Корпорация MayDay

Объявление









ВНИМАНИЕ!

В текущий момент форум приостановил свою работу и находится в замороженном состоянии.
Он остается открытым, как площадка для общения и, если кому-то из наших игроков до сих пор интересен мир Корпорации и он хочет продолжать играть здесь или общаться.
Конец сообщения.
Правила
Обязательны к прочтению

Об игре
Концепция игры, прием в игру, способности, оружие, квесты, время, ранги

Информационный буклет
Сеттинг

Новости по форуму
Все, что мы имеем вам сказать по сюжету, изменениям на форуме и так далее

Что происходит по локациям

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Место под Солнцем » Где-то.


Где-то.

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Урсулла

Кап. Кап. Кап.
- Еще немного – и я сойду с ума, - Урсулла поморщилась. Эти чертовы капли действовали ей на нервы. Настолько, что она уже сама с собой разговаривать начала. С другой стороны – а что еще делать, когда ты сидишь, за ногу прикованная к стене, в полнейшей темноте, с неработающим маячком в волосах и без малейшей надежды на появление брутального мутанта в роли принца на белом коне? Сейчас она бы даже согласилась на принца без коня. Или на коня без принца.
Черт, в тюрьме у мутантов было гораздо лучше. Там она хотя бы провалялась в беспамятстве большую часть заключения. К сожалению, сейчас ей и в этой малости было отказано.
- Что-то ты больно разговорчивая, крошка. Соскучилась по обществу? Ну так может, присоединишься к нам? – глумливо предложили из-за двери.
- Спасибо, дяденьки, но я лучше тут посижу, - нарочито-писклявым голоском отозвалась Урсулла.
Еще одно развлечение – переругиваться с охраной. Тоже весьма сомнительное, поскольку интеллект ее надсмотрщиков ниже, чем у табуреток, на которых они коротают день в ожидании смены. К счастью, Маргарет дочь зачем-то нужна была целой и, главное, невредимой, поэтому переругиванием дело и ограничивалось.
Каждый раз, когда Урсулла доходила до этой мысли, ее передергивало от предположения о том, что могло бы быть, будь у матери другие планы.
Матери… Девушка саркастически усмехнулась. Разве ж это мать – даже ни разу не зашла навестить родную дочь в клетке. Куда та, кстати, по ее же милости и загремела.
Хотя и по своей глупости тоже. Их безупречный и рискованный план содержал только один недочет: они недооценили приближенного фрау Витте. Какой бы толстой скотиной тот ни был, мозг у него работал хорошо. К сожалению. И дочку своей госпожи он прекрасно узнал, да еще и разыграл весь это спектакль с покупкой, на который они все послушно клюнули.
Шимат-та.
Зато теперь у Урсуллы была масса времени на размышления. Например о том, зачем дорогой мамочке потребовалось организовывать трогательное семейное воссоединение подобным образом. Или о том, почему она опаздывает на это самое воссоединение.  Или о том, как она выжила после катастрофы.
Или о том, что Виктор сейчас, наверное, с ума сходит. Хорошо, что с ним остались Сандра и Тринадцатый, которые, если что, присмотрят и не дадут наделать глупостей.
Урсулла точно знала, что им дали выйти с аукциона, но вот о дальнейшей судьбе своих товарищей не имела ни малейшего понятия.
Только бы они все были в порядке.
Нет, на эту тему лучше не думать. Чтобы отвлечься, девушка попыталась стянуть с ноги толстый железный обруч, от которого к стене тянулась короткая цепочка – всей ее длины едва хватало на пару шагов. Как и в предыдущие сорок раз, чуда не произошло.  В свое оправдание Урсулла могла бы сказать, что не очень-то удобно избавляться от подобных украшений со скованными за спиной руками. Но оправдываться тут все равно было не перед кем.
И почему я не догадалась заколоть прическу шпилькой? – пожалела девушка, безуспешно пытаясь нашарить на полу за спиной хоть что-нибудь, что могло бы помочь.  Даже чертов маячок запутался в растрепанных волосах намертво и, сколько она не трясла головой, никак не желал падать.
Ситуация казалась безвыходной.
Где-то на этом моменте в лучших законах жанра должна была прийти неожиданная по-мощь, но жизнь – не сказка в жанре фентези. Сама себя не спасешь – никто ведь не озаботится!
Но в тот момент, когда маячок, поддавшись, скользнул по спине на пол, дверь отворилась.
- Маргарет хочет видеть тебя, крошка, - один из надсмотрщиков рывком поднял Урсуллу на ноги, приставил пистолет к ее боку. – Шагай давай. Надеюсь, мамочка отдаст тебя обратно, после того, как узнает все необходимое, – он прошелся по девушке недвусмысленным взглядом, свободной рукой хлопнув ее по заду.
- Хорошенько попрощайся с этой рукой, - спокойно посоветовала Урсулла в ответ. – Я лично ее тебе оторву, когда освобожусь.
- Поговори еще тут, - мужчина с силой ткнул ее пистолетом под ребра и практически вытащил из камеры в небольшой зал, а потом и в коридор.

2

Джонатан Джонс.

