Корпорация MayDay

Объявление









ВНИМАНИЕ!

В текущий момент форум приостановил свою работу и находится в замороженном состоянии.
Он остается открытым, как площадка для общения и, если кому-то из наших игроков до сих пор интересен мир Корпорации и он хочет продолжать играть здесь или общаться.
Конец сообщения.
Правила
Обязательны к прочтению

Об игре
Концепция игры, прием в игру, способности, оружие, квесты, время, ранги

Информационный буклет
Сеттинг

Новости по форуму
Все, что мы имеем вам сказать по сюжету, изменениям на форуме и так далее

Что происходит по локациям

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Научный отдел » Библиотека


Библиотека

Сообщений 31 страница 60 из 70

31

Второй Саймон все с тем же серьезным выражением, с которым до этого читал толстенный фолиант, посвященный проблемам взаимодействия между мирами Альянса, изучил мелкие ровные буковки на приклеенном к странице синем стикере. Особое внимание мистер Глок из постапокалиптической Англии уделили зачеркнутой угрозе про хвостатую божественную сущность, ибо вторая, включающая снегозакопательные работы, его не сильно впечатлила.
Хмыкнул и поднял на разошедшуюся силфу смеющиеся серые глаза.
- Ладно, детишки, развлекайтесь. Сделаю все в лучшем виде.
Помахав рукой беспомощно оглядывающемуся близнецу, которого Эрмана буквально силой выволакивала за пределы драгоценной библиотеки, он покачал головой и вернулся к чтению. Первым делом, первым делом - фолианты. Ну а девушки? А девушки как-нибудь обойдутся, ну их. Одни проблемы от коварных.
И прямое доказательство тому - растеряное выражение на лице его двойника.

Первый Саймон позволил невыносимому созданью утянуть себя прочь из библиотеки на улицу. Как будто когда-то у него получалось сопротивляться ураганному натиску миниатюрной сильфы с ее умопомрачительными умоляющими глазами. Что не помешало ему мстительно сделать несколько заметок на будущее касательно своего безучастного отражения, проводившего парочку веселым и ничуть не сочувствующим взглядом и снова уткнувшегося в фолиант.
На улице существенно ничто с утра не изменилось. Все тот же снег, серебряной пылью покрывший крыши и деревья, землю и прочие поверхности. Саймон зиму любил, другое дело, что по его мнению, она должна наступать строго в отведенное ей время, а не в середине лета.
А вот сильфа сияла как свежеотпечатанная глянцевая обложка и явно настроилась на продолжительную прогулку. Библиотекарь поежился. Ему нравилось общество Эрманы, но наедине с девушкой он все еще чувствовал себя несколько неуверенно. О чем, во имя всего святого, с ней разговаривать? С памятного утра в библиотеке, когда они с Эрманой остались один на один с книжными стеллажами и пасмурным лондонским утром, рядом всегда крутились его двойник или Тара, или Урсулла, или Симус или еще кто-нибудь, кто создавал видимость активного общения при минимальном вмешательстве Саймона. Конечно, прелестная леди прекрасно могла поговорить за двоих, но библиотекарь считал это не лучшим способом наладить отношения.   
- Куда мы пойдем? - несколько затравленно даже поинтересовался он у сильфы, поднимая воротник. После теплой библиотеки было несколько зябко. - Тебе не холодно? Может быть, стоит пойти куда-нибудь, где теплее? В "Небесах" сегодня выступает хорошая группа...

32

Массивная дверь библиотеки медленно то приотворялась, то призакрывалась… тело висящее на ручке довольно хихикало, немного только разочаровываясь, что «карусель» отказывалась издавать мерзкие скребущие по нервам скрипучие звуки. Так и не добившись желаемого, создание с горящими глазами не хуже маяка в тёмную ночь двинулось лёгкой походкой от бедра в тёплое помещение, оставляя мокрые следы на начищенном паркете. Путь до научного центра был явно не прямой и скорый, чему свидетельствовали насквозь мокрые по колено брючки, потемневшие от растающего снега унты и хорошенько  припорошенная меховая шапка, то и дело сползающая на глаза. Рыжеволосое чудо добралось-таки до стойки, и уронила счастливо улыбающееся лицо на синие ладошки.
- Здрравствуй, душа моя! Всё сушишь свои драгоценные мозги над макулатурой?... Смотри, что я тебе принесла! – хвостатая дамочка шустро извлекла из сумки свежую крупную оранжевую (как из рекламы овощного отдела супермаркета) морковь и, хлопая заснеженными ресницами, всучила библиотекарю.
- У вас совершенно ненормальный график работы! – сокрушалась мисс Фьюричи, стаскивая шапку и синтипоновую куртку. – Ты же прекрасно знаешь, что недостаток свежего воздуха и витаминов пагубно сказывается на растущем организме… О, этот нездоровый цвет лица – просто кошмар! Знаешь, что говорит на этот счёт доктор Аль’Ахаби?.. Ой, если честно, сама забыла, но точно что-то нелицеприятное… А куда это все разбежались? Где твой напарник? – мелкое недоразумение постучало пальчиком по циферблату на руке. – Сокращённый график?.. Хм… И Мани нигде весь день не видно было… Как сегодня тяжело сосредоточиться на работе было! – громким словом «работа» научный сотрудник обозвала перекладывание бумажек на своём столе якобы проводя инвентаризацию и за одно наводя порядок. То есть избавляясь от груды шелестящих обёрток шоколадных конфет. В какой-то степени порядок всё же появился. – …Погода какая видел? От окна не оторваться! Так по снегу соскучилась, ужас… Зима… Хлопья какие за окном видел? Видел? Трудяжка… Угадай, где достала эту прелесть! Ни за что не догадаешься – тряхнула рыжими кудрями аналитик в сторону мегаполезной морковки, нетерпеливо поигрывая хвостом. – Почти у входа стояли два снеговика! Один большооой такой… ну да, размеров приличных, - что-то подсчитывая в уме, поглядывала на иномирянина Тара. – А второй мелкий, с синей макушкой... Задорно рассмеявшись, девушка затараторила: - у мелкого только и конфисковала… До высокого сколько не прыгала не смогла достать! Целую площадь там вытоптала вокруг него, не знала с какой стороны лучше подступиться, и всё без толку. Ах, тяжело нам маленьким… -потупив голубые очи пальчиком ковыряла стойку аналитик. – Ну, кто добытчик, кто молодец?! Прравильно, Тааара!.. Ой… я тебе тут наследила… - закусив губу обратила внимание на равномерно разбившиеся на полу озерца от дверей и до стойки. – Пустяки, дело-то житейское, - определила степень урона дамочка и на всякий случай, если хозяин сиих владений не разделит её точку зрения обворожительно заулыбалась.

33

Саймон не торопясь дочитал главу до конца, краем глаза следя за передвижениями хвостатой непоседы по вверенному ему помещению. Всунутый ему в руки предмет он тоже отметил, но значения ему не придал, не желая отвлекаться от написанного. Тем более, автор как раз подходил к описанию конфликтов, что было крайне интересно.
Он бы и дальше так стоял, пока не закончилась книга, но Тара требовала внимания. То есть, она, конечно, не особо требовала, скорее просто вела себя как обычно, но игнорировать жизнерадостные сто пятьдесят сантиметров счастья в замкнутом помещении становилось все более проблематично.
К тому же казалось просто некультурным не слушать девушку.
Закончив с чтением, библиотекарь захлопнул фолиант (использовав прилепленную Эрманой записку вместо закладки), аккуратно поставил его на место... и, наконец, вернулся из мира печатного слова в мир реальный.
- О, Daucus! - возрадовался он, обнаружив, что конкретно вручила ему заботливая саламандра. - Витаминчик! Надеюсь, ты ее помыла. А то мало ли в каких антисанитарных условиях она содержалась до этого?
Не дожидаясь ответа, Саймон уверенно вгрызся в корнеплод.
- Ммммм... вкушная! Хофеф? - он указал морковкой на обворожительно улыбающуюся девушку. - Хотя вряд ли. Вот, это тебе больше понравиться.
Все так же обгрызая трофей добычливой прелестницы, он промаршировал к стойке и вытянул откуда из недр своего рабочего стола коробку конфет в виде сердечка.
- Угощайся. Шладенькие, - периодические "фефекты фикции" в рече библиотекаря обуславливались тем, что морковочка оказалась реально большой, а Саймон - упрямым. То есть начатое однажды он обязательно доводил до конца и изничтожить несчастный Daucus carota сейчас было необычайно важно.
- А что, эти двое так и топчутся на пороге? - удивился юноша, вспомнив, откуда, собственно, у морковки ноги растут. Точнее, хвост. - Фтранно, они ше фроде дафно уфли... А, ладно...
Выкинув то, что осталось от щедрого подношения Тары в ведро, Саймон скептически оглядел оставленные милейшей леди мокрые следы, вздохнул и взялся за швабру.
- И ходют и ходют! Мисс Фьюриччи, в будущем вам придется носить бахилы, дабы не превращать библиотеку в болото. Иначе я вынужден буду...
Остаток фразы потонул в диком грохоте. Библиотека вздрогнула так, что зазвенели стекла. Свет мигнул несколько раз, а потом вовсе погас.
Саймон не зря провел шесть лет своей жизни в почти военных условиях. Инстинкты сработали раньше, чем мозг. Швабра отлетела в угол, а сам библиотекарь подскочил к Таре и завалил девушку на пол под стойкой, на всякий случай прикрыв собой.
Взрывы повторились еще несколько раз, но теперь на значительном отдалении. Саймон еще несколько минут настороженно прислушивался, однако все стихло. Зато проснулась система громкой связи, заговорив голосом Аюки:
- Внимание. На территории корпорации потерпел крушение корабль с опасными магами-ренегатами. Всем сотрудникам сохранять спокойствие. При встрече с кем-либо из ниже перечисленных советуем немедленно связаться с Советом Директоров или секретарем силового отдела. Поймавшему - вознаграждение. Удачи на охоте, ребята. Берегите себя.
Директор в своем репертуаре. Берегите себя - но ловите. Противоречивая женщина.
- Ты как? В порядке? - Саймон легко поднял девушку на ноги. Чуть отстранился, придерживая ее за плечи, и скептически осмотрел. Мда. Оставалась надеятся, что Тара не сочтет его действия за домогательство.

