясь своей находке, Герой медленно повернул голову к Хелен, кивнув на полосатую ментоловую субстанцию. Покрасневшие от попадающего шампуня глаза, спорящие с не менее алыми щеками и ушами, округлились, мохнатые брови вздыбились и решили забраться куда-то повыше, где потеплее. Тюбик опасно покачивался в ноготках двух здоровенных пальцев.
- Лееееееди Сииииверс, чо вот этавота такое я вииижу?!

55

Ох, как же мало Хелена знала о страданиях и унижении до этого дня. Серьёзно, она уже давно и прочно жалела о том, что позволила себе оказаться в такой ситуации, и мысленно уже пересекала границу корпорации, сбегая куда подальше.
Ещё и Джимми, вместо того, чтобы помочь, делал этот момент всё более неприятным. А его дурацкий хвост, сеявший хаос и разрушения… Чёрт, будь у проклятой под рукой ножик или хотя бы старая вилка, она бы быстро решила все проблемы связанные с этой частью тела её гостя.
- Искренне надеюсь, что подобное происходит в моей жизни в первый и последний раз, - недовольно пробормотала Сиверс, сдувая с рук пену от шампуня. Если бы здоровяк не старался так обрызгать всё вокруг, возможно, это испытание Хелена бы перенесла с меньшими потерями. Но нет же, благодаря чужим стараниям ей не слабо досталось. Для себя девушка решила, что, когда гость уйдёт, она засыплет ванную хлоркой. Лучше даже всю комнату. И саму её тоже надо продезинфицировать, наверно даже несколько раз. Ну а бельё точно придётся сжечь, тут уже без вариантов.
Юная леди полным тоски взглядом проводила в последний путь очередную баночку. Дневной креп для лица, ночной, крем для рук и жидкое мыло… эх, невинные жертвы беспощадной войны. Хел мысленно подсчитывала убытки и прикидывала, кому потом отправлять счёт: маме, начальству или ушастому. У последнего деньги вряд ли водились… но ведь можно же немного попугать монстра в воспитательных целях.
И самое главное, про себя Сиверс поклялась, что никогда в жизни не пустит в свой дом ни детей, ни животных. Если уж от здоровяка столько хлопот, на что способны другие адские твари?
Девушка недовольно фыркнула и ткнула ушастого в щёку. Ну а что, ему вполне понятно было объяснено на всеобщем языке, что поворачиваться нельзя! А нельзя значит нельзя, а не можно, если тебе что-то нужно.
Бросив быстрый взгляд на тюбик с пастой, Хел недовольно нахмурилась. Значит ему даже это не знакомо?
«Плохо дело», - вздохнула про себя проклятая. Ох, бедный несчастный здоровяк, и как только он мог жить в мире, где даже не было зубной пасты? Ну ничего, зато теперь он наконец узнает, что это, и будет жить долго и счастливо. Хотя, может и не долго, зато с чистыми зубами и без вони изо рта.
- Ну, это… - Хелена на секунду задумалась, подбирая слова. Понятно же, что на полезную и приятную для обычных людей штуку здоровяк может и не повестись. – Такой очень сильный и страшный яд. Его могут спокойно переносить только самые крутые Герои. Обычные люди могут максимум чуточку попробовать и то потом выплёвывают, - невинно улыбнулась девушка, пытаясь мягко смотивировать героя на геройское геройство.