Будь он трижды проклят, если признается, что ни за что на свете не собирается отдавать Урсуллу в лапы этой нацистке. В принципе, сейчас он стоял чуть в стороне, ближе к темноте, от некой свиты госпожи Витте и думал, а есть ли выгода в том, чтобы спасти Урсуллу? Если он поможет Маргарет, то весь мир будет у него на ладони и, уничтожив женщину, сам сможет править…но вот только чем? Раньше он строил планы, рассчитывал все посекундно. На каждый вопрос у него был ответ, на каждое событие – реакция, он мог предугадать почти все, но только сейчас внезапно понял – все, это конец. Лондон не целый мир.
Конечно, империя имени Джона звучит весьма убедительно, но его сердце уже не то, что раньше: его просто нет. Как долго аккумулятор будет поддерживать в нем жизнь? Новых батарей очень долго не предвидится, как долго его ложь будет оставаться в тайне?
Нет, ему все-таки нужно быть на стороне Маргарет и хранить верность до того момента…
Она зна-а-а-ет… — услышал он голос из темноты.
До этого момента.
Клавель.
Что ж, пора заканчивать это лицедейство, пора менять напарницу по танцам. Окинув взглядом болтающих людей, и убедившись, что они на него не смотрят, он исчез в другом коридоре и зашел в комнату, где оставил свои вещи.
Поправив на спине свой огромный меч, надев темные очки, которые на деле позволяли видеть очень многое и, проверив магазин двух пистолетов: одного автомата, а второй был для «тихих» убийств, с глушителем, он пошел на выход, не забыв проверить себя сканированием – не сделали ли люди Маргарет какой-нибудь пакости, вроде прошлого раза, когда он выпил вино, в котором оказался жучок.
Он шел вперед по пустым, иногда полным, богато обставленным коридорам и чем ниже он спускался, тем больше становилось охранников. Эти люди его боялись, и он знал почему – не каждый раз встречаешь челока-робота-мутанта.
Препятствие он встретил лишь у небольшой решетчатой двери. Молодой паренек, еще совсем зеленый, стоял на страже.
И-извините, мистер Д-джонс… сюда нельзя, фрау Марг…
Ты мне случаем не отказать пытаешься? — сложил руки на груди мужчина.
Ай, ладно, проходите! — раскрыл он нервно двери. — Не за этим я на работу нанимался, чтобы каким-то психам перечить!
Ты прав, у тебя большое будущее, — сообщил Джонс, похлопав парня по плечу. Стоило парню спросить, «Вы правда так считаете», как он свалился без сознания – незаметно бывший сенатор отправил под кожу охранника иглу, смазанную сильнодействующим ядом.
Ему не нужно свидетелей.

Подземелья были темными, зловещими. Именно поэтому Джонатану понадобились солнечные очки с толстыми стеклами, позволяющими видеть все, что надо. Удобные, красивые, полезные – это всегда нравилось мужчине в вещах и не только в вещах. Сейчас он стоял в тени.
Черный плащ и ботинки, не позволяли ему выделяться из темноты, к тому же он зажался в углу.
Ее вели трое охранников, собственно, нужно было убрать того, что угрожает ей пистолетом, а двух остальных девочка и сама убрать сможет – он был в этом уверен.
Впрочем, именно взгляд охранника его же и погубит – не нужно на посту заглядываться на прелести женщин.
«Есть шанс схлопотать пулю прямо…», он держал пистолет с глушителем на расстоянии вытянутой руки и щелчок, кровь обрызгала длинные волосы женщины и всего через секунду-две, мужчина, державший пистолет между ребрами девушки грохнулся на холодный камень. Двое других с изумленным взглядом посмотрели на упавшего мини-босса и тоже решили схватиться за оружие.

3

Урсулла
(жутко пафосно, за что прошу прощения)))

В детстве Урсулла часто мечтала о встрече с матерью. Каким бы хорошим человеком ни был ее отец, девочке часто не хватало чисто женского понимания и советов. Ради этой встречи она даже начала учить равносильный жесточайщей пытке для любого японца немецкий язык. Но мать так и не появилась. Спустя года, девушка, конечно, все поняла и осознала, но все-таки смутное желание встретится с этой женщиной и просто посмотреть ей в глаза осталось.
И кто бы знал, что оно все-таки исполнится? Да еще вот так. Ни маленькая Урсулла, ни Урсулла постарше не могли бы даже предположить, что к Маргарет ее, с растрепанными волосами, босую, обряженную в разорванное в нескольких местах платье, будут вести под конвоем, то и дело подгоняя тычками дула под ребра.

Задумавшаяся на превратностями судьбы Урсулла-нынешняя не сразу поняла, что случилось. На волосы плеснуло теплым, а потом послышался звук, с которым падает тело, и ощущение стали, холодящей кожу через тонкую ткань вечернего наряда, исчезло.
Но, не смотря на то, что разум еще толком не осознал, что происходит, тело уже двигалось само. Чему ты учишься, пройдя сквозь шесть лет борьбы за выживание, так это тому, что бывают ситуации, промедление в которых равно смерти. И бывают моменты, когда не нужно спрашивать, откуда на тебя свалилась внезапная удача, а нужно просто действовать.
Обдумать и сделать выводы можно и потом, празднуя победу. Или зализывая раны.
Ей повезло дважды. Похоже, Маргарет экономила не только на электричестве (коридоры, по которым вели пленницу, были один темнее другого, а фонариков ее конвоиров едва хватало на то, чтобы видеть, куда ставишь ногу), но и на рабочей силе. Или просто недооценивала собственную дочь, ставя ей в охрану людей со столь низким коэффициентом интеллекта.
Все получилось до смешного просто и очень-очень быстро.
Проскользнуть вдоль стены за спины увлеченно палящих в пустоту конвоиров, плечом почувствовав тепло чьего-то тела. Раз. Кем бы ни был неожиданный спаситель (хотя у Урсуллы и возникли сильные подозрения на этот счет), больше он помогать не собирался, предоставив ей свободу действий. Что же, почему бы и нет? Накопленная за день в компании капающей воды злость требовала выхода.
Перекинуть скованные за спиной руки вперед. Два. Схватить выроненный первым охранником пистолет. Три.
И, завершающим аккордом симфонии колотящейся в висках крови и бешено бьющегося сердца, два выстрела. Первый – в затылок ближайшего конвоира, не ожидающего нападения со спины, второй – в лоб его недоуменно повернувшегося товарища. Меримел научил Урсулу убивать и, хотя эта наука не пришлась ей по душе, урок она усвоила.
Когда оба тела осели на пол, девушка опустила пистолет, не убирая, впрочем, палец с курка.
Стоило найти ключи от наручников, но личность человека в темноте интересовала больше.
Тем более, что тот выступил вперед, попав в узкую полосу света от фонарика. Урсулла почувствовала, что у нее ноги подгибаются от нахлынувших эмоций, сводившихся к одной мысли, то ли удивленной, то ли восхищенной: «надо же, все-таки пришел».
- Кажется, это становится традицией, - девушка улыбнулась брюнету. И почему, хотя она знала, что перед ней стоит не упускающий своей выгоды убийца, в его обществе становилось так спокойно? - Вы уже второй раз спасете мне жизнь. Не представляю, как я буду расплачиваться…
Теперь можно было заняться наручниками. Ключ отыскался у «главного» конвоира. Отомкнув железные браслеты и с отвращением бросив их на пол, Урсулла потерла оставшиеся следы на запястьях и искоса глянула на Джонса.
Первый восторг прошел и теперь накатились мысли куда более прагматичные. Стоило убираться отсюда как можно скорее.
- Что дальше?
Нет ничего более приятного, чем переложить ответсвенность на сильные мужские плечи.