Отредактировано Саймон Глок (2011-02-11 10:16:13)

34

Изобилующие полезной информацией монологи саламандра изрекала вне зависимости от причины – простым ли желанием поделиться интересной историей, довести ли собеседника до белого каления, добиться ли своего измором, от обычного волнения или же просто избавляясь от лишней энергии (наличие собеседника при этом не обязательно). Результат один – долго игнорировать вещающее существо народ не склонен. Поразительно, что делает упорство! Субъект напротив демонстрировал поразительные чудеса выдержки. Тара на мгновение призадумалась, вспоминая обычную реакцию местного мистера Глока на словоохотливую леди. Вежливая улыбка и не покидающая облика деловитость… Может их, библиотекарей, специально обучают всяческим психотренингам спокойно реагировать на внешние раздражители? Или с детства пичкают какими-нибудь антистрессовыми витаминчиками, чтобы в зрелом профессиональном возрасте рабочие особи демонстрировали спокойствие удавов? На этой занимательной мысли Тара была вынуждена прерваться и сосредоточиться на удержании челюсти в исходном положении: одна из рабочих особей в профессиональном возрасте совершенно непосредственно грызла вверенную ему морковку.
- Потрясающе…- полушепотом изрекла аналитик, круглыми глазами любуясь на уничтожение её презента. А где саркастически приподнятая бровь? Где немой вопрос в глазах «что ЭТО? это вообще съедобно?»? Где тот чопорный англичанин, акцентирующий внимание на деталях? А, вот! Всё-таки национальность – это фактор. Помыла… Помыла? Когда она это могла сделать, учитывая текучесть целенаправляющих мыслей, а следовательно и сменяемость направлений? Да это и не важно, главное – от души! Кудрявая оптимистка, смеясь, помотала головой, отказываясь разделить «блюдо» с очаровательно коверкающим слова мужчиной. Два метра ребяческой непосредственности ответили слабостью мисс Фьюричи – сладким.
- Ой, какие миленькие! Просто прелесть! А знаешь, что самое забавное? Никак не ожидала, что они окажутся в твоём рабочем столе! Саймон – романтик? – Тара лукаво прищурилась и, сосредоточено порывшись в коробке в поисках самой желанной конфеты, забросила за щёку лакомство. Рыжая непоседа с нарастающим удивлением и интересом всё больше подвергала корректировке стандартный чопорный образ англичанина.
- Шладкое – моя шлабость… - зажмурившись, повествовала саламандра. – Шаймон, не знаю, где ты их достал, но надеюсь, их там ещё много… я согласна на такой рацион.
Хвостатая леди только пожала плечами, когда «эти двое» стали фигурировать в разговоре.
- Да кто их знает? Это же Мани… – хихикнула не многим лучшая дамочка. И проследив за взглядом библиотекаря, как-то само собой переместилась на приличное отдаление от следов. Почти нашкодивший кот. При первых же звуках начавшейся было тирады кудрявый вредитель закатила глаза. Ну вот, дождалась. «Спокойно, Тара! У мужчины должен быть один недостаток. Подумаешь поворчит немножко… Ну преувеличит слегка… Считай это ложкой дёгтя…»
На самом интересном, а именно, какие меры собирался предпринять лектор, оглушительный грохот, обычно сулящий живописные развалины, разорвал приятную тишину библиотеки. Освещение прощально замигало и погасло. Видимая реальность исчезла так внезапно, что юная аналитик растерялась.
Сотрудник аналитического отдела изрекла глубокомысленное «Ой…» и запнулась. Что надо сейчас делать? Падать? Прятаться? Бежать? Неприятное чувство снова оказаться лишённой зрения встряхнуло оптимистические планы саламандры. Пока девушка вспоминала расположение предметов в зале, нечто мощное снесло её на пол и нависло сверху. Это нечто было достаточно уютным и пользовалось приятным парфюмом, чтобы посчитать его приличным убежищем, пока гремят взрывы. «Ничего себе реакция!» - больше всего поражалась хвостатая. В напряжённой тишине выжидания Тара старалась дышать в два раза реже, чувствуя, как «локатор» сверху сканирует обстановку. И почему в эту кудрявую голову не приходили мысли о причинах крушения, о нанесённом уроне?.. Мелкое существо теснее сгруппировалось под надёжным мистером Глоком, приятно ощущая движения его грудной клетки при дыхании. Ровное… Он вообще волнуется когда-нибудь? «Наверное, из равновесия его способно вывести только посягательство на библиотеку…» - ехидно подумала саламандра.
Как марионетку её подняли, и ноги ощутили твёрдую поверхность. Легкий румянец почтил щёчки мисс Фьюричи, пока Саймон справлялся о её состоянии.
- Всё хорошо, спасибо… А ты? –пролепетала Тара.
- Ужас, что творится! Как думаешь, сколько уцелело? Это вообще-то возмутительно! Что им тут всем мёдом намазано? Нападать на Корпорацию – это мерзко! И даже крушения терпеть, тоже недопустимо!..
Смысл происходящего начал доходить до пышущей праведным гневом Тары. Голубые глаза просительно уставились на юношу и, уцепившись в руку библиотекаря, девушка продолжила:
- Саймончик, можно я где-нибудь рядышком поошиваюсь?
Хотя мёртвая хватка не давала дипломатичному «где-нибудь» других вариантов кроме как в непосредственной близости от оперативно реагирующего юноши.

35

- Что со мной сделается, - Саймон отмахнулся и отпустил Тару на вольную волю. Саламандра, впрочем, сей щедрый жест не оценила... или, может быть, просто решила жестоко отмстить за недавний полет на пол, ответно вцепившись в его руку с силой и страстью, достойной лучшего применения. Надо же, а с виду такая хрупкая и пальчики такие тоненькие. Может быть, не зря его дорогой двойник от этих двоих так шарахается.
Впрочем, теперь уже только от одной. Рыженькой такой, с хвостиком.
- Можно, можно. Не волнуйся, не думаю, что на нас кто-нибудь нападет, - Саймон успокаивающе положил ладонь поверх Тариной ручки, все еще не ослабляющей мертвой хватки на его предплечье.
Как будто он сам ее теперь куда-то от себя отпустит. Ну уж нет. Аналитики не бойцы и мисс Фьюричи только что это прекрасно доказала. И потом, оставить девушку одну в такой ситуации - это просто не допустимо, его же потом совесть замучает, если с ней что-нибудь случится.
- Значит так, - парень бегло осмотрелся. В темноте видно было не очень хорошо, но, судя по всему, урон библиотеке нанесен не слишком существенный. Он нахмурился, потом пошарил рукой в одном из ящиков своего стола и вытянул на тьму божию внушительных размеров плазменный пистолет.
- Для особо злостных нарушителей, - Саймон ухмыльнулся и многозначительно подвигал бровями. На самом деле, пистолет он держал под рукой просто на всякий случай - от некоторых благоприобретенных в Лондоне привычек было трудновато избавится. Одна из них, вечная паранойя, кажется, преследовала всех выживших в том аду. Он же до сих пор не мог уснуть, не положив на тумбочку заряженное оружие, а любимый нож давно заменил плюшевого мишку.
- Сейчас мы на всякий случай осмотрим помещение, - предупредил Глок. - Погоди, только дверь закрою, - оставив Тару за стойкой, Саймон бесшумно подошел к двери, заложил ее изнутри на засов и вернулся к девушке.
- А потом... - англичанин на секунду запнулся, соображая, что же они будут делать в этом загадочном потом. - А потом мы пойдем искать нашу непутевую сладкую парочку. Ибо с этих двоих станется влипнуть в какую-нибудь... - Саймон глянул на Тару и запнулся, - ... куда-нибудь, в общем.
Подхватив девушку под руку, Глок быстро, почти бегом, провел ее между стеллажами, на ходу поднимая упавшие книги и возвращая их на законное место. Землетрясения землетрясениями, нападения нападениями, а в библиотеке должен быть порядок. И тишина.
- Все, можем идти, - в последний раз скептически оглядев помещение, постановил потомственный библиотекарь, ненавязчиво разворачивая Тару к двери. Распахнул ее перед девушкой... и настороженно замер.
- Милая, - он притянул саламандру к себе, покрепче перехвати ее руку и несколько напряженно поинтересовался: -Мне кажется, или я закрывал дверь на щеколду?

36

«И чё ты творишь?..» - задавалась вопросом кудрявый аналитик, отсутствующим взглядом уставившись туда, где должны были быть полные сострадания и участия глаза библиотекаря. Но так как в густом полумраке читался только силуэт, то ничто не отвлекало от раздумий. «Эмм… Саламандрочка, а с каких это пор тебя стали пугать авантюры? Катастрофа… Лесные жители в опасности, половина уже передохла… Ещё одна твоя дурацкая выходка - и каюк фауне…» Воинственный дух приключений возвращался, и любопытство било через край. Обычное состояние мисс Фьюричи – куда-нибудь влезть, что-нибудь разведать, где-нибудь вляпаться… Но как же трогательно двухметровый юноша взвалил на себя опеку над мелкой пройдохой! Ещё слегка поразмыслив, Тара уже меньше кляла своё неожиданное проявление испуга. «Так поступают настоящие женщины! Они притворяются…» - хитрый взгляд прищуренных голубых глаз пристально следил за передвижениями Саймона. Ощущение «настоящая женщина» прилично увлекло юную особу. Ей грезились красотки с глянцевых страниц с бесконечными ногами, соблазнительными выпуклостями-вогнутостями, капризно надутыми пухлыми губками… и Тара среди них… Юноша тем временем демонстрировал массивный плазменный пистолет. Дамочка подумала было грохнуться в обморок от избытка чувств, но, в конце концов, посчитала это за перебор. К тому же ей жутко нравились такие штуки. Так что саламандра весело фыркнула и снисходительно заявила, закатив глаза: «Мальчишки!» «И вообще, я совсем не испугалась… Это просто ответная реакция… Инстинкт самосохранения, если хочешь… А что? Он же закрывал меня от мало-ли-чего... И я уже вижу в нем надёжное укрытие… то есть укрывателя… и защитника… и бла-бла-бла… Тара, тебе надо проверить голову на наличие сотрясения!»
В блаженном ступоре, судя по всему, дамочка прибывала долго – благородный рыцарь уже навёл порядок в любимой библиотеке (нет, это уже диагноз!), проверил помещение на наличие иных разумных существ и деловито составлял план ближайших действий. Рыжее чудо послушно семенило следом. Оно в это время обдумывало тысячу глупых мелочей. Оно уже в который раз улыбалось само себе – это «жжж» не с проста!
- Кажется мне удалось невозможное… я сотрясла то, чего нет… Может всё-таки сделать компьютерную томографию? - сокрушённо пробубнила саламандра и почувствовала напряжение Глока, уже в который раз ограничивающего среду обитания девушки длиной вытянутой руки. «Ой, мистер приобретает забавную привычку. Как мило» - усмехнулась аналитик, готовясь растаять. А, собственно, почему бы и нет? Вокруг сплошная романтика – полумрак библиотеки, относительное уединение (относительно верности предположения о диверсанте, разумеется), и само собой заботливый красавец… Однако сосредоточенный вид землянина портил все розовые картинки «коварной соблазнительницы». Она честно постаралась припомнить все манипуляции с дверью после её эффектного появления, но толку от этого усилия было мало. Тара ухватилась цепкой ручкой за планку рубашки Саймона и потянула на себя, сокращая разницу в росте.
- Дорогой, а можно Я буду стрелять из той клёвой пушки? – горячо зашептала аналитик, считая, что так она создаёт меньше шума (как будто до этого они ничем не выдали своего места нахождения).