56

Почесывая бакенбарды, здоровяк вновь обернулся на Хелен. Только в этот раз почти ничего не видел из-за мокрой длинной гривы, облепившей лицо практически полностью, покрыв целительной волосатистой маской, очищающей поры и удлиняющим реснички аж на полтора миллиметра.
- Хеее, в следщий раз буите здеся, рядышком со мной, ммм, леди Сиверс? – вновь поведя бровями, мужчина жестом пригласил красоточку присесть рядышком. Закашлялся. И подавился. И вновь закашлялся. Сопя, Герой постучал себя по волосатой мужественной груди, заодно размахивая мокрым хвостом.
Давясь водой, нехваткой воздуха, заставляющим задыхаться ароматом ванили и цветущей вишни, пузырьками сползающими изо рта, Джим согнулся, приходя в себя. Не стоило добровольно соглашаться на эту пытку. Ведь тоненькие женские пальчики, мягонько почесывающие спинку, даже не чувствуются! Может Хелен стоило ногами помассировать?  Или грабельками какими. И, что еще хуже, приходится держать в руках этот…позорный…гадкий..извращенческий предмет…стоп, зачем вообще его в руках держать?!
Опустив уши, здоровяк сузил глаза, с подозрением переводя взгляд на зубную пасту в руке, прикидывая, правду ли говорит хозяйка дома. Которая своим коварством заманила прекрасного мужчину в ванну, заставила его раздеться, а сама при этом и подсматривать запрещает. Пффф, было бы за чем подсматривать.
- О..оооооооу, так здесь эт для…оу…оооооооу. Неловк как-т. Ну раз эт смертный яд, я избвлю Вс, леди Сиверс, от его доступности в ванной.
Немного подумав, стоит ли рассказывать прекраснице, зачем использовали подобные тюбики на родной планете, Джим сжал зубную пасту в руках. Белая субстанция в полосочку ползла по сильным ручищам как раздавленная гусеница, сгустками стекая по глубоким шрамам и легкой волосатости, распространяя въедливый ментоловый аромат, который одним своим существованием отравлял саму сущность хвостатого красавца. Раскрыв пальцы, Герой несщадно выпустил сдавленный предмет гигиены в свободный полет, вытирая лапу о что попало. Буууэ, что ж за мерзость так нагло врать. Всем же известно, что подобную гадость стоит держать где-нибудь на чердаке в сундуке, а яды на кухне, где-нибудь внизу, чтобы всегда были в легкой доступности для детенышей, чтобы они тоже травили крыс и тараканов, что встретят по пути. И попрошаек. Они тоже надоедливые паразиты.
Пригревшись тепленькой водичкой, капающей с кончиков ушей, осторожным потыкиванием в спину и булькующей изо рта пеной смеси всевозможных кремов и шампуней, которые, в отличие от местного пойла, начинали действовать успокаивающе и располагающе, Герой подпер подбородок рукой. Хрипло сопя от нехватки воздуха, здоровяк тихонько что-то напевал.
- Ммм, в детстве у мя бы пдруга. Похожая на тя. Тооок темннькая. И не та тоща. И черными глазами. Еееесль подумать н так уж и пхожая..нудапофиг… - Маллой, выгнувшись, потянулся рукой к коммуникатору, выщелкивая там фотографию. Повернувшись к Хелен, он свесился, с довольной лыбой показывая мадемуазель голограмму со стремной жирной девицей с механической рукой, частично шеей и ухом. На следующей фотке уже была целая фрик-компания отборных, но весьма довольных уродцев, у кого пара-тройка лишних ног, у кого вместо ступней когтистые руки, пара лишних голов, расшитых гноящимися шрамами, огромные клыки, пасть, раскрывающаяся аж до ключиц, плавники, светящиеся молниями глаза на плечах, крысомурена, торчащая из кишок… На фоне своих друзьяшек Маллой даже вполне так нормальным мужчиной кажется.
- Она стала Героиней, воона справа. И свихнулась. И Джонни. И Джерри, Джекки, Джин, Джесси, - имена на «Дж» саааааа клевые. И теря на первом месте…шооооо?! Как эт гаденыш…ааааапофиг. Все свихнулись, кроме Джера. Хххах, прост он был не в себе ищо до…ааауу…ааААААУ! – морщась от внезапно нахлынувшей пульсирующей звенящей боли где-то внутри черепушки, Герой схватился за ухо, сползая обратно в ванну с пеной у рта. Но перед этим бережно кладя коммуникатор на вершину сложеной одежки. Казенное имущество прежде всего.