4

Джонатан Джонс
(да лан, не все же время дурачиться xD)

В детстве Джонс часто мечтал о том, как он станет лицом не только Нью-Йоркского синдиката, но и всего мира. Точнее, он старался быть менее заметным, действовать из тени, но дергать всех правителей мира за веревочки, управляя ними словно жалкими куклами, принимать важные решения и подчинять себе всё. Скажи ему в том возрасте, что у него ни черта не получится – он бы поверил. Но ему дали надежду, его лучший друг дал ему надежду на то, что он все-таки достигнет той высоты, которой должен добиваться человек, если он не тряпка.
Сейчас бы, Джонатан нашел своего друга и с удовольствием переломал бы ему все ребра. Но, к сожалению, катастрофа убила его, не дав свершить свое личное правосудие над этим ублюдком, любящим человеческие органы и чудовищные опыты над ними.

Если бы девчонка не выжила, он бы просто бросил ее здесь мертвую – не получит Маргарет ее тела, во-первых, во-вторых, Джонс сбежит и снова же найдет себе союзников. Мелисса все еще доверяет ему, должна, по крайней мере. Ей нужен сильный союзник более, чем кому-либо. 
Мы не долж-с-ны помогать ей, — донеслось шипение из темноты.
Джонс глянул через плечо, разглядывая через призму мутно-зеленого света лицо своего осведомителя и с отвращением отвернулся. Убить его тоже что ли? Кто знает, может Клавелю совсем не нравится нынешнее поведение брюнета, Джонс и сам считал, что сдал позиции, спасая эту блондиночку.
Он вышел на легкий свет Божий, впрочем, вряд ли Бог еще следит за ними, здесь, где темно и сыро. Как ни странно, Джонс был верующим – не фанатиком, отнюдь, он верил, что Бог есть, как бы это это не звучало патетично. Если бы его не было, мог бы Джонатан предсказывать события пускай даже из стратегических соображений? В этом мире, все сплеталось из хаоса (и именно это мутант и считал божественной силой - скрываться, оставаться в тени, выдавать последовательности за случайность) – и если научаться управлять этим хаосом, то ты сам сможешь стать Богом.
Впрочем, Джонс также был и богохульником.
Вы уже второй раз спасете мне жизнь. Не представляю, как я буду расплачиваться…
Честно говоря я тоже, — ухмыльнулся брюнет. — Мы выберемся отсюда, а уже потом решим, чем займемся на свободе.
Он осмотрел ее с ног до головы и помог найти ключи.
Когда Урсулла освободилась, он бросил взгляд в тень, он видел недоверчивое лицо Клавеля. Предаст же!
Однако же надежда была сейчас только на него, только этот незаметный уродец может прокрасться куда угодно, и только он знал выход отсюда, который вел в дикие пустоши. И, кстати,  там было гораздо безопаснее, нежели здесь, в этом злополучном месте, где ему подарили его чертово новое сердце и заставили на себя работать.
Покажи выход, — приказал брюнет.
Клавель еще долго рассматривал девушку, прежде чем с отвращением сплюнуть, но все-таки метнуться куда-то вперед. Джонс кивнул блондинке в ту сторону и зашагал первым – шел он быстро, но все-таки бросал на девушку и ее босые ноги взгляды, иногда притормаживая, ожидая ее.
Как внезапно, раздался выстрел – о них узнали. Наверное, Маргарет сообщили о его уходе, и она послала охрану. Все-таки она не дура и упускать возможность убить двух зайцев сразу не станет.
Извините за грубость, — Джонс, естественно, в данных ситуациях не был джентльменом, он просто сказал это, чтобы Урсулла могла ожидать чего угодно, а именно того, что мужчина схватит ее на руки и побежит вперед. Это было неудобно, но так, по крайней мере не было шансов, что ее пристрелят, а громадный широкий меч на его спине и бронежилет позволяли полумутанту остаться невредимым довольно-таки долго.
Впереди вихлял Клавель, прыгал и приземлялся, один раз он притормозил, только чтобы швырнуть какой-то камень через плечо джонса, который мгнвоенно раскрошился из-за врезавшейся в него пулю. Он его спас, а себя нет.
Вторая пуля пробила его изрубцованную голову, пролетев сквозь мозг, и выбив серость на стену. Его то мать!
Вряд ли мертвый он что-то скажет, а куда бежать Джонс не знал. Мужчина пробежал мимо тела Клавеля и увидел, как его мертвая рука указывает пальцем направо – чертов уродец, был верен до конца.
Вот в такие моменты и жалеешь, что не доверял человеку.
После этого поворота, — сказал он Урсулле, заворачивая направо, когда мимо них летели пули и ругательства. — положимся на твою женскую интуицию...
И тут он остановился, здесь было пять линий, по которым можно было бы убежать. Они были смутно освещены дешевыми фонарями, так что девушка тоже могла это увидеть.