37

согласовано

- Для тебя все, что угодно, ррррадость моя, - прохрипел вынужденный согнуться в три погибели и, к том же, слегка придушенный Саймон. Ох уж эти женщины, только дай им в хрупкие ручки что-нибудь большое и блестящее.
В другое время энтузиазм прекрасной саламандры молодого человека порадовал бы в самое сердце - надо же, нашел не только красивую девушку, но еще и верную боевую подругу, но обстановка к позитивной оценке прелестей жизни не располагала.
Впрочем, пистолет он Таре милостиво отдал. В изящных ручках игрушка смотрелась весьма внушительно. Да и вообще, хрупкая рыжая мадам со смертоносной пушкой крайне радовала мужской взгляд, медленно и со значением скользящий по изящной девичьей фигурке.
Так, стоп. Спокойно, Саймон, сейчас не время любоваться девушками.
Мистер Глок несколько нервно прочистил горло и хлопнул кулаком по выключателю. Библиотеку озарил яркий свет от нескольких десятков люстр. Вряд ли таинственный любитель приобщиться к межмировой литературе сразу после закрытия остался не в курсе наличия в помещении посторонних, а вот им хороший обзор не повредит. Искать черных кошек в потемках Самон не нанимался, в конце концов.
К тому же, если их неурочный посетитель уже приспособил глаза к темноте, то он явно получил пару не самых приятных впечатлений. Мелочь, а приятно. И только совершив сей нехитрый маневр, Глок осознал, что явно ошибся в выборе тактики. Надо было свалить по тихому... ээээ, стоп.
И оставить библиотеку на растерзание какому-то, наверняка малограмотному, преступнику? Ну уж нет! Глоки вверенные им помещения в беде не бросают.
- Ну что, кто тут, выдь да покажися, - под нос бормотал Саймон, бесшумно скользя по библиотеке.  – С  нами честно подружися…, - мистер Глок наклонился и достал из-под стола ружье. Да-да, тот самый старый-добрый ремингтон, который в свое время имел честь упираться в его же спину. На мысли о диалоге он наводил в последнюю очередь, но ведь надо же дать человеку шанс сдаться самостоятельно?
- Коль ты старый человек, - Саймон оттянул цевье, – то какого ж гхыра ты в такую погоду по улицам шляешься, а не дома сидишь?
- Коли молодец ты дивный, - сухие щелчки вкладываемых патронов  - выходи скорей, противный.
- А коли ты преступник с потерпевшего крушение корабля, - клацанье передернутого затвора, - то ты имеешь право на один звонок и личного адвоката. 
В ответ где-то далеко прозвучал тихий смех, от которого у Глока мурашки побежали по коже.
- Мне так кажется, - резко севшим голосом обратился Саймон к саламандре, - первый контакт можно назвать успешно состоявшимся. Душа моя, мне кажется, наш таинственный посетитель будет тебе не интересен, так что не стоит затягивать общение. Давай ты меня в баре подождешь? Там сегодня группа хорошая выступает. Наверное.
Дверь за парочкой захлопнулась, ясно давая понять, что никто и никуда не идет.
Глок несколько нервно сглотнул. Все-таки, Рэмбо он не был ни случайно, ни специально и особого желания сражаться с неизвестным магом-ренегатом не испытывал.  Но, как говорится, велика Мория – а отступать некуда, позади стена.
- И что ты мне сделаешь, человечек? – прошелестел бесцветный голос и юношу швырнуло к вышеупомянутой с такой силой и скоростью, что он толком и осознать не успел, что происходит. В горло впились холодные, просто ледяные пальцы, выдавливая те жалкие остатки воздуха, которые не выбило от теплой встречи с каменной поверхностью.
Саймон попытался ослабить хватку на своем горле, но пальцы только бессильно царапнули по ладони, схватив воздух.

Отредактировано Саймон Глок (2011-03-10 16:58:33)

38

старт
Этот запах он заметил в нескольких прыжках от озера. Его ни с чем нельзя было перепутать. Пахло замерзшей кровью. Смертью.  Так пахли только некоторые маги, с которыми лугару никогда не пожелал бы встретиться в темном переулке. А Среднелунее  именно тот сезон, в который чернокнижник является лучшим  другом и десертом, для ненормального лугару. ш’Эррен проникся идеей оплачиваемой Охоты и  припал к земле, разыскивая кровавую ниточку и следуя ей шаг в шаг. Следов нигде не было видно, а запах становился все отчетливее. Все сильнее. На собственной шкуре волк уже изучил эту закономерность и теперь приглушенно рычал, предвкушая драку. Запах вел к библиотеке. Волк  возмущенно вильнул хвостом. Запах крови переплетался с двумя другими, сильными, но не имеющими магической природы… практически. Огонь? И книги?  За год, проведенный в Корпорации, ш’Эррен так ни разу и не зашел в это помещение. Выходит зря. Теперь поле боя он не знал.  Становилось все интереснее.
Рыжая тень бесшумно скользнула в двери. И волк едва не лишился хвоста, когда они стремительно захлопнулись. Лугару с трудом удержался от возмущенного лая   и укрылся за одним из ближайших стеллажей. Ловили не его.  Чем ш’Эррен и воспользовался. Перемещаясь под надежным прикрытием стены из книг и дерева, оперативник изучал обстановку. Маг играл с человеком в кошки мышки, но теперь в помещении был и волк, пока не учтенный. А у мышки скоро кончится воздух. Ренегата нигде видно не было, но в одном месте запах был буквально осязаемым. Звериное тело растянулось в прыжке и остановилось перед человеком.  Удерживающая его сила едко поползла по шкуре намереваясь продавить в ней дыры. Теперь для нее была более близкая и теплая цель.
« Добрый вечер» Вполне миролюбиво, но несколько разочарованно, от того что концентрированным запахом оказалось лишь заклинание, поинтересовался ментальный голос «Или я испортил вам всю романтику?» ехидно поинтересовался волк рассматривая янтарными глазами рыжую девушку.
«Эй, может со мной потанцуешь? Ты один. Я один» хвост возбужденно мотался из стороны в строну, а по звериной морде расползся издевательский  оскал адресованный, как и реплика, укрывшемуся магу «Как на счет танго?»

39

начало игры

Почему, во имя всего сущего, в моменты, когда надо держаться вместе, мужики обычно говорят "давайте разделимся"? Почему нельзя прислушаться к голосу разума в ее исполнении и вместе, пусть медленно, но без проблем обыскать вверенную территорию. Нет, нужно спорить, бить себя пяткой в грудь и доказывать, что так будет лучше.
Ладно, дорогой. Лучше так лучше.
Посмотрим, как ты запоешь, если столкнешься с магом... без мага. Силовики, прости Один.
Тень раздраженно передернула плечами и, остановившись у очередного поворота, послала вперед поисковый импульс. Тот волной прошел по коридору, отразился от противоположной стены и вернулся обратно. Впереди никого не было.
Девушка, бесшумная ступая по каменному полу мягкими подошвами сапог, двинулась дальше.
Ничего, как говорится, не предвещало. Поэтому резкий всплеск вырвавшейся из ниоткуда магической энергии немного застал Тень врасплох. Какого гхыра? Колдовали где-то впереди, у... девушка мысленно прикинула направление... у библиотеки. И плели явно не заклинания сушки одежды.
Сориентировавшись, Тень бегом поспешила вперед.
По старой-доброй традиции затормозив о закрытую дверь. Такое с ней иногда бывало, с дверьми они вообще не очень ладили почему-то. И эта, высокая, дубовая и явно запечатанная магией, исключением не оказалась.
Ведьма провела пальцами по створке, выплетая отпирающее заклятие. Ноль внимания, фунт презрения. Створки даже не дрогнули.
Кто бы сомневался.
- Алохомора, - насмешливо фыркнула девушка, прицелившись в дверь из пальца. Увы и ах, без палочки заклинание не работало. И что за бесполезная магия? Пришлось действовать по старинке.
Дверь просто осыпалась пеплом, открывая взору Тени прелюбопытную картину: молодой библиотекарь, рыжая девушка и волк.
И отголосок мощной магии где-то в глубине стеллажей. Маг, чью энергию она почувствовала, был здесь. И, кажется, планировал какую-то гадость. Каааакая неожиданность.
- Привет, - Тень жизнерадостно махнула теплой компании рукой. - Не возражаете, если я к вам присоединюсь?
Не дожидаясь ответа девушка деловито прошла внутрь. Провела ладонью у горла человека, хмыкнула. Глянула на волка и хмыкнула еще раз, заинтересованно.
- Вот, держи, - ведьма порылась в сумке и сунула в руки библиотекарю флакончик со снадобьем. - Вы в порядке? - это уже рыжей девушке.
Волк вопросов не вызывал, и так видно: здоровая матерая зверюга. Вышедшая на тропу войны. Наверное, силовик. Тем лучше - раз ее напарник предпочел разделится, она берет себе нового. Этого.
- Есть мнение, - девушка наклонилась к волку, низко-низко, так чтобы ее слышал только он, - что стоит поискать в третей секции.

40

Только один вид живых существ открывает двери так, что потом их нужно менять. Женщины!  ш’Эррен не без уважения понаблюдал за крахом дерева. Надо же, а выглядела такой милой. Теперь в библиотеке пахло еще и травами. Точнее какой-то одной, о названии которой волк не имел никакого понятия.   Дипломированный специалист. Только его… ее, здесь и не хватало. Полный боекомплект, т.е. маг и силовик. Девица явно привычная к полевой работе, и проку от нее будет больше, чем от придушенного и рыжей.  Прекрасно, пусть прикрывает.
«Третья так третья» лугару беззаботно вильнул хвостом и лениво побрел  в указанном направлении. Смысла красться, перекатываться от стола до стола, или стеллажа не было совершенно никакого. Маг прекрасно видел их всех. Открытым вопросом была только новоприбывшая магическая боевая единица. Но это уже ее дело. Все на местах и прекрасно знают свои обязанности и шансы. Несколько раздосадованный отсутствием спроса на его щедрое предложение волк принюхивался в поисках знакомого запаха. И тут было что-то необычное. Замерзшей кровью пахло все! Все книги, углы, стекла... Создавалось впечатление, что ренегат это само пространство библиотеки Корпорации.
Оперативник завернул во вторую секцию, и еще не успел поставить лапу на доски, как опять потянуло холодом. Массивного зверя подбросило силовой волной и приложило сразу об потолок, потом о пол и напоследок запустило в стену. До последней лугару лететь отказался, и вцепился когтями в ближайший стеллаж, оставляя на нем глубокие борозды и разбрасывая попавшие под лапу книги. Новый сюрприз от преступника медленно, но верно путался в шкуре. С такой периодичностью общения с магами к сотой луне облезу. Зверь тяжело сполз на пол. Дышать было сложно, из разинутой пасти подозрительно синел язык и, по ощущениям, точно не хватало клыка.
«Какой ты страстный!» Восхищенная псина встряхнулась, и продолжила свой путь. Болело все, в лапах сидели занозы размером с паления, а  ш’Эррен упрямо прогуливался дальше.
«Знаешь, а я еще румбу танцую. Представь себе ночь, пляж, цветы…»
- Ррррр… - помещение заполнил приглушенный восторженный рык. От возбуждение шерсть вздыбилась, а в местах особо потрепанных заклинаниями, образовались плеши. Все затянется буквально за день. Но этот день еще нужно было пережить. И с этим пунктом лугарец усиленно боролся все Среднелуние. Намеренно лез на рожон, и искал самых неприятных противников. Можно было спрятаться у девицы за щитом… А азарт? А удовольствие самолично перегрызть гаду глотку?  За это можно и потерпеть. Пусть Вольный в кои-то веки гордится своим сыном, а Сестра-Покровительница… Поплачь. При встрече отругаешь.
ш’Эррен жизнерадостно оскалился и заявил в пустоту очередного пролета.
«И я отплясывающий на твоей могиле! Оценил эстетику, тварь?»