57

Ну да, ничего такие запросы у парня. Понятное дело, Хелена так великолепна, что хочется видеть её подле себя, а не просто знать, что она где-то рядом. Но наглеть-то так открыто не стоит. Девушка вновь тыкнула здоровяка в щёку, не иначе как проверяя, не треснуло ли от таких запросов у него лицо.
- Да какое рядышком. Я если где и буду, то только сверху, - фыркнула девушка.
Смешной он. И шутит так смешно, ну обалдеть. Просто не возможно не подыграть в ответ. А выглядит-то как забавно! Ну, прямо-таки эпилептик, разве что конвульсий не хватает. Или это при бешенстве пена изо рта?
Взглядом, состоящим лишь из тоски и отчаянья, юная леди проводила тюбик от пасты, отправленный в последний полёт. А ведь действительно неплохая паста-то была. И хотя она покупалась исключительно для себя, лучше уж пропала бы в желудке здоровяка, чем была просто бессмысленно пущена в расход.
- Обалдеть как я шокирована, - не скрывая сарказма пробормотала проклятая. Так с тюбиком разделаться – даже она могла. Ну, наверно бы смогла.
Юная леди, повернулась, дабы получше разглядеть изображение. Кого она ожидала увидеть? Как минимум милашку модельной внешности. Вот только продемонстрированная девица была очень… не очень. Да что уж там, она была откровенно страшная. Остальные друзьяшки ушастого тоже мордой лица совсем не вышли. Причём настолько, что в любой приличной стране их посадили бы в клетку и на ярмарках демонстрировали бы горожанам за пару монет.
Что ж чувствует приличная девушка, когда её сравнивают с подобным отбросом? Ооо, это такая огромная гамма чувств, не выражаемая словами, но очень явно отражающаяся на лице. Недовольно нахмурившаяся Хелена то бледнела, то краснела, да что уж там, чуть ли не зеленела от злости. Губы чуть заметно дрожали. Прям и не поймёшь так сразу, плакать она будет или ругаться. Она и сама не знала.
Проклятая резко выпрямилась, уже явно особо не смущаясь.
- Мы не похожи! Она страшная. А я красивая. Стройная, изящная, ухоженная! – буквально на одном дыхание и с одной интонацией проорала возмущенная девушка. Ну, в самом деле, разве можно так оскорблять человека, который привёл тебя в свой дом, накормил и, чёрт возьми, даже помыл. Она же такая лапушка. А продемонстрированную бабу могли терпеть разве что за фантастически добрый характер. Ну или по-приколу.
«Ууу… убью» - взвыла про себя Хелена. Маленький ребёнок, живущий у неё в душе, хотел неспеша отрезать уши здоровяка и скормить их монстру же. А потом устроить уроки стрельбы для всех желающих! С огромной пушистой мишенью. Ну почему в корпорации подобная вендетта под запретом?
Сиверс недовольно покосилась на симулирующего внезапный приступ боли гостя и демонстративно шмыгнула носом.
- Ты тоже свихнулся, если думаешь, что с подобным отношением к окружающим сможешь завести новых друзей.
Скорее уж убьют и закопают на первом же задании. Ну, по крайней мере, Хелена бы помогла.
Можно было, конечно, ещё добавить, что девушек так оскорблять неприлично. Вот только было понятно, что всё равно до ушастого не дойдёт. Все мужики идиоты.