5

Ну вы поняли xD

Детство и юность это такой приятный период, когда все твои проблемы сводятся к не обращающему внимания однокласснику или тому, чтобы папа отпустил посидеть с друзьями хотя бы до одиннадцати. Хорошее, в общем, время. Время беззаботной радости, ежедневных походов в школу и щебетания подружек об очередной седзе-манге, где прекрасные герои приходят на помощь своим принцессам и спасают их от злобных драконов. Красивых сказочек о вечной любви, в которые только старшеклассницы и верят. И то не все.
Урсулла когда-то была старшеклассницей, но никогда не была наивной. Поэтому всегда отдавала предпочтение сенену. Как показало все тоже время, тот оказался куда более жизненным жанром, не считая нереальных количеств крови, конечно. В мире нет места для прекрасных принцесс и благородных героев. Гораздо чаще встречаются глупые и неосмотрительные девушки, которым становится необъяснимо тепло на душе от слов «мы выберемся», и не менее неосмотрительные, хотя и более умные мутанты с небьющимся сердцем, чувства которых – тайна за семью замками для всего мира, и уж тем паче, для некой блондинки.

Девушка вздрогнула, когда сзади раздался выстрел. Второй раз за неполные три дня мимо ее головы, в каких-то сантиметрах, просвистела пуля, выбив каменную крошку из стены коридора, но не причинив вреда Урсулле. Видимо, она все-таки родилась под счастливой звездой. Хотя, возможно, причина крылась в банальной темноте подземелий. Все-таки не стоило Маргарет экономить на электричестве.
Значит, их все-таки засекли. Чего и следовало ожидать – в чем-то Урсулла определенно пошла в мать. Та тоже была отнюдь не наивна.
- Извините за грубость.
Сейчас девушка простила бы брюнету все грехи его, несомненного, богатого на них прошлого, лишь бы тот что-нибудь придумал.
- Все что угодно, только быстрее.
Ладно, он ее удивил. Почему бы Джонс ни явился вытаскивать ее из камеры во второй раз, причины у него явно были весьма серьезными – иначе с чего бы такая забота?
У Урсуллы сердце ухало куда-то вниз каждый раз, когда очередная пуля с лязгом отскакивала от широкого меча, но под счастливой звездой здесь, по всей видимости, родилась не только она. А вот Клавелю повезло меньше. Девушка не выдержала, невольно зажмурилась, уткнувшись в плечо Джонсу, когда пуля навылет пробила голову несчастного уродца.
Следующий поворот вывел к развилке.
- Второй справа, - Урсулле не понадобилось много времени, чтобы сделать выбор. Во многом тому способствовали приближающиеся преследователи, отбивающие желание долго гадать.
Мужчина не стал спорить.
Когда он свернул, Урсулла прицельно выстрелила по слабо светящему фонарю - пистолет она все еще судорожно сжимала в руке. Коридор затопила темнота, не мешавшая Джонсу, но здорово осложнявшая жизнь тем, кто бежал за ними.
А дальше начался настоящий лабиринт. Проклятые тоннели. Каждый в итоге приводил еще к нескольким развилкам, и это не считая многочисленных боковых ответвлений.
Люди Маргарет отстали через десяток поворотов – вести погоню в таких условиях стало невозможно, тем более что в действиях Урсуллы не было никакой логики – она просто наугад тыкала в очередной коридор, и они продолжали свой путь.
Когда заковыристая ругань самого упорного из преследователей затихла далеко позади, девушка выдохнула и едва слышно произнесла в плечо брюнету:
- Третий.
И это был отнюдь не номер следующего поворота. К тому же, очередной коридор, в который их вывела «женская интуиция» Урсуллы, оказался прямым, как стрела. Зря цепные псы фрау Витте так быстро сдались.
Хотя это место отличалось от других. Здесь не было ни малейшего намека на фонари, однако по стенам густым ковром разрослась зеленоватая, слабо фосфоресцирующая плесень, неплохо освещавшая путь; на каменном полу лежал толстый слой пыли, явно копившийся тут не один год. Возможно, нога человека или мутанта вообще не ступала сюда все эти шесть лет. А то и дольше.
Мало похоже на путь наверх – вот что подумала Урсулла, обратив на это внимание. Вряд ли Клавель вел их сюда… впрочем, кто знает, а у него теперь не спросишь.
Оставалось двигаться дальше, по этому странному тоннелю.
Кстати, пора бы Джонсу опустить ее обратно на грешную землю. Жизни Урсуллы больше ничего не угрожало, кроме, разве что, пыли. Но пыль – это не смертельно.
Как раз собиравшаяся озвучить свои мысли девушка глянула вниз и не только не стала ничего говорить, но еще и ноги поджала на всякий случай, и в шею брюнета крепче вцепилась – пыль океаном смыкалась за их спиной, стирая малейший намек на следы тяжелых ботинок мужчины. По мнению Урсуллы, нормальная пыль себя так вести не должна была.
А значит, это неправильная пыль.
Они вообще отсюда живыми выберутся, а?

6

Джонс

сорри за такую хрень)) вдохновенье смылось )))

Ведомый словами Урсуллы, он слепо бежал по коридорам. Уже давно, в своем юношеском возрасте он научился игнорировать треволнения и стрессы, если же они у него были. Усмирение своего гнева и тревог сделали из него хладнокровного монстра, который редко серчал, не выходил из себя, никому не доверял и оттого никогда не печалился о смерти. Даже сейчас, когда Клавель умер, а он умер точно, вряд ли кто-то выживает с вышибленными мозгами – даже зомби до такого не эволюционировали, Джонс думал лишь о том, правильно ли они бегут.