41

Тень шагала за волком, вроде бы легкомысленно осматриваясь по сторонам с видом любопытствующей туристки. Даже мотивчик какой-то едва слышно под нос мурлыкала. Навязчивый.
Ох и не нравилось ей это все. Чужой магией пропитано было буквально все. Книги, по корешкам которых Тень скользила кончиками пальцев, дерево стеллажей, сам воздух вокруг. Как такое вообще возможно? Это ж какой силищей надо обладать и насколько ее не контролировать, чтобы вот так "заляпать" своей энергетикой все вокруг.
Ведьма поморщилась. Маг все больше напоминал жалкого дилетанта, дорвавшегося до силы, но не могущего толком ей распорядится.
И следующие действия только подтвердили эту теорию.
У Тени тягуче, болезненно свело живот от чужой... чуждой нарастающей силы. Напарник уже свернул во вторую секцию, девушка, шедшая за ним след в след, отстала на пару шагов. Соответственно, и досталось ей меньше. На них обрушили поток простой, сырой силы. Холодной, как море зимой. Ведьма вскинула руки, выставив щит.
Ощущения были... ну, как если бы она обычным щитом пыталась остановить поток воды. Девушка проскользила по полу, подталкиваемая чужой силой и врезалась спиной в один из стеллажей. Дерево выдержало и устояло, у врезавшейся в него Тени от удара выбило воздух из легких. С шелестом и грохотом на пол обрушилось несколько книг.
Волку досталось больше. Его прокрутило в воздухе, приложило о потолок и пол. Тень успела немного подстраховать, но одновременно держать щит и тормозить кувыркающегося немаленького зверя было тяжковато. Все, что получилось - слегка смягчить удар.
Волна спала так же быстро, как и накатила. Тень с облегчением опустила щит, жадно глотая воздух. Рядом хрипло дышал волк.
Видимо, противнику требовалось какое-то время на восстановление растраченного. Не очень много - Тени, например, после такого понадобилось бы не меньше недели. С другой стороны, Тень бы с таким количеством энергии такоооооого наплела, что от Библиотеки вмести с Корпорацией камня на камне не осталось бы.
На этом можно сыграть.
Стараясь не наступать на разбросанные книги, ведьма добралась до скалящегося в темноту волка. Мимолетно скользнула горячими пальцами по подпаленной шерсти, по простому подпитывая напарника силой. Корпорация полна была источников, что одновременно и усложняло, и облегчало задачу. С одной стороны она сама могла пополнять резерв в нужных количествах, с другой - противник тоже.
- У этого мага богатырская магическая сила... которой он, похоже, не умеет управлять, - Тень одернула рукава куртки, поправила сбившуюся сумку. Проверила резерв. Первое нападение маг совершил минут за пять до того, как она пришла. Второе - через пятнадцать. Вывод? У них есть минут пять на то, чтобы придумать, что делать дальше.
- Он в пятой секции. Шустрый... вагурц. Что будем делать?

42

Волк был готов поклясться, что оценил. Где-то впереди раздался взбешенный рык. О да! Кровь быстрее побежала по венам и сердце учащенно забилось. Дышать стало легче. И все благодаря девице. Опытный маг. Помогает без новящивости и длинных заклинаний. Жаль только, что лугарская наследственность гасит добрую половину ее стараний. Но и этого вполне хватило. Энергия сразу же направилась на пострадавшие участки. Ускорилась регенерация. Шкура лосниться не начала, но ребро стало на место. С хрустом и принеприятнейшим набором болевых ощущений, но вернулось куда положено.
«Спасибо. Но можешь не тратиться» ш’Эррен пытался достать из лапы самую солидную занозу. Она мешала ступать. А в звериной душе махровым цветом распускалась гордость за себя. Взбешенный противник – неосторожный противник, пусть и значительно более опасный. И если ведьма права, то его определенно нужно злить. Недоучки не способны работать под гнетом эмоций.  Если продолжать в том же духе, то прятаться ренегат больше не будет. И попытается самолично разорвать зарвавшуюся псину на клочки. «Псине» нужно было только еще немного позлорадствовать… и пережить три секции. Сколько их здесь вообще?!
«Это был риторический вопрос, да?»
Волк прижал уши к голове и как-то слишком жизнерадостно предсказал их ближайшее  будущее
«Идем в пятую. Я -  прямо, а ты - в обход. Только постарайся одна в драку не лезть. И если что громко кричи» понимающий взгляд пробежался по поджатой фигурке девушки-мага и лугару нехотя добавил
«Хоть для приличия кричи. Короче, организуй панику! Возражения есть?» Она точно справится. А его не будут посещать упаднические сомнения а-ля «а не спрятаться ли мне?» По всем законам логики от ведьмы в команде очень большая польза. Она громко ругается, жалобно смотрит, и  хвост болеть перестал. А лапы?  Ох, Сестра, скоро я к тебе пожалую. Скоро. Припаси местечко на Лунной Поляне а?
«И еще… Можешь что-нибудь сделать, что бы я мог различить его запах? Такое чувство, что меня заперли во флаконе с мерзкими духами…»
Волк догадывался, что даже если это и возможно, проку вряд ли будет много. Но хотелось бы знать, где его попытаются уничтожить в следующий раз чуть раньше. Хотя бы на шаг

Отредактировано ш’Эррен (2011-03-13 16:05:08)

43

План Тень одобрила. Паника... ладно, будет ему паника, нервные барышни всех миров сжуют свои платочки от зависти.
В любом случае, это лучше, чем невнятное предложение разделится от предыдущего напарника.
- Не двигайся пару минут и закрой глаза, хорошо?
Девушка опустилась на колени перед волком, положила руки на загривок, прижалась лбом ко лбу зверя, погружаясь в общую темноту, в мир один на двоих. Темнота. Боевой азарт, кипящий в крови. Ноющая боль в лапах. Темнота. Пульсирующая энергия неизвестного мага в пятой секции. Острое покалывание магии на кончиках пальцев. Мягкая шерсть под рукой. Мерное дыхание ведьмы.
Запах замерзшей крови вокруг.
Вот оно.
Заклинание сплелось само, естественное, как дыхание.
В нос ударил едкий, неприятный запах... Дааа, пахнет этот маг отнюдь не розами. Смердит, откровенно говоря.
Тень вздрогнула и отстранилась от волка, разорвав контакт. Запах исчез для нее, для напарника должен был остаться ясным и четким.
- Ну как-то так... - неопределенно и не очень понятно пояснила девушка. Выпрямилась, размяла пальцы. - Кстати, я вроде как создала связку... боевую. Правда, здорово? Ну все, я пошла. Удачи.
Протараторив все это на одном дыхании, ведьма жизнерадостно улыбнулась, коротко кивнула и скрылась за стеллажом, на прощание махнув волку рукой.
Благо, благодаря связке она теперь прекрасно могла почувствовать реакцию напарника и на расстоянии.

44

Волк еще толком не успел сообразить, чего от него хотят, а девушка уже опустилась на пол. И положила руку на плешь. А это больно! ш’Эррен даже не огрызнулся, так и застыл с перекошенной мордой и послушно закрытыми глазами. На просьбу ведьмы сознание реагировало инстинктивно, так что он вообще ни о чем не думал. Старался не думать. Запах  неизвестной  травы стал практически осязаем, и можно было легко перекусить одинокий  стебелек. Тонкую девичью шею…
И этой шее совершенно не стоило  так близко к нему подходить. Да еще и вбрасывать его в транс. Лугару имел полное право преподнести прекрасный подарок Вольному. Но кругом была темнота.
Темнота. И в этой темноте, он зачем то начал искать слово. И замелькали кусочки двух разных картин одного мира. Маги все видят не так. Но их чутье сродни нюху. А в одном из кусочков было оно.
Ивеница.
Трава Покровительницы.
Он выпал из темноты, и  сладковатый запах травы сменился замерзшей кровавой вонью. И ведьма пахла вовсе не травой Сестры, как он подумал в трансе.  Лугару мысленно усмехнулся. И сделал глубокий вдох. Запахи магии и живых существ сразу же разделились на сотни нитей. И теперь он знал куда идти. Точно не туда, куда он только что собирался ставить лапы. В нескольких шагах впереди просто разило талым льдом.
«Здорово… А ты дьявольски везучая ведьма!» ш’Эррен посильнее оттолкнулся от пола и длинным прыжком пересек часть коридора. Рагу с ароматом псины в меню на сегодня так и не вписали.
«Пылкий ты мой, я еще про вальс не говорил? Как у тебя с дворянской родословной? Чур, я веду».
А в голове, в той части сознания скрытой ото всех, новящиво крутилась мысль. Спасибо, Сестра. Потом сочтемся,  я не забуду. Даже когда твоя Луна зайдет. И  если не зайдет…
Что вообще такое боевая связка?! А он ведь так и не спросил. А, наверное, стоило.
Волк свернул в третью секцию. И сразу же отскочил. На него посыпалась полки. А книги остались стоять на своих местах. В воздухе. И, похоже, их стоило бояться больше. Упавшее не пахло ничем, дерево и дерево. А вот парящие книги напоминали зеркала. И ш’Эррен прибывал в замешательстве относительно их вредоносности.
« Сладкий, ты бы сказал! А то  про командные танцы я так и не подумал» Книги заняли оборонительную позицию, и теперь перед зверем стояла наклоненная бумажная стена. Подозрительно изгибающаяся в след на ним. Волк  пробно ударил когтистой лапой по основанию конструкции.  И спешно отскочил назад. Тыл оказался холодным. Стеклянным.   А сверху посыпались куски битого зеркала. Разбивались о пол и резали все до чего доставали. Где-то впереди раздался торжественный смех.
«Нет, сволочь! Сразу ты, и  уж тогда похороны!!!»  лугару остервенело рванул вперед. В книжную стену.  Ощущение было сродни снятию шкуры заживо. И оно забиралось все дальше… и прошло. Волк шлепнулся на пол и прокатился пару шагов, оставляя за собой красные неровные разводы. Кругом валялись рваные листья. И никаких стекол.
« С таким то воображением, тебе только к Белой в каты! На пол ставки…» Да, Сестра, точно оставь мне место! Еще две секции… А жизнь только одна. Как думаешь, поделят?