58

Поглаживая ноющий висок, хвостатый пускал струйки воды фонтанчиком сквозь дырку в зубах. Вроде бы уехал с родной планеты, а все равно когда выдаешь секретную информацию, мозг трещит. Как оно там, фантомные боли? Болит то, чего нет.
Джимми повел ухом, скинув несколько капелек у сторону очаровательной блондинки, продолжая сипло хрипеть при каждом вдохе. Неужто сегодня День Очевидных Вещей? Ну да, девчушка, которая казалась привлекательной лет двадцать назад не шибко красива внешностью, но главное ж личность! Ее пухленькая мягонькая личность, в которую можно погрузить аж всю руку и чутка пошевелить пальчиками, чтобы та смущенно похихикала и в ответ тоже куда-нибудь потыкала. В большинстве случаев выбор падал на глаз. Несколько неприятно, когда тебя тычут ржавой механической рукой в неотрастимые заново органы зрения, но оно того стоило. Ах, это ощущение, когда берешь прекрасную даму за пухленькую ручку, прижимаешь к себе поближе, чувствуя приятную мягкость ее наиболее выразительных частей тела, и видишь, как ее щечки краснеют, - Джонни, ты воистину Великий Герой! Ну, у всех свои недостатки. И у дамы сердца, тогда еще совсем маленького, меньше даже нынешнего большого пальца, это была память. Или она сознательно называла тогда-еще-не-столь-героя-Джимми именем его соседа, стремного длинноволосого дудителя на саксе в узеньких штанах и проблемами с законом? Неее, быть не может, чтобы женщины были настолько глупы, чтобы любить таких идиотов, когда под рукой настоящий самородок. Вот Хелен намного умнее. Нет, вы только гляньте, блондиночка вот-вот взорвется, как только мужчина в ее присутствии начинает говорить о другой самочке.
- Аааааааааввввв, лееееди Сиверс, Вы прост очччрвательны, когда так ревнуете! – рассмеявшись, здоровяк поперхнулся, вновь давясь кашлем. Глупая вода, и почему она такая мокрая и липкая?! Вон, даже пальцы начинают смешно кукожиться, и из этих складочек можно выложить какой-нибудь сюрреакубизмоальтернативный портрет Высшего Искусства. Ххах! Даже ванна прекрасной мисс прививает подсознательно вырывающуюся тягу к прекрасному.
Хвост медленно вилял из стороны в сторону. Брызги на левую стену, черные волоски на правую стену, и пену, пееену, ПЕНННУ во все стороны!
Много друзей. Пффф, зачем нужны много друзей, когда можно найти всего пару-тройку, но таких, чтоб прям таких, кому доверишь прикрывать спину в зомбиапокалипсисе, рулить поездом, пока сам его тушишь, и даже сможешь спать в их присутствии, не боясь проснуться с изрисованным несмываемыми неприличными картиночками лицом. Дома, увы, друзья были малость недолговечны, как физически, так и психологически. Эх, а ведь так обидно, когда те, кто предлагали при встрече бесплатную содовую на следующий день орут что-то про революцию, равноправие, свержение тиранов, что клепают монстров, устраивая гладиаторские бои насмерь…пффф,  как будто подобное действительно может существовать. То есть да, сама суть родных краев заключается в совершенности системы неравенства. Но надо ж знать свое место и хоть иногда включать мозги. Корпорация вот выглядит весьма соответствующе Героическому уму. Умники думают, маги поджаривают гулькокрысов лазером, а красавцы-силовики возлежают в ванне потираемые красавицами.
- Нууу мооооож мне хватит и одной великолепнейшей подруженьки, которая в первый же день знакомства раздела и потащила в ванну? – вновь громко заржав, Маллой убрал волосы с лица, загладив их назад. Мммм, какие мягкие, послушные и шелковистые, так и текут сквозь пальцы! Или это просто линявая шерсть?
Продолжая сопеть, Маллой закашлялся.
- Ыыыыффф…наверн с мя хваить воды. Тошно, - хрипя, здоровяк начал ворочиться, намереваясь выползти, и вроде как предупреждая об этом Хелен. Чтоб отошла подальше, а то наступит еще ненароком.

59

- Вовсе я не ревную! – оскорбилась Хелена.
Серьёзно, про неё много чего можно было сказать и плохого, и хорошего… Но ревность явно не была её чертой. Как вообще можно ревновать того, кто тебе не принадлежит? Это ж всё равно, что обидеться из-за того, что понравившееся платье какая-то стерва купила раньше тебя и даже посмела появиться в нём на людях. Хм, хотя вот из-за такого проклятая всегда расстраивалась. С мужчинами же всё куда проще: они приходят и уходят, чего ж переживать, где они были до этого и куда двинут дальше.
- И я всегда очаровательна, - вроде как безразлично фыркнула юная леди, хотя комплимент, конечно же, оценила. Она и впрямь уже начинала верить, что есть что-то в её злобе. Наверно, именно поэтому все без исключения мужчины пытались всё время вывести её из себя. Хотя вполне возможно, что они просто идиоты.
Девушка в очередной раз зарделась и недовольно нахмурилась. Здоровяку уже пора было выдавать особую медальку, за умение вводить красоток то в ступор, то в смущение.
«Это что вообще было?» - судорожно размышляла проклятая, далеко не столь сведущая в межличностных отношениях, как кажется на первый взгляд. Ну в правду, что это было? Ей намекнули и предложили эту самую дурацкую дружбу, или просто поиздевались? Друзей у Хелены в корпорации было не много. А ж целых ноль. Близкие доверительные отношения сложились только с Греттой, но это же практически мама, так что не считается, наверное. Был ещё Зелл, но там пахло чем угодно, кроме этой самой дружбы. Вообще, проклятая то и дело заводила новые знакомства, но дальше одной попойки дело почему-то не заходило. Но тут проблема, конечно, была в тех людях. Хелена-то идеальна, с ней проблем быть не может.
Мимоходом брошенная фраза здоровяка заставила девушку задуматься. Серьёзно, вот случиться что плохое – даже в больничке никто не навестит. Ибо некому.
- Если тебе нужна такая великолепная подруженька, ванну придётся принимать почаще, - буркнула Сиверс, пытаясь выглядеть как можно более спокойно. Не хватало ещё, чтобы до ушастого дошло, что его слова задели за живое.
Девушка выбралась из ванны и накинула себе на плечи полотенце. Второе, чуть побольше, хотя и всё равно слишком маленькое для такого здоровяка, Хелена протянула Джимми. И юная леди вовсе не нагло пялилась на ушастого, она всего лишь внимательно изучала результаты своей работы. Пристально и неотрывно.