Забежав в темный коридор, он напрягся. Напрягся от того, что крики стихли, наемники Маргарет отступили, а значит, неплохо было бы отступить и им. Его слова подтвердила Урсулла, вцепившись в него как за спасательный круг.
Если я когда-нибудь еще решусь положиться на женскую интуицию... — он ухмыльнулся ей. — Я обязательно вспомню о тебе.
Он развернулся от горы пыли и кинулся к выходу – убьет наемников, если те поджидают их и свернет в другой туннель, но если бы все было так просто, то они бы выбрались. Нет, правда, неужели стоило ожидать, что все так и будет? Стена, вот чтобы было позади брюнета, когда он резко повернулся назад. Стена позади, гора пыли впереди. 
И пыль эта приобретала неясные очертания.
Собравшись в немалых размеров кулак, пыль ударила в Джонса, тот схватил девушку покрепче и отпрыгнул, выставив перед собой одной рукой меч. Как говорил его дорогой ублюдошный друг (и почему он его вспомнил?): был человек – нет человека. Был меч – нет меча.
Отбросив пустую рукоять, он поставил девушку на ноги и прикрыл ее собой. Сделал он это скорее по условному рефлексу (привык уже принимать удары на себя, хотя может быть в глубине его темной души он действительно хотел защитить девушку).
Ваши идеи, мисс.
На женскую интуицию положились. Проверим женскую логику.
На этот раз пыль превратилась в увеличенную форму его любого меча и швырнулась прямо на него. Брюнет успел увернуться, но второй удар пришелся ему в плечо. Спасибо усовершенствованным бронежилетам – смягчил, так сказать, удар, однако до кожи все равно пыль достала – руку свело, он почувствовал озноб, распространяющийся по конечностям.
«Я так понимаю Маргарет сюда скидывала все свои неудачные эксперименты»
От еще одного удара он увернулся. Не нужно было быть гением науки, чтобы понять – это создание не простое научное изыскание одного из ученых, в этом замешана магия. Магия, что была замешана в конце их мира. Магия, которая заставила ненормального нациста призвать демона и предоставить ему свое тело... пыль с разумом? Не смешите. Ей точно кто-то управляет – либо посредством телепатии, либо просто...
Бежим, не оборачивайся, — приказал он, подбежал, схватил девушку за руку и рванул вперед; пыль погналась за ними.
Несколько поворотов, туннель извивался, словно дикая африканская змея.
Еще поворот, острый угол, сломанная сточная труба и дуло.
Бам, — услышал он и рефлексно уклонился и врезал нападавшему в живот ногой, после чего быстро схватил мужчину за запястье и вывернул его так, что раздался хруст костей, а оружие шлепнулось на камень.
Мужчина рассмеялся – о, этот дикий, сумасшедший смех он узнает при любом времени, при любом возрасте, при любой ситуации. Разве что сейчас он был хриплый, но все такой же тихий и зловещий.
В наше время пыль очень агрессивная, да? — спросил он и кивнул девушке, увидев ее. — Я так понимаю в Японии соблюдают чистоту, а вот в Англии...
Тело Джонса на время окаменело, что не позволило ему прибить "незнакомца" сейчас.

Пыль сзади Урсуллы начала сгущаться, принимая свою бесформенную форму, но не атакуя, словно чего-то ожидала. Перед младшей Витте стоял худощавый мужчина, почти полностью его кожа была сделала из металла, от затылка и спинного мозга ко всем важным органам были подсоединены провода, по которым текло жизнеобеспечение. Настоящей была лишь левая рука, запястье которой сломал Джонс и треть лица с левой стороны – зеленый глаз (второй, на металлической части лица горел красным светом и позволял видеть в темноте), часть темно-каштановых волос и малая часть щеки. 
Он посмотрел на Джонса.
Как дела?
Тот отпустил его и выпрямился. Как ни крути, а он был удивлен.
Да, Джонс, пыль умрет только с моей смертью – мо-ло-дец, — он похлопал в ладоши. — А где же Клавель?
Наконец-таки он все понял, откуда взялся Клавель? Почему он был так лоялен ему?  И вот зачем он парализовал его на короткое время - не один он умел все рассчитывать.
Убери свою дрянь, — фыркнул брюнет отталкивая в сторону мужчину и мотнув голову Урсулле. — Это Кай. Не знакомься с ним.
Как деликатно... — он обратился к девушке. — У Вас красивое... тело, — изогнул левую бровь мужчина, сверкнув глазами на ее шею, словно вампир, когда блондинка прошла мимо него. — Не хотите тапочек?

7

Урсулла

Урсулла никогда бы не поверила, что столь легкая субстанция, как пыль, может с легкостью сломать немалых размеров меч, если бы не увидела это своими глазами.
Что же, это было познавательно, но девушка предпочла бы как-нибудь прожить без подобных чудес. Тем более что с каждым ударом шансов кому-нибудь рассказать о увиденном становилось все меньше.
Жалко будет не поделиться с миром этим знанием.
Подгоняемая этой мыслью и, немного, банальным желанием выжить, свойственным всякому живому существу, Урсулла послушно следовала за Джонсом по петляющему коридору – надо же, совсем недавно он был прямым. Кажется, этот дом для Минотавра строил чертов шизофреник. Для чертова больного на всю голову Минотавра с нездоровым смехом.
Впрочем, зверушку Урсулла зря обидела. Домик оказался не для нее, а для Терминатора. Прекрасно. Чтоб Маргарет была здорова… Урсулла почему-то решила, что этот полу-киборг - дело рук ее матери. Нет, а что кому-то еще могло бы взбрести голову создать человека из трех кусочков плоти и кучи железа? Вряд ли в одном теперь уже небольшом Лондоне так много психов. Троих вполне достаточно. И один из них сейчас перед ними, определенно.
Новое действующее лицо в этом театре абсурда чувствовало себя, похоже, весьма комфортно, ведя светские беседы со своими, девушка в этом не сомневалась, жертвами. И, во имя всех богов, что за вредная привычка так многозначительно на нее смотреть? Что Джонс при первой встрече, что этот… Кай.
Девушка на всякий случай отступила обратно за спину брюнета. Так она чувствовала себя спокойнее.
- Не хотите тапочек?
Засунь этот тапочек себе в задницу, - честно хотела ответить Урсулла, но сдержалась, ограничившись выразительным взглядом из-за плеча мужчины. Все-таки со здравым смыслом и инстинктом самосохранения проблем у нее не было. Она вообще предпочла не вступать в беседу с подозрительным знакомцем Джонса, предоставив ведение переговоров последнему.
Если честно, вся эта ситуация вызывала у девушки сильное чувство, что где-то когда-то и с кем-то они все это уже проходили. Все эти светские беседы и реверансы, хождение вокруг да около… «Итак, чужаки, какого, извините меня, хрена вы забыли в канализации? Да еще и к тому же кричите так, что и мертвецов разбудить сможете...» «И мне надоело трепаться ни о чем. Только время теряем. Если вы проведете нас - ведите. Если хотите убивать - начинайте уже, хватит  голову морочить.».
Все-таки не зря Урсулла всегда считала, что история развивается по спирали. Встреча с Тринадцатым - встреча с Джонсом - встреча с этим… Как же надоело каждый раз сомневаться, опасаться, ожидать удара.
Урсулла потерла переносицу. Нет, вроде бы, и в этот раз обойдется без жертв. Хотя кто знает? У некоторых настолько смещены понятия о морали, что можно смело ожидать ножа в спину до, во время и после дружеского разговора. А иногда и дружеского разговора дождешься только после того, как тебе воткнут холодную железку между ребер, да еще и перевернут раза три для надежности.
Все-таки последние три дня крайне отрицательно сказались на мировосприятии Урсуллы. Нет ничего страшнее голодного и усталого оптимиста, давно известно.
Пока мужчины общались, Урсулла настороженно осматривалась по сторонам. Пыль снова вела себя как нормальная… пыль. То есть спокойно лежала на полу, не сгущаясь и не пытаясь нападать. Возможно, это было хорошим знаком, но девушка не особо обольщалась на этот счет. Палец ее ненавязчиво лежал на курке опущенного в пол пистолета, хотя по самым смелым расчетом магазина хватило бы всего на девять-десять выстрелов.