45

Ну... в общем обычно реакция у насильно втянутых в боевую связку была более...эээ... эмоциональной. Да. В след удалившейся ведьме как правило летела ругань "осчастливленных" напарников. С другой стороны волк мог просто не знать всей прелести свалившейся на него радости. Что же, тем ярче будут впечатления, когда она развернется во всей красе.
Интересно только, у кого?
Тень пробиралась между стеллажей, мягкая подошва эльфийских сапог скрадывала шаги, позволяя ведьме двигаться почти бесшумно. Конечно, оборотень или там вампир услышат, но вот у увлеченно колдующего мага есть шанс получить инфаркт, когда она появится у него за спиной и скажет "бу". А еще лучше - просто молча огреет его чем-нибудь тяжелым по голове. Как там говорится? Словом можно ранить, а словарем убить? Вот и проверим.
Где-то сбоку и чуть впереди мерно билось сердце напарника, так же пробирающегося к цели. Третья секция, недавно покинутая невидимым противником, да? Еще две и... а это еще что такое? Какого гхы... Не успевшую додумать Тень скрутило острой болью, чуть приглушенной от того, что чужой, но все равно не особо приятной. Оооох. Вот вам и боевая связка в действии. Выругавшись, ведьма слегка подкорректировала восприятие свое и напарника, чтобы физическое состоянии "другой стороны" не ощущалось столь остро.
Вот ведь мздрюк брынный, чтоб его мамырц хватил! И смех у него противный. Тень едва удержалась от того, чтобы послать парочку самонаводящихся пульсаров на голос.
Но, судя по повышенному вниманию, проявляемому к волку, ренеГАД то ли не заметил ведьму, то ли не счел достойной противницей и лишний раз напоминать о себе явно не стоило. По крайней мере, на пути девушки пока не возникло ни одного препятствия и это наводило на мысли либо о непроходимой глупости мага, либо о его же изощренном коварстве. В любом случае расслабляться Тень не спешила: неосторожная ведьма - мертвая ведьма. А ей пока и так не плохо.
Впереди с шелестом упала книга. Девушка замерла, настороженно прислушиваясь к тишине и сканируя окрестности на предмет чужой магии. Тихо. Даже противный хохот мага не слышно.
А потом началось светопреставление. Кажется, не она одна тут решила проверить, можно ли убить словарем. И не только словарем. Книги самых разных жанров и направленностей начали срываться с мест, стаей разозленных ворон пикируя на ведьму. 
Вот гхыр!
Тень рванула вперед по проходу, уворачиваясь от сошедшей с ума макулатуры. Шелестящие страницами книги не отставали, с каждым разом набрасываясь все яростнее. Почему-то особенно усердствовал томик со знакомым названием "Параллельные миры для чайников".
- Эй, - возмутилась девушка, пригибаясь и одновременно резко сворачивая влево. - Я же тебя читала!
Увы, не вразумило. Пришлось кидаться вправо. Не рассчитала, врезалась плечом в стеллаж. Проклятые деревяшки, кто тут их понаставил в таком количестве? Зато какая прыть - две секции Тень преодолела буквально на одном дыхании, не удержала равновесия, поскользнулась и вылетела-выехала в следующую. Пятую, если верить болтающейся над головой табличке.
И, как водится, пустую.
Нет, этот дхур драный издевается что ли? Сколько можно играть в догонялки?
Ведьма резко выпрямилась. Кисть правой руки светилась зеленоватым светом, особенно ярком в темноте. Кстати, интересно, почему темно? Когда она только вошла в библиотеку, светло было как днем. Пока же они пробирались вперед темнота сгустилась вокруг и, кажется, останавливаться на достигнутом не собиралась.
Только что отчетливо видная табличка с номером секции уже оказалась едва  различима.
- Что, ведьма, не нравится? - вкрадчиво поинтересовался неприятный голос у самого уха. По телу начал расползаться холодок.
- Не нравится, - честно созналась Тень. - Голос у тебя на редкость поганый. А теперь извини...
Девушка набрала побольше воздуха в грудь и пронзительно завизжала. Холодок куда-то отступил, незнакомый маг, кажется, подобной реакции не ожидал.
Хм, а хороший совет оказался. Надо запомнить.
Тень подняла руку - зеленоватое свечение потекло с кисти дальше, постепенно окутывая всю фигуру - и слегка охрипшим  голосом резко, отрывисто произнесла всего одно слово. Исключительно неприличного содержания.
Темнота расцветилась зелеными всполохами. Сконденсировалась в высокую тощую фигур и постепенно сошла на нет, оставив перед ведьмой худого хмурого юношу с бледным некрасивым лицом.

Отредактировано Тенька (2011-03-14 12:25:32)

46

ш’Эррен удивленно посмотрел на уже видную чуть впереди табличку с номером секции. Пятой.  И теперь растерянно принюхивался к окружающему пространству.  Не было ни одно  приличной ловушки. Запахи были слабыми, какими-то иллюзорными и не похожими на концентрированную вонь замерзшей крови. Или искомый ренегат надорвался от магических потуг, или исчерпал запасы своего воображения. В последнее, после режущих книг, волк поверить просто не мог и теперь крадущимися шажками проверял коридор. Вероятность первой его мысли была ничтожной, хоть и весьма желанной. А короткий переход отчего то затянулся. Лугару был уверен, что ему хватит десяти шагов... И он опять стаял в начале коридора.
« Играешь в недотрогу, сладенький?»
Зверь недоуменно встряхнулся и пробежался по тому же маршруту. С тем же результатом. Волк остановился в шаге от таблички и вглядывался в очертания коридора. Все обычное. Только запах. Совсем слабый запах. В соответствии с законами действительности, чем ближе к источнику, тем солиднее амбрэ. У недоучки почему-то было наоборот.
Лугарец замер с занесенной в  новом шаге лапой.  Прислушиваясь к себе. И с изрядной долей удивления обнаружил где-то рядом внутри еще и ведьму. Во всяком случае какую-то ее часть.  С бешено стучащим сердцем. И наверняка нецензурно выражающуюся.  Ну, приятно познакомиться боевая связка. Ох, Сестра, зря ты ее защитила. Зря.  Так бы хоть не мучилась, а теперь у сына Вольного есть повод. Уязвленное самолюбие всегда  прекрасный повод.
Оставалось разобраться с коридором. ш’Эррену на мгновение показалось что перед ним  натянули прозрачную ткань. С едва заметными затяжками. Он машинально потрогал одну из них лапой. По шерсти поползли горячие разряды и рыже-серую псину отшвырнуло назад. Это уже надоедало. И детская страсть все проверить лапой или хвостом тоже. И не помнил он за собой такого полезного зрения. А ни мага ли это заслуга? Может рано ее убивать то? Или хотя бы за голос… Приятно, что его скромную просьбу удовлетворили. Но чуткий звериный слух и громкий девичий визг просто несочетаемы.  ш’Эррен прижал уши к голове и оскалился. Кошмар, а не голос. Просто опера для одного зрителя.
Волк нервно вздохнул. И не веря уставился на «ткань». Одна из затяжек стала дырой, и из нее отчетливо пахло напарницей.
«Ну и голосок у тебя, девочка!» Восхищено сообщил он и дорвал преграду. Она вообще знает что делает? Оперативник со всех лап несся на запах.  Лапы неодобрительно пытались подогнуться. Особенно на прыжках.
« Милый, а я ведь ревную!» Массивный изрядно потрепанный волк вылетел из-за угла и с ходу прыгнул на мага. Девушка, кажется, была в порядке. А маг оказался между двух огней.
  «Ку-ку, сладкий! А меня чего не подождали?» Челюсти сомкнулись на воздухе в каком-то сантиметре от руки ренегата.  А  ш’Эррена бросило в угол. Куда он привычно и полетел. Со всей свойственной преступнику страстью. Шавку ждали. Шавку не любят. Хм, а где здесь шавки? Знаешь Сестра, а я ведь никогда не верил в крылатых волков... Это ты меня так проучить решила?

47

"Псих ненормальный" восхитилась Тень, когда изрядно помятый, но все еще хранящий боевой настрой волк вылетел откуда-то из-за ее спины прямо в направлении мага. И это при том, что ему явно досталось гораздо больше, чем ей.
Руку девушка вскинула одновременно с противником. Напарник, вместо того, чтобы со всей дури врезаться в стену, мягко спружинил о воздушную подушку и даже почти успешно приземлился на ноги, подхваченный заботливым воздушным потоком. 
- Эй, мгмыр*, - ведьма нехорошо прищурилась и выдала на-гора заковыристую фразу, которую даже мимо проходящий тролль счел бы неприличной. Достаточно сказать, что цензурно передать на всеобщий язык не получилось бы и примерный смысл. В исходном же предложении глубоко нелицеприятными были даже предлоги.
Ренегат, может быть, дословно и не понял, но общий посыл во всех смыслах этого слова явно оценил. По крайней мере, Тень так решила по его дико вращающимся глазам и невнятному бульканью, которым маг пытался высказать все, что он думает по поводу употребления подобных выражений в его обществе и в его адрес. Ни первое, ни второе очарования ему не прибавляли.
Не сумев выразить эмоции словами, противник прибегнул к крайней мере. Он изобразил что-то страшное руками, и в ведьму полетел целый град ледяных копий.
И после этого у кого-то возникли сомнения, что она была не права в его характеристике?
Тень торопливо начертала в воздухе щит-руну, успешно отразившую большую часть летевшую в нее ледышек. Но несколько все-таки пробили защиту.
Девушка до крови закусила губу, чтобы не завопить в голос и доставить тем самым торжествующему противнику еще больше удовольствия. Левое плечо, в которое вонзилось тонкое прозрачное лезвие, и соответствующая ему рука взорвались острой холодной болью, от которой на глаза навернулись слезы. Хорошо, что эмоциональную связь она еще в самом начале свела к минимуму - волк избежал сомнительного удовольствия почувствовать, как лед будто разрывает руку изнутри.
К счастью (или к чему-то другому) каскад доселе неизведанных ощущений быстро сменился полным онемением пострадавшей конечности. Она просто повисла вдоль тела и на все попытки пошевелить хотя бы пальцем не реагировала.
Ну хоть придушить собственную хозяйку не пытается - с нездоровым весельем хмыкнула Тень. Бывало и такое.
А пока у нее в запасе оставался ряд заклинаний, не требующих использования обеих рук.
Например, это.
Тень поднесла зажатую в кулак правую руку ко рту, раскрыла пальцы и резко дунула, как будто посылая магу воздушный поцелуй. Кончики пальцев коротко вспыхнули и погасли, и в следующий момент противник, не успевший (да и наверняка не знавший, как это сделать) выставить щит, согнулся пополам, хватаясь за горло.
Жтых тка дроппу*. Кушай, не обляпайся.
- Через пару минут очухается, - предупредила Тень, отступая под ненадежную защиту стеллажей. Она свой резерв истощила до дна и на подзарядку требовалось время.
Рука все еще не двигалась, а холодок онемения медленно расползался дальше.
Тень слишком поздно это заметила.
_________

*Мгмыр - самоубийца
*Жтых тка дроппу - на каждого умника найдется умнее
(краткий словарь трольих ругательств)

Отредактировано Тенька (2011-03-15 01:02:31)

48

ш’Эррен чересчур легко, для запущенного в стену, опустился на пол. То, что не упал, совсем не означало, что полет выдался приятным. Волк был уверен, что его внутренности устроили праздничную смену местоположения не просто так. А потому ренегата он невзлюбил еще больше. Маги в свойственном им ритме утроили перебранку – все сверкало и воняло. Выигрывала  девица, во всяком случае, в словесной  части. А вот летящие ледяные колья явный плюс в набор ее оппонента. Приторно запахло неизвестной травой. Запах стал настолько сильным, и горячим, что перебил даже замерзшую кровь. Значит ранена… Эй, Сестра, присмотришь за ней а? Она твоему подопечному шкуру спасла. Ну, хочешь место на Поляне не оставляй за услугу. Сейчас не оставляй… Я потом опять попрошу. Загрызу эту тварь и подохну с чистой совестью! Лугару со второй попытки поднялся на все четыре лапы. На этот раз уверено. Ни одна не подгибалась. А ведьма меж тем  сравняла счет. И победила. По звериной морде расползся довольный оскал.
« А мне хватит» сомнительная честь добить раненного  лугарца совсем не смущала. Нарочито медленно волк подошел к магу и сильным пинком свалил коленопреклонного на пол.
«Что, сладенький, потанцевали?» Преступник бешено вращал глазами и пытался втянуть в легкие хоть глоток воздуха. Волк не знал, что сделала ведьма, но  поиздевалась она над недоучкой от всей широты души. Убивать ее не стоит еще и за воображение. Поверженный попытался как-то неестественно изогнуться и наученный горьким опытом оперативник по всех сил поставил передние лапы ему на грудь. Раздался противный треск, вероятно сломалось несколько ребер. Зверь упивался звуком нервных агоничных бульканий и с совершенно скучающим видом зевал.
«Все, дорогой, вечеринка окончена. А ведь все могло быть гораздо романтичнее…» Янтарные глаза с некоторой долей сожаления, и, возможно, сочувствия следили за последними попытками вырваться. Еще немного. Еще пара секунд и  проклятое заклинание спадет окончательно. Мутные глаза преступника буквально отображали циферблат с секундной стрелкой. До смерти оставалось два щелчка. И оба это знали.
Стальные челюсти сомкнулись на тощей напрягшейся в последней попытке освободится шее. Щелк. Мгновение.  И замерзшая кровь оказалась куда приятнее в разгоряченном смертью варианте. Волк удовлетворенно помахивал хвостом и  облизывался.
Во славу твою Вольный. В кои- то веки приношение тебе в честь сезона рождения. Наслаждайся, тварь как раз по тебе…
Маг совсем не эффектно рассыпался. Просто, как песок из дырявого мешка. Удобная профессия – и на похоронах можно сэкономить. Кстати, Сестра, как  там вторая претендентка?
« Эй, ведьма! Ты там живая?» силовик ведомый запахам горячей травы-крови, быстро нашел напарницу.  Она тихо сидела на полу и не могла определиться с этим или другим светом. Лугарец устало улегся на пол и положил морду на лапы, так что  горячий нос  и тяжелое дыхание почти касалось ее руки. Если верить старым байкам стаи, то так можно делиться жизненной силой. А чем может поделиться полудохлый волк? Разве что синяками и ссадинами. Да она мне еще за боевую связку должна!
«Возвращайся!! Кучка песка, полумертвая девица и побитая псина в библиотеке … По твоему я один отвечать должен?!» 