60

Джимми продолжал ворочаться, стараясь не вывалиться из ванны вместе с самой ванной, а осторожно так перелазить вначале одним копытом, потом вторым, перенести центр тяжести подальше от прекрасной юной мисс, которая весьма так шустренько отошла из опасной зоны. Вообще подобное вылазивание казалось на удивление затруднительным даже не из-за того, что копыта скользят или черные мокрые патлы налезли на глаза и видны в основном размытые светлые треугольнички справа и вверху, а скорее из-за неприязни к чистой воде на подсознательном клеточном уровне. Вон даже шампунь слишком в голову ударил и нехватка воздуха как-то покачивает в сторону, куда виляет хвост. А тот явно оттягивался от души, пользуясь своей столь редкой властью.
-ХАХАХАХА-кха-кххх.. Та полюбасу, здеся же ж вода из крана льетсь.
Часто и хрипло дыша, здоровяк медленно выползал из ванны, то и дело встряхивая роскошной черной гривой, чтобы избавиться от лишней воды, тянущей вниз. И заодно так оставить следы геройского пребывания в каждом доступном и не очень уголке ванной. Уже через пару отряхиваний прилизанная тяжелая грива превратилась в торчащую острыми иголочками кругляшность, придающую и без того объемному Герою больше значимости и весомости. Вновь закашлявшись, Маллой на удивление шустро оделся, припустил штаны, чтобы хвост мог свободно вилять из стороны в сторону, вытряхнул в ванну какие-то черные опилки, нацепил коммуникатор, протерев запарившийся экран и проверив в его отражении наличие всех оставшихся в улыбке зубов. И, в завершении образа, зачесал челку назад, водрузив на голову потрепанную счастливую красную кепку, словно это была огромная светящаяся брульянтами корона. Ммм, это славное и столь недолговечное чувство чистоты и временной легкости, постоянно дергающееся правое ухо, в которое то и дело затекает вода, и, конечно грива, ставшая как будто еще больше и объемнее, мягче и приятнее наощупь…фу, теперь в ней будет труднее прятать мелкие липкие предметы еды, что хочется дожевать перед сном, чтобы сны были ярче и насыщеннее. И кисточка на хвосте скорее походит на помпончик нежели кисточку.
- А..ааа, леди Сиверс…?
Пошатнувшись, Герой взирал полными покрасневшим от искреннего недопонимания и шампуня взглядом то на юную мисс, то на полотенце в ее руке. Медленно, практически промахнувшись, взял вытирашку из рук хозяйки дома. Хрипло посапывая, некоторое время смотрел на махровый кусочек тряпки. На малышку, укутанную в полотенчико. Снова на тряпочку в руках. Должно быть это какой-то ритуал, и надо было тоже укутаться, чтобы было потом легче связать, повалить на землю и пинками выкатить на улицу. Чтобы все желающие в Корпорации могли воочию лицезреть доказательство силы и превосходства блондиночки, способной не только отмыть, но связать и вышвырнуть из дома Героя, превосходящего в несколько раз по всем физическим параметрам. Тогда надо было предложить вон ту шторку с рыбками, она выгоднее оттеняет естественный, сине-зеленовато-желтоватый оттенок кожи на скулах, подбородке и, конечно же, под глазами. Вытерев лицо полотенчиком, хвостатый вернул запачканную шампунной пеной тряпочку обратно хозяйке. Что-то сегодня Герой был чересчур щедр на подарки поклонницам. Ах, но разве этим огромным блестящим от восторга и обожания глазкам можно сопротивляться? Опираясь на стену, он неспешно вывалился из ванны, вновь закашлявшись от нахлынувшего свежего воздуха. Фу, ну сколько ж можно этим дурацким лесам и траве вырабатывать кислорода?! Занялись бы лучше чем полезным.
- Мммммфффф, у Вс есть чо покурить? Иль привалиться де?  Ыыыыыыыфффффф…..
Усевшись в проходе, здоровяк подпер рукой подбородок, продолжая хрипеть и неспешно вилять хвостом, из-за которого штаны начали сползать чуть ниже, чем были до мытья.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Жилой комплекс » Дом суровых силовиков