8

Джонс.

сорри за такую громадину, она у меня даже грузиться не хотела xDDDDD

Они шли долго, никто не хотел разговаривать, кроме Кая. Тот всегда был болтуном из породы редкостных кретинов. Нет, он никогда не улыбался, особенно в детстве, просто любил разговаривать сам с собой, за это его и прозвали "болтуном, из породы редкостных кретинов".
Джонатану вспомнилась их первая встреча. Тощий худощавый мальчик ботаник, вечно молчаливый, вечно побитый, вечно в порванной одежде. Джонс в общем-то и не обращал на него внимания, и вообще тот не произвел на него должного впечатления до тех пор, пока он не увидел его интерес к биологии и генетике. Уже в пятнадцать лет, юный Джонатан читал книги на политическую тему, а его отец водил его по всем саммитам и заставлял изучать военное дело.
Все начало с того, что объединив усилия - сила Джонса и мозг Кая, они начали проводить опыты в лабораториях школы, после чего они испытывали свои средства (чаще всего в забытых Богом трущобах) на школьниках из небогатых семей (Джонс специально отказался учиться в аристократической школе для этого), они хотели отравить разум человека, подчинить его мозг. Их идея развилась до стадии безумия, фанатизма.
Они остановились только тогда, когда увидели передачу по телевидению, мол, в школе Гринвуда пропадают дети,умирают дети, сходят с ума дети. полиция ищет виноватых, под подозрение попали два учителя. 
Тогда Кай и Джонс решили отложить свое коварное дело до колледжа, а там уже заручились поддержкой одного старого профессора, который считал, что те просто мечтают стать учеными, и будут долгожданным поколением знаменитых гениев их коллегии.
Он ошибался. Ни Кай, ни Джонатан гениями не были, они были лишь молодыми людьми, решившими проявить любопытство и попробовать управлять людьми, не важно чем - магией, наукой. Только во время обучения, в Кае проснулись магические способности, и он начал их совершенствовать. Обернулось все тем, что он зарезал свою жену и мать, и едва не прикончил двоих детей, но те сбежали благодаря его старшему сыну. Именно магия позволила биологу управлять разумом людей. Что же касается Джонса, то его харизма, очаровательная внешность и улыбка сводила с ума женщин и заставляла мужчин доверять ему.
Его отец умер, никто не знал как. А все было просто: Джонс убил его, решив завоевать его Империю, и он этого добился. Заполучив огромное состояние отца, он нанял самых лучших ученых, построил подземные бункеры и дал Каю для работы все, что тому было надо. в результате они получили армию, армию верных солдат - не зомби, нет. У них была армия мыслящих людей, но не догадывающихся о том, что можно предать создателя. Проблема была в том, что создателем чаще всего являлся Кай, и его нужно было держать к себе очень близко.
До определенного момента так и было.