49

- Возвращайся!
Приходила в себя Тень очень медленно и не очень приятно. То есть, ощущения были не ахти, а сам факт все-таки радовал. Ведьма, если честно, уже успела распрощаться с жизнью - напоследок маг-таки сделал финт ушами и запулил в нее какой-то особо гадостной дрянью, которая медленно расползалась по телу, замораживая кровь.
Ей повезло, что заклинание оказалось обратимым и прекратило действовать сразу же после смерти мага. Вместе со всеми негативными последствиями. Ну, кроме дырки в плече, не желающей зарастать так быстро. К счастью, ледышка, которой задело Тень, оказалась острой, но не особо большой. Рана слабо светилась на краях, не кровоточила, но и не затягивалась.
- Святые мракобесы, - ведьма с трудом разлепила глаза, - В последний раз мне было так плохо только после выпускного... Хотя нет, в тот раз все-таки было хуже. Как там этот жбыхыдрыз? Надеюсь, почил с миром?
Здоровая женская логика подсказывала, что если бы с миром не почил маг, то они бы с волком сейчас не разговаривали. Нездоровая паранойя бывалого мага-практика - что лучше проверить. Тень лениво шевельнула пальцами здоровой руки. Нет, кажется, в ближайшее время радовать их вторым пришествием противник не станет. И не в ближайшее тоже.
- Туда ему и дорога, - девушка прижалась спиной к стене, на автомате положив руку волку на загривок. Прошлась пальцами по голове и шее, залечивая мелкие царапины и ссадины. Привычка - вторая натура, когда-то у нее была собака. - Кстати...
Ведьма мутным взглядом обвела устроенный ими беспорядок и на лице ее отразилось неподдельное беспокойство. На полу подбитыми птицами валялись книги, с некоторых полок капал подтаявший лед, на полу остались кровавые полосы, оставленные то ли волком, то ли разошедшимися магами.
Венчала беспорядок аккуратная кучка песка, оставшаяся от незадачливого преступника, сбежавшего, чтобы вместо воли обрести вечный покой.
- Я бы на нашем месте убралась отсюда поскорее. Когда библиотекарь увидит, что тут творится... - Тень содрогнулась, вспомнив, как шкафоподобный юноша отчитывал несчастного, которого угораздило загнуть уголок в книжке. Если вдуматься, то магу еще легко отделался,  - ... в общем, битва с этим гииблихом покажется нам приятным способом провести время. Так что, дорогой товарищ, не знаю как ты, а я пошла.
Не смотря на всю оптимистичность этого заявления, Тень не стала подтверждать слово делом. Хотя бы потом, что для того, чтобы куда-то пойти, надо было сначала встать. Задача оказалась не то чтобы непосильной, но не очень легкой. Но Тень с ней справилась. Попытки так с третьей.
- Через главный вход нам нельзя, - рассудила девушка. Она морщилась и цеплялась за горсть висящих на шее амулетов, не столько подпитываясь энергией, сколько, подобно легендарному барону, удерживая себя на ногах. - Но тут где-то должен быть запасной.

Отредактировано Тенька (2011-03-17 01:00:07)

50

Под ругань вернувшейся напарницы необыкновенно хорошо засыпалось. Волк устало зевнул и попытался поглубже погрузиться в беспамятство. Сомнительная замена здоровому сну. Но зачем то же оно нужно? ш’Эррен все таки  попытался разлепить чересчур тяжелые веки и хотя бы проверить, та ли девушка сидит рядом. Запах не изменился, но с мага станется оставить для них какой-нибудь  сюрприз. Ох, Сестра, не защищай больше эту ведьму! Помилуй меня и не защищай ее. А то она обнаглеет настолько, что притащит поводок и резиновый мячик.
« Я щенок по-твоему?! Эти мелочи пройдут и без твоих усилий за несколько спокойных часов. Себя подлатай лучше!! » лугару с рычанием  резко поднялся на лапы и отошел в сторону. Вид у него был не дружелюбный, что как нельзя лучше передавало его настроение. Желание спокойно завалится в темный угол и провалится… Да хоть сквозь землю, если там будет тихо и безлюдно, но лучше все таки в сон, никуда не пропало.
« Сам знаю» ш’Эррен никогда не понимал привычки повторять одно и тоже, но разными словами. Если не дано, то так и не дойдет. Как бы покровители не старались, выросшую свою ошибку исправлять уже поздно. За ведьмиными героическими рывками волк не наблюдал. Ему больше было интересно где все таки злосчастный запасной выход. Придушенного он не боялся, но в своем теперешнем состоянии и, учитывая вдохновляющих фактор руин одной из секций, предпочел убраться подальше. Уж, прости, Вольный, но геройски сдыхать в битве я сегодня больше не желаю. Лапы отказывались нормально держать побитого волка и он с завидным постоянством клонился то вправо, то влево. Клонился до тех пор, пока не упирался боком в стену, стеллаж и несколько раз даже пол. Непобедимый герой. Нда, Сестра, твою иронию я оценил. Мне уже как-то больше по душе этот разгневанный книговед. Может и добивать то не станет? Запах улицы да и сильный сквозняк были больше всего ощутимы именно здесь. Зверь открыл дверь, к счастью, оказавшуюся не запертой и осмотрелся. Посторонних наблюдателей не было.  Так что шатающихся девушку и волка, попеременно поддерживающих друг друга, никто не увидел.
«Забыл уточнить, за боевую связку я намерен оторвать тебе голову. Сегодня. Сейчас!» дружелюбно обронил оперативник, когда они свернули к главному зданию.  Как он ни пытался найти этому поступку оправдание, ни одно его так и не удовлетворило. Так  нужна мне та Поляна? Сестра не защищай ее больше, а то  ты от меня отречешься во славу своего брата.
----> вместе с Тенькой в Главное здание/Парк

51

Вы же понимаете, что я ужасно извиняюсь за задержку?))

Глазёнки инопланетной барышни засверкали не хуже брильянтов на солнце, и стоило прилагать некоторые усилия, чтобы хвост не пускался в пляс от радости. И не понятно было только, что её больше вдохновляет – опасная игрушка в ручках или безотказность милого друга.
- Спасибо, радость моя… - промурлыкала дамочка, приноравливаясь к весомой вещице. Мнение о собственной значимости росло в геометрической прогрессии, пока напыщенные полтора метра с самым деловитым видом брали на мушку различные предметы интерьера библиотеки. Щёлкнул выключатель и фантастические домыслы сменились реальной картинкой вдруг показавшейся столь бесконечной библиотеки. «Как иголку в стоге сена искать» - пронеслась в кудрявой голове аналитика оценка извлечения посетителя. «Если только, конечно он - милое скромное создание не склонное к насилию… Ну разумеется, именно так сейчас и выглядят опасные маги-ренегаты… И зачем вообще их надо было куда-то везти? Сидели бы у себя… где-то там…» Фьюричи быстренько прикинула шансы на встречу с застенчивым магом и поудобнее уцепилась за вверенное средство самообороны. Воительница полукрадучись двигалась за широкой спиной библиотекаря, стараясь не упустить какое-нибудь движение посторонней личности. Ну должна же эта личность иметь хоть какие-то зачатки приличия. В конце концов когда к тебе обращаются, а тем более вежливо, принято отвечать. Гость ответил. Мерзким таким смехом, заставив хладнокровное создание саламандру почувствовать, как кровь в жилах понижает градус.
- Правда душка? – проскрежетала дамочка, прикидывая под какой стол спрятаться, ибо домысливая, чем занимаются в этот момент обладатель славного голосочка и очаровательный библиотекарь, юная особа вся изведётся. – Дорогой, ты недооцениваешь женское любопытство… - едва только успела заявить мадемуазель, как дверь захлопнулась. Привычку петушиться и вопреки здравому смыслу поступать с точностью до наоборот Тара приобрела уже очень давно и сколько не обещала себе от неё избавиться да как-то не сподобилась. О чём сейчас в очередной раз пожалела – внутри мелкого организма противно скреблось злорадное предчувствие, что она опять вляпалась. А ведь скольких проблем можно было решить, если дать чувству самосохранения опираться на кхм… стратегическое отступление.
Предчувствие её не обмануло. Саймон при всей своей брутальности пронёсся мимо с такой скоростью, что в лицо бросились рыжие кудри. Тара постаралась скорее убрать волосы с глаз и стала нервно оглядываться по сторонам, направляя пистолет в вытянутых судорожно сжатых руках то в одну сторону, то в другую. Глухой звук удара мужчины о стену и его попытки глотнуть воздуха заставили саламандру едва ли не выть. Какая же она бесполезная! Чёрт возьми, это же НАСТОЯЩИЙ преступник, невидимый маг, чтоб его Грызлику на растерзание!
На шахматной доске возникла ещё одна фигура, раскатисто отозвавшись в сознании. От неожиданности аналитик присела и резко развернулась, направив оружие на нового гостя. Однако он явно казался по нашу сторону баррикад, чем заслуживал тёплого отношения и как минимум привилегию не находится на мушке.
- Не представляете, как я счастлива Вас видеть, - заявила рыжая, опуская пистолет.- Дурацкая железка, оказывается, совершенно бесполезна против магов…  - ворчала дамочка, пробираясь через столы к библиотекарю, чей вид отнюдь не ассоциировался со здоровым и цветущим. В этот момент дверь жалобно затрещала и уронилась. Обзору открылась особа женского пола весьма довольная собой. Ещё бы, от такого эффектного появления Тара невольно почувствовала укол ревности. Оказывается девиц, предпочитающих эпатажные выходки, в мире больше, чем одна-две, включая её саму. Ну да об этом после поубиваться можно будет, а пока на полу растянулся дорогой библиотекарь, саламандра переключилась на «миссию спасения», как бы громко это не звучало.
- Спасибо, ничего, - пробубнила в ответ мадемуазель.
Очередной ход мага и очередной полёт их «фигуры». Не желая попасть под горячую руку, Фьюричи решила завершить путь на четвереньках. Может в этом мало смысла, но откуда это знать саламандре? Хвостатая доползла до мужчины, заботливо оглядела голову на предмет крови и жалобно поинтересовалась.
- Саймончик, милый, ты как себя чувствуешь? Чёртовы маги, чтоб их… это же нечестно… у меня такой пистолет… а он бесполезен… очень больно? Сейчас… Это вообще съедобно? – Тара вертела в руках спасительный флакончик, собирая мысли в кучку.
Повалив ближайший стол саламандра соорудила сомнительного качества убежище, из которого и следила украдкой за развитием событий, за летающими во все стороны стеллажей, книг, участников «вечеринки»…
- Дорогой, тебе это не понравится… - подвела итог сражения аналитик.

52

Согласно весьма популярной в родном мире Саймона иерархической системе потребностей, составленной знаменитым американским психологом Абрахамом Маслоу, все человеческие нужды можно представить в виде пирамиды из пяти уровней. Ушлый американец считал, что для счастья человеку в первую очередь необходимо удовлетворение физиологических (или органических) потребностей: таких как голод, жажда... ну и так далее, и тому подобное.
Согласно теории Саймона Глока, выдвинутой в 10 день Розового месяца 2375 года для счастливого существования и для существования вообще человеку необходимо удовлетворение всего одной потребности. В частности, потребности дышать.
Точнее, эта теория могла бы быть выдвинута, если бы некий Саймон Глок не был слишком занят внезапно вернувшейся возможностью обмениваться кислородом с окружающей средой.
Рядом суетилась перепуганная саламандра, что тоже несколько отвлекало от мыслей о высоком и от разработок новых научных теорий.
- Нормально, - хрипло выдохнул Глок. - Кто бы знал, какое это счастье дышать... Что это?
Он покосился на флакончик в руках Тары.
- Милая, надеюсь, это не яд? Меня не надо добивать из жалости, честное слово.
Парень с трудом сел, опираясь спиной на стенку. Похлопал себя по груди, проверяя на предмет целости-сохранности. По всему выходило, что целость и сохранность присутствует в большей степени, разве что синяк теперь будет. Баааааальшой такой.
Вот и повоевали с великим злом.
- Что у нас... - слова Саймона заглушил дикий грохот и шелест, от которого нежное библиотекарское сердце нехорошо екнуло. Очень нехорошо. Звук был очень похож на тот, с которым большое количество книг падает со своих мест. И следующие слова увлеченно наблюдающей за ситуацией Тары подтвердили самые худшие его подозрения.
- Радость моя, скажи, что эти прекраснодушные люди не бомбят библиотеку? Нет, лучше не говори, по глазам вижу, что именно этим они и занимаются. Тогда, хотя бы, порадуй меня известием, что это не пятая секция? Пятая? Ну я так и думал.
Глок со страдальческим стоном поднялся на ноги и тоже взглянул на поле боя. Увиденная картина вызвала у него горестный вопль состоящий из трех слов на испанском, пяти на итальянском, двух на ирландском и  более десятка непонятных местоимений на арабском. Все из тех, что обычно не произносят ни в приличном обществе, ни в обществе дамы, но Саймон сильно надеялся, что в сложившихся обстоятельствах Тара его простит.
- Неет! Только не "Полный энциклопедический справочник Неба! А это что, неужели "Глобальные проблемы планет конфедерации на заре 24 века"?
На двадцать пятом, юбилейном переиздании, "Капризы логики ыфрианок", Саймон не выдержал и ринулся в бой. К несчастью, едва он достиг перехода из одного зала в другой, его откинуло назад силовым барьером, так что пришлось и дальше наблюдать за разрушением святая святых научного отдела.
- Саймон меня прибьет, - с холодным спокойствием приговоренного к казни констатировал библиотекарь, обращаясь к саламандре. - Обещай, что развеешь мой прах над морем - я всегда чувствовал к нему непонятную тягу.

53

- Глок! Душа моя, ты в уме не повредился? Не то, чтобы меня часто посещали мысли об убийстве, но яд – это примитивно и банально! – заявила саламандра, в ответ на шуточки библиотекаря. Хотя местами и не слишком целый, человек всё-таки мало смахивал на старого мерина, которого проще пристрелить, чем чего-нибудь добиться. Жалость, несомненно присутствовала в женственной натуре, однако в этой натуре жил ещё и аналитик с каким никаким стажем и больной фантазией. Фьюричи ещё раз глянула на идеальную модель хаоса в миниатюре и мысль о яде уже не казалась такой абсурдной (всё-таки жалость победила?).
Преступник был повержен, агрессивные личности, разнесшие вместилище пылюки на макулатуре, тоже откланялись, и, собственно, за столом прятаться больше не было смысла. Саламандра хозяйской походкой прогулялась по развалинам. Если бы не дикая реакция мужчины, эти завалы даже имели особую прелесть. До ужаса рассчитанное и размеренное помещение монотонно расставленных стеллажей и столов приобрело живость и даже в некотором смысле обжитость. Или это просто извращённое представление о доме? Тем более уютном. Но как бы то ни было, ясно было более чем – новый стиль интерьера не задержится. Слишком креативно, пожалуй.
Пока Саймон выпускал пар посредством упражнений в лингвистике, аналитик отвлечённо собирала картинки изрядно потрёпанных талмудов, на взгляд саламандры самое ценное из всей этой писанины, припорошившей пол огромного зала.
- Не печалься, добрый молодец, на предмет Неба мы как-нибудь сильфу одну проинтервьюируем… И вообще бы нам её в союзники, тот Саймон как-то всё ближе к сердцу воспринимает… Кстати, дорогой, тебе валерьяночки поискать? Или чего покрепче?
Потомственный библиотекарь на положительные внушения реагировать решительно отказывался, погруженный исключительно в своё горе. Рыжая мамзель ненавязчиво складывала стопки внушительных книжонок, прикидывая, чем можно взбодрить фанатика после того, как предмет его страсти изрядно потрепали. В самом разгаре мыслительного процесса Саймон вновь пронёсся мимо. «Может у него ещё и тяга к полётам?» - сделала вывод кудрявая голова.
- Радость моя, твой активный образ жизни начинает меня беспокоить… Может выберешь менее экстремальное хобби? Марки там собирать?.. – подползла к юноше саламандра.  – Цел? Интересно, сколько ещё приятных сюрпризов тут осталось после этих коммандос?…
Тара сердобольно сложила бровки домиком на заверения в тёмной сущности склонной к насилию первого библиотекаря и погладила по руке потенциальную жертву скорой расправы и акта свершения относительной справедливости.
- Может, притворимся мёртвыми? Ну, пока он не поймёт, как он нас любит…

54

- Я всегда думал, - проворчал Саймон, в который раз за сегодняшний вечер поднимаясь на ноги и отряхивая изрядно потрепанную от частых перемещение по воздуху одежду, - что нет ничего менее экстремального, чем бытность библиотекарем. Жестокая стерва жизнь, как она меня обманула.
Глок нагнулся и поставил (тоже уже, кажется, далеко не в первый раз) на ноги девушку. Не удержался, поймал изящную ладошку девушки и коснулся губами тыльной стороны.
- Хорошо, что ты у меня такая понимающая. Милая, а ты не запомнила, как звали жертв будущего насилия и зверской расправы? Я имею в виду тех, кто тут все это устроил и смылся?
Саймон со страдальческим видом обвел хаотические развалы того, что раньше было воплощением порядка и логики и подумал, что сам с удовольствием приложит руку к справедливой каре над виновниками устроенного в библиотеке погрома. Конечно, стоит отметить, что истинного виновника сейчас ппотихоньку разносило по всему помещению легким сквознячком из плохо прикрытой "победителями" двери, но кто-то же должен ответить за порчу ценного имущества?
- Хотя это не важно, вряд ли в Корпорации полно волков и ведьм с фиолетовыми волосами.
Если подумать, они, конечно, обязаны им жизнью... Разговорившуюся совесть Глок успокоил тем, что не даст своему двойнику совсем уж жестокого издеваться над несчастными. Вздохнув, Саймон вытащил из кармана чудом уцелевший после всех его полетов мобильный телефон.
- Безумству храбрых гробы со скидкой, - Глок с щелчком откинул крышку телефона. Конечно, телефонная книжка у аппарата имелась, но больше на случай внезапного склероза. В остальное время Саймон тренировал память, набирая номера по памяти и сейчас не стал делать исключение. Двойник поднял трубку почти сразу. Молча выслушал краткое изложение событий и так же молча отключился.
Такая хладнокровность пугала.
- Я, пожалуй, пока начну уборку, - под нос пробормотал Саймон, захлопывая телефон. - Счастье мое, ты еще успеешь сбежать.

55

Приняв с помощью Глока вертикальное положение, девушка отчего-то особенно твёрдой почвы и не ощутила. Хотя почему «отчего-то»? Именно из-за помощи Глока. Флюиды счастья и обожания летали вокруг Фьюричи, пока та с блаженной улыбкой любовалась галантным библиотекарем.
- А? Насилия?.. ах, смылся!
Тара честно пыталась вспомнить действующих лиц заварушки. Но, ни усердно морщащийся лоб, ни почёсывание затылка, ни накручивание кудрей на пальчик, ни принесли нужного результата.
- Знаешь, о мудрейший из Глоков, что-то мне подсказывает, эти двое ещё не совсем заслужили того самого жестокого насилия и уж тем более зверской расправы… - хвост медленно возился в пыли сражения, опилках и прочем мусоре, пока саламандра старательно разглаживала мятый книжный листок. Бесцеремонные методы спасательной команды были ей близки. А ещё было жутко стыдно признаться, что нынешние завалы импонировали кудрявой больше, нежели прежнее царство логики и безукоризненного порядка. Всегда точно знать, где именно находиться та или иная вещь. Подобная информация никогда не усваивалась мозгом девушки. Метаться по комнате, десять раз заглянуть в один и тот же ящик, ещё столько же облазить все пыльные углы и, в конце концов, потратив кучу времени найти искомое на самом видном месте. Но! Пока ты занят поисками «того самого» сколько всего интересного и когда-то нужного вдруг обнаруживается! Сколько раз успеешь поменять ближайшие планы! Сколько ещё похоронишь под завалами перекладываемых вещей, обеспечив себя будущими приятными ощущениями от скорых новых поисков! Если, конечно, ты не занят поисками в самый последний момент… как обычно, собственно. А в способности избавить себя от подобных нервных потрясений она подозревала сверхсуществ или, по крайней мере, скрупулёзно конспектирующих передвижение в пространстве каждого предмета. Но такой привычки за Саймоном хвостатая не наблюдала и в очередной раз уверилась в его сверх способностях, когда тот ПО ПАМЯТИ воспроизвёл нужный номер. Тара молча перекладывала книги из одной стопки в другую, пока длился монолог библиотекаря. «Как-то сухо и безэмоционально…» - сделала вывод аналитик. Он, конечно, особенно словами не разбрасывается и излагает больше по существу… Может ли быть такое, чтобы страшно начитанный и жутко образованный специалист Корпорации не нашёлся что сказать? Вероятно это от избытка чувств. Точно. А тогда ещё вопрос – может ли быть такое, что от того самого избытка он превратится в хладнокровного маньяка жаждущего свежей крови? Ой. Не радужно…
- Ценю твою заботу, милый… Как думаешь, он не совсем обезумел от горя? Принципами не поступиться? Я к тому, что женщин и маленьких травмировать нельзя… Кажется, по обоим пунктам мне можно смело ставить галочку. «Главное, чтоб не крестик…»
У любимого библиотекаря был такой невыносимо печальный вид, что Таре стало совсем неудобно любоваться погромом. Она поймала мужчину в крепкие девичьи объятия и, уткнувшись носом в грудь, зажмурилась и стала активно делиться позитивом. Единственная её магическая способность была как нельзя кстати, когда грустное лицо Саймона расстраивало саламандру.
- Ну не грусти, Саймончик… Я же тебе помогу… Я, между прочим, почти чемпион по скоростной уборке… Были поводы практиковаться… Покаааа они ещё придут… Интересно, Саймон-два быстро бегает?.. Они вообще подумают, что это был такой розыгрыш… - глухо доносилось откуда-то из района третьей пуговицы на рубашке.