Мы пришли, — сообщил скорее робот, нежели человек, когда они вошли в решетчатую дверь. Здесь было неуютно - электрический стул, довоенные вещи вроде телефона или детских качелей... Джонс посмотрел в спину Кая.
Магия.
Из-за того, что он пренебрегал обучением и осваивал ее самостоятельно, изувечила его мышление как таковое. У него никогда не было детства, и он сам не понимал, как стремился вернуть его, смотря на детей и убивая их, когда осознавал, что прошлого не вернуть.
Дай Урсулле что-нибудь потеплее, и поприличнее. А также покажи выход.
Прятать такое тело, зачем? — не понял генетик, сверкнув на нее глазами. О нет, это был не взгляд маньяка, желающего обладать телом красивой женщины - нет, это был взгляд маньяка, решившего исследовать внутренности этой женщины, создать из нее нечто мощное, нечто дикое, добавить механизмы и электронику.
Что спрятано - то защищено, — ответил Джонс, и киборг швырнул ему длинный свитер. Мутант стряхнул с него пыль и та, взвившись в небо, шмыгнула на пол, соединившись с основной субстанцией. Решив, что одежда безопасна и в общем-то довольно-таки удобна, он кинул свитер в руки девушки, после чего прошелся по комнате и достал тапочки.
Только не говори мне, что ты выбирался наверх только для того, чтобы собирать этот хлам, — согнав очередную пыль, он подал тапки женщине. Так, по крайней мере, она не собьет себе ноги полностью.
Джонс, это, — он указал на себя. — Я сделал из хлама - сломанные качели, карбюраторы, стыковочные провода поездов, аккумуляторы мотоцикла, если везло - воровал что-то от мутантов или покупал части у индиго... и я бы и дальше сидел тут, в ожидании, пока ты не добьешься мирового господства, но...тут ты ворвался в мой дом, ты и она.
Маргарет?
Да.
Она и понятия не имеет, что ты здесь?
Нет.
Они недолго помолчали. Верить - не верить?
Ты следил за мной с помощью Клавеля?
Да.
Зачем?
Хотел узнать, на чьей ты стороне, Клавель должен был привести тебя и ее, — он мотнул головой в сторону Урсуллы. — Сюда, я хочу тебе кое-что показать.
Джонс посмотрел на Урсуллу и, решив дать ей время на переодевание, отошел вместе с бывшим другом. Они зашли в другую комнату: здесь было темно, сквозь эту кромешную тьму но слышалось громкое жужжание процессора, кулеров, и переборка мелких механизмов. Кай подошел к одиноко стоящему монитору и начал водить пальцами по сенсорной панели, что-что, а уж слово техники он знал. Джонс даже знать не хотел, как он смог создать источник тока в таких условиях.
Кай отошел от монитора, и комната озарилась дневным светом, из-за чего мутанту пришлось прикрыть глаза рукой и еще долго щуриться - как же он отвык от этого!
Какого...
Смотри, я создал ее, из-за того, что мне нечего было делать.
Джонатан наконец-таки привык к свету и раскрыл глаза, чтобы увидеть девушку, а точнее девочку лет двенадцати, сидящую на кресле, больше похожую на подушку для проводов. Тело девочки покрывал какой-то прочный красивый металл, скорее всего титан - Кай бешеные деньги отдавал за то, чтобы ему привозили только его. От головы отходило наибольшее количество проводов, уходящих к одному из процессоров, стоящего рядом блока. Собственно, вся эта хрупкая фигурка из титана была окружена блоками, на которых мигали какие-то значки, копки.
Сама же девочка... дышала, и стоило ей сделать выдох, как проводки начинали немного мигать и кнопки на блоках горели ярче.
И?
Я назвал ее Эйприл.
Так звали его жену.
Я нашел ее на бензоколонке, она умирала, от нее остались лишь кости да некоторые органы, которые я заменил на искусственые. Мне пришлось 4 года работать над ее оживлением и два года над этой машиной.
Отлично, гений, что она делает?— сложил руки на груди брюнет. Они словно опять в школу вернулись.
Она возвращает планете жизнь, — ответил Кай.
Джонс посмотрел на него, затем на девочку.
Я назвал эту способность "дыхание ангела", знаешь, я заметил ее, когда меня окатил слюной один мутант - я убил его, но рука, как ты понимаешь, у меня разъедалась - и я бы потерял и последние мышцы, и кость, но тогда я нашел Эйприл, и она остановила процесс разложения. А затем... — он отошел во тьму и вышел с горшком в руке, где рос чуденсный здоровый домашний цветок - герань. Таких было много раньше во всех домах, а сейчас... сенатор вообще растений не видел.
С трудом верится... — Джонс подошел к роботу, и девушка начала дышать чаще.
Она тебя боится, — сказал Кай. — Отойди.
Мужчина послушался и вернулся на место. Он посмотрел на цветок в руках биолога и сообщил:
Не знаю даже, что сказать о тебе, я думал ты создаешь мутантов для Маргарет  и собирался убить меня, а Урсуллу отдать ей.
Маргарет - фанатичка, — ответил Кай. — Эйприл мое детище и я не собираюсь ей с кем-либо делиться... по крайней мере пока... и кто знает, — он усмехнулся. — Может быть именно мы с тобой будем ответственны за возрождение жизни на планете, как считаешь? Ты серьезно изменился после катастрофы, никогда бы не подумал, что ты рискнешь репутацией и жизнью ради молодой женщины, к тому же блондинки.. я припоминаю, ты брюнеток всегда любил.
Скажем так, — Джонс осмотрел еще раз Эйприл. — И я никогда бы не подумал, что ты решишь из любопытства спасти чью-то жизнь.
Это называется раскаянием, Джонатан, — он кивнул в сторону комнаты, где осталась Урсулла. — И я сейчас говорю не только о себе.
***
Пока Урсулла переодевалась, пыль снова незаметно собралась в одну большую гущу и подлетела к ней сзади, незаметно умыкнув тапочек. Когда блондинка повернулась, то обуви не оказалось - она летала у нее над головой. Когда девушка повернулась второй раз, то там вообще ничего не оказалось - ни мебели, на качелей ни хлама, ни пыли - ничего. Все летало где-то высоко-высоко.. и так бы и продолжалось, пока не вышел Кай и жестом не указал ей пальцем вниз.
Извините за ее поведение, она ни с кем не общалась уже 4 года, — пыльца отпрянула, и мебель грохнулась, образовав вокруг блондинки какое-то кольцо, больше напоминающее пентаграмму.
Верни обувь.
Недовольно пыль подлетела и повертела обувью перед лицом девушки.
Я думал, ей управляешь ты, — вышел из тьмы Джонс, кивнув Урсулле - этот кивок давал понять ей, чтобы она не волновалась, но та может трактовать этот знак как хочет.
Так и есть, но она же оживлена магическим путем, так что...
Тапок отлетел и бабахнул киборгу по лбу, отчего тот грохнулся на пол, а пыль, пока ее не засекли, скрылась за углом.
И как я погляжу, у Вас не теплые отношения.
Она просто ревнует...
Бывший сенатор поднял тапок и подошел к женщине, протянув ей обувь, раздумывая над словами Кая - над спасанием Урсуллы. А что если он прав, и он сделал это, потому что сожалеет о прошлом, немного, но все-таки кое о чем ему приходится сожалеть. И помогал он этой девушке не из практических соображений, а потому что ему этого хотелось и так было надо? Он вернул обувь женщине и сел на диван.
Он покажет нам выход, а сейчас отдохни пару минут.
Да... только предупреждаю, — сообщил поднявшийся Кай. — Не могу ручаться за то, что вы не пострадаете, пользуясь черным ходом. Им уже года три никто не пользовался.
Как же ты выходил?
Я не выходил, — он посмотрел на пыль, которая пряталась за углом, словно провинившийся ребенок. — А вот она - да.