56

- Ты храбрая женщина, - поделился Саймон, кладя руки на плечи девушки и легонько притягивая ее ближе к себе. Хотя та и так, похоже, решила слиться с ним в некий своеобразный человеко-саламандровый симбиот. По крайней мере от крепких девичьих объятий становилось тяжеловато дышать.
Или это не от них?
- Надо бы начинать уборку, минут двадцать у нас есть, - Глок, не смотря на проявленную инициативу, руки убирать не спешил и вообще не сделал ни единого движения в сторону беспорядка.
- Надо точно начинать уборку, у нас осталось пятнадцать минут, - задумчиво протянул Саймон спустя еще пять минут. На не пострадавшей почти стойке стояли часы с электронным таблом, которые, собственно, и позволяли библиотекарю отсчитывать время до неминуемого, как Конец Вселенной, появления двойника. Поскольку время медленно, но неуклонно, повинуясь своим же собственным свойствам, шло, а они до сих пор не приступили к устранению дикой воронки энтропии на одном конкретно взятом участке земной поверхности, то смерть Саймона грозила наступить быстрее, чем он предполагал и планировал.
- Все, точно пора.
Согласна циферкам на часах, у них осталось минут пять и дальше затягивать было просто опасно. Поэтому, благодарно чмокнув саламандру в рыже-кудрявую макушку, библиотекарь с горестным вздохом принялся за уборку.

Хронологически первый Саймон влетел в библиотеку ровно через десять минут после начала бурных клиниговых работ грозный, как сразу четыре всадника Апокалипсиса. Застыл, сложив руки на груди... постоял пару мгновений с закрытыми глазами. Молча промаршировал мимо саламандры и двойника и начал собирать и расставлять книги, разглаживая странички и откладывая в сторону те, что оказались порваны или повреждены.

57

Рыжик счастливо сопел в широкую грудь молодого человека. Нежиться вообще было любимым занятием саламандры, которому она старалась предаваться в любую свободную минуту. А нежиться в  объятиях несравненного мистера Глока дамочка без колебаний занесла бы в список дел на первое и внеочередное место. Пролистывая в своей кудрявой голове N-ный сценарий с романтическим сюжетом, Тара проследила взглядом за ворвавшимся на место гибели библиотеки местным Саймоном и приостановила ход розовых мыслей. Всё-таки как умеет портить настроение кислый вид… ну нет, выражению лица опечаленного библиотекаря стоило бы подыскать более драматичный эпитет… что-нибудь о потере смысла жизни? Итак, как бы то ни было, но смотреть на душераздирающее зрелище с каким трепетом мужчина пытается выстроить на руинах библиотеки прежнее царство логики и порядка, было выше сил впечатлительного существа. Поэтому оно в который раз взялось за устранение хаоса локального характера. Возможно, молчание, царившее в пострадавшем помещении, только саламандре казалось неуютным и неловким, но коммуникативная натура жаждала разрядить атмосферу. Правда, отчасти ей казалось, что тем самым она сослужит для здоровья мрачного библиотекаря неоценимую службу – он чуть не дымился от переполняющих эмоций. И явно не положительных.
- Как там погодка? – беззаботно вопрошала дамочка, водворяя на место пару энциклопедий на непонятном языке. Девушка с любопытством повертела яркий корешок в руках. Надо же, какой весёленький экземплярчик. В содержимом наверняка было что-нибудь занятное… Фьюричи пошарила глазами по округе.
- Как будто пазлы собираешь!.. Знаете, у меня в детстве была огромная коробка с пазлами. Такое затягивающее занятие! Могла сутки на пролёт торчать над маленькими кусочками… это казалось таким увлекательным – из кучки мелких деталей собрать целую картинку… мда… в общем весело было… А у тебя, Саймончик, какое любимое занятие было? Ты же не всегда был таким… серьёзным?

58

В сей час библиотека имела на редкость благопристойный и подозрительно приличный вид. Не летали книжки из окон, не носился цветастый сильфовихрь, не мелькали тут и там огненно-рыжие волосы и еще масса других "не", который, по идее, должны сделать жизнь нормального библиотекаря сущим раем на земле.
Даже тишину нарушали только шелест страниц, скрип ручек, мерное щелканье клавиш, да стук капель дождя по высоким окнам.
В общем, благодать полнейшая, да вот только оба библиотекаря, которым полагалось бы наслаждаться внезапным покоем, выглядели какими-то потерянными.
Саймон Глок за нумером раз рассеяно крутил в руках ручку. Полчаса назад он сел за инвентаризацию, вот только дело явно не шло, ибо тот больше времени уделял поглядыванию на часы, нежели на монитор. Хотя иногда чувство ответственности все-таки брало верх и он начинал-таки изображать бурную деятельность, однако отвлекался всякий раз, когда взгляд останавливался на стоявшей на столе фотографии.
Аналогичного вида Саймон Глок за нумером два, Лондон-ПА эдишен, уже даже не пытался делать вид, что работает. Вместо этого он удобно устроился на сложенных на столе руках и нахально дремал под привычную мелодию этих стен. Саймон Глок нумер раз изредка бросал на него укоризненные взгляды, но ничего не говорил.
А пока он ничего не говорил, не замечать немой упрек было проще простого.
Сонную атмосферу нарушил глухой звук вибрации телефона, заставивший заснувшего парня испуганно вскинуть голову, приложившись макушкой о стойку.
- Tabarnac de calice d’hostie de christ! - одной рукой потирая ушибленную макушку и, почему-то, вспоминая своего приятеля-неудачника о'Брайли, второй Саймон, перед глазами которого плясали цветные звездочки, зашарил рукой по столу, пытаясь найти телефон. По всем законам логики и подлости, он, конечно же, обнаружился в висевшей на спинке стула сумке.
Еще раз тихим незлым словом помянув такую-то матерь и заработав еще один полный вселенского укора взгляд от двойника, Саймон выудил из сумки телефон и, отщелкнув крышку, взглянул на экран, где весело подмигивал значок смс-сообщения.
От кого: Рыжая
Тема: =)
Текст: Улыбнись мне, а то вокруг зябко!

Саймон и правда невольно улыбнулся. Только его саламандра умела писать вот такие вот яркие и полные жизни послания, в которых чувствовалась она сама, до самого кончика подвижного хвоста. Так и виделось, как она, смотрит на экран, предвкушая. Учитывая погоду, к мысленной картинке смело можно было добавить капли воды на рыжих волосах и личике-сердечке. Он быстро пощелкал по клавишам, набирая ответ.
Адресат: Рыжая
Тема: Re: =)
Текст: :) это желтое нечто похоже на солнце, хоть и не так, как ты.

Отправить. Конвертик замигал, а потом сменился надписью: сообщение доставлено: Рыжая. Саймон кивнул и положил телефон на стол, чтобы в следующий раз не искать его по всем карманам.
Показалось, или в библиотеке стало немного ярче?

Отредактировано Саймон Глок (2011-08-07 17:21:13)

59

Где еще найти библиотекаря, как не в библиотеке. Стабильность - признак мастерства и, поэтому, шли месяца, а Саймон все так же просиживал штаны в районе научного отдела.
И ни в коем образе из-за этого не переживал, разве что только домой стал уходить раньше. Ибо когда не уходил, приходили за ним, и, хлопая глазами с умопомрачительными ресницами утаскивали силой. Силой природного обаяния.
День сегодняшний исключением не стал. Разве что только напарнику был милостиво дарован выходной и тот радостно смысля куда-то раньше, чем Саймон успел закончить фразу.
Потом, правда, вернулся, ругаясь попеременно на французском и итальянском, забрал куртку и какой-то сверток со стола, и ушел снова.
В библиотеку вернулись привычные умиротворяющие тишина и спокойствие.
Как и полагается по закону подлости, относительно.
На научный дождь действовал как-то особенно благотворно, поэтому где-то через полчаса читальный зал забился почти полностью, а самого Саймона почти постоянно дергали то алчущие помощи (люди! Есть же электронный каталог!), то жаждущие избавиться от груза знаний, то вожделеющие это самое знание получить в полное распоряжение на ближайшие несколько дней.
Приходилось хмуриться, ругаться, отправлять к каталогам, ходить в фонд, карабкаться по лестницам, записывать, заполнять, уточнять, снова ругаться и, в итоге, пинками и матом - словарный запас за последнее время в этом плане весьма расширился - вызывать других библиотекарей, которых, вообще-то в библиотеке работало вполне достаточно, но которые, увы, особым трудолюбием не отличались.
Когда, наконец, волна посетителей схлынула так же внезапно, как и началась, Саймон тяжело присел на стул, аккуратно промакивая взмокший лоб миниатюрным платочком с криво вышитой, но от того не менее дорогой сердцу, монограммой. Пить хотелось невероятно, однако совесть и осознание того, что доверять нельзя никому, оказались сильнее, так что Глок мучался, но мужественно терпел.

60

Во всей Корпорации было всего два места, где всегда царил покой.  И естественно одним из была библиотека.  Куда ж еще можно отправить самых шумных сотрудников, да так, что бы они еще и потерялись… надолго… а некоторые и вовсе безвозвратно. Но насколько Эрмана помнила возвращались все. И действительно, с чего бы им не возвращаться? Не мариновать же их? И библиотекари вообще лапочки, оба два. Правда с этой точки зрения библиотеку рассматривали тоже только два создания. Тишина и покой…
Коих сильфа не обнаружила едва войдя в двери. Девушка быстренько прижалась к стенке, уступая кому-то дорогу и сочла за благо остаться у нее наподольше.  Все равно обожаемому было не до нее. Очередь по его душу, конечно, росла не в геометрической прогрессии, но Саймон рисковал затеряться где-то в водовороте жажды знания.
«Видать скоро очередной срок сдачи отчетов» философски подумал заморыш и пристроился в хвост изрядно поубавившейся очереди. Плотность читателей значительно разбавили библиотекари, явившиеся во всеоружии из целлюлозных недр. Ну и пусть работают. Хотя имело смысл оставить ненаглядного в покое и дать спокойно доработать день. Ну так ведь она и мешать то не будет. Посидит в сторонке, почитает.
-  Меняю томик чего-нибудь интересного, на все что пожелаешь, - улыбнулась сильфа, когда замученный Саймон все же соизволил поднять на нее глаза, - Ты не против, если я тихонько посижу на подоконнике где-нибудь в уголке, пока вся эта коалиция человеконенавистников не разбежится окончательно, нэ?
Заморыш многозначительно кивнул в сторону ближайшего стола, который был занят. Ну и ладно! Лучше подоконника места все равно нет. Она это уже давно определила. Утаскивать Саймона с работы она сегодня не рискнула, не дай боги опять ведьмы с волками заявятся....
«Пристрелить вас всех! И чем скорее тем лучше…» злобно подумала разведчица искоса поглядывая то  на читателей, то на Глока и молча негодуя. Ведь столько всего интересного и полезного можно найти в нетах…  и идти никуда не нужно. Взгляд самым краешком зацепился за платочек и сильфа покраснела. А еще зареклась еще когда-нибудь что-нибудь делать сама. Все таки вышивка, вязание, росписи и прочее декоративное искусство  нужно оставить существам умеющим…
А это сжечь! Сейчас же сжечь!!


Вы здесь » Корпорация MayDay » Научный отдел » Библиотека