9

Кай оказался жутко болтливым типом, но гордо шагающая последней Урсулла так и не смогла ни слова разобрать из его бормотания. Но тому, похоже, и не требовалось, чтобы его слушали. Вероятно, Кай был из тех людей (хотя воспринимать эту груду железа как человека у Урсуллы получалось с трудом), что считают наилучшим собеседником себя самого. Приятно поговорить с умным человеком и все такое.
Девушка сама не могла понять, почему этот тип ей настолько не нравится. Возможно, все дело было во взглядах, которые тот иногда на нее бросал. Взгляд сумасшедшего ученого, взгляд маньяка, взгляд, не раздевающий (к таким Урсулла за долгое время привыкла… да на нее каждый второй посетитель бара Билли так пялился. Особо рьяных зрителей, возжелавших перейти к действиям, обычно парой тычков под ребра и долгой задушевной беседой успокаивал Виктор, несколько раз, когда брата не было рядом, пришлось и самой от души врезать), а вскрывающий, предвкушающий долгие часы славненьких экспериментов. «Я хочу разрезать тебя и хорошенько покопаться в твоих внутренностях», - вот какое послание скрывалось за тем, как рассматривал ее знакомый Джонса.
Что же, достаточный повод для неприязни.

Но вот обстановка в доме… нет, назвать это место домом язык не поворачивался… обстановка в жилище киборга вызвала у девушки смешанные чувства, от отвращения до острой жалости к существу, обитающему в подобных условиях.
И эта пыль… Нужно быть психом, жутко одиноким психом, чтобы оживить ее.
Пока Урсулла размышляла о проблемах метафизических, мужчины обсуждали дела насущные. Наблюдая за их общением, девушка все больше убеждалась, что этих двоих связывает нечто большее, чем просто знакомство. Урсулла сказала бы, что они друзья. Насколько это слово вообще может быть применено в данной ситуации. Хотя даже у таких как Джонс или этот робокоп должны быть близкие люди.
Или кто-то в этом роде.
Урсулла не хотела знать, что общего может быть у сумасшедшего ученого и местной вариации на тему вселенского зла. Или хотела? Что она вообще знала о Джонсе, кроме того, что он был какой-то важной шишкой у мутантов, вел дела с индиго, спокойно расхаживал по подпольному аукциону, похоже, имел какое-то отношение к ее матери… и каждый раз появлялся, чтобы вытащить ее из очередной камеры? Ладно, последнего вполне достаточно, чтобы испытывать чувство благодарности, но предыдущие четыре факта несколько настораживают.
С другой стороны, какая ей разница? Здесь и сейчас этот человек сделал все, чтобы ее спасти. Поэтому, здесь и сейчас, только это и имеет значение. Его прошлое – не ее забота, кем бы он там ни был.
Все равно после катастрофы осталось только настоящее. Можно сказать, она разделила время на «до» и «после», и то, что было «до», превратилось в сон, жалеть о котором или винить за который бессмысленно.
Девушка, задумавшись, на автомате поймала свитер. Тапочки, вытянутые откуда-то Джонсом, упали на пол возле ее ног. Веселые пластиковые зайчики на них казались злой насмешкой над ситуацией.
- Спасибо.
Единственное слово, которое Урсулла произнесла за долгое время. Слушать оказалось куда как интереснее и информативнее.
Мировое господство, значит? Да, мистер Джонс, на мелочи вы не размениваетесь. И, ради всего святого, сломанные качели? Карбюраторы? Значит, то, что она видит – это не дело рук Маргарет, а то, что Кай сам с собой сотворил? Нет, он точно псих. Сумасшедший гений.
Когда мужчины ушли, девушка устало посмотрела на пожертвованный свитер. Длинный, веселенькой зелено-желтой расцветки, явно мужской. Снова она будет похожа на мальчика-трансвестита. Или на девочку? В таких вещах Урсулла не очень разбиралась.
Зато к мужской одежде уже начинала привыкать. Сначала – рубашка и штаны Джонса, теперь вот этот свитер, который Урсулла натянула прямо поверх платья, потому что он все равно доставал ей до колен.
О, и тапочки. С зайчиками. Кстати, где они? Урсулла обернулась, решив, что они остались у нее за спиной, но там ничего не было. Потом повернулась еще раз, чтобы обнаружить, что и без того скромная обстановка комнаты тоже исчезла.
Загадка быстро разрешилась, стоило поднять взгляд. Нет, до чего же мерзкая все-таки пыль. Но Кая слушается, как ребенок. Удивительно.
Девушка и бровью не повела, когда вся мебель обрушилась обратно на пол. Один тапок она успела выхватить, второй вывернулся из пальцев и врезал киборгу по лбу. Мда. Что она там говорила про послушание?
Урсулла забрала протянутый Джонсом тапок, повертела его в руках и решила не надевать пока, ногой затолкав оба под диван, занятый мужчиной. Сама девушка устроилась рядом с брюнетом, клубком свернувшись на свободном пространстве. Спать она не собиралась, просто хотела немножко полежать на нормальном мягком диване, а не на каменном полу, но как-то незаметно для себя задремала, пригревшись.
Ей приснился странный сон. А может быть, и не сон вовсе. Но, балансируя где-то на тонкой грани между «там» и «здесь», Урсула почувствовала-увидела присутствие еще одного существа, в соседней комнате.
Там, куда уходили мужчины, пока она переодевалась.
Кажется, существо тоже ее заметило. Девушка ощутила, как несмело тянутся к ней тонкие ниточки-мысли. Урсулла не могла их прочитать, но уловила эмоции. Удивление. Любопытство. Немножко страха. Грусть.
Здесь все было так просто. Стоило только захотеть – и все условности, вроде стен и необходимости ходить, чтобы попасть в нужное место, исчезли. Девушка оказалась в темной комнате, освещенной только мигающими лампочками различных устройств.
В центре стояло кресло с сидящей в нем хрупкой девочкой, окутанной проводами.
Девочка смотрела на Урсуллу, огоньки на подключенных к ней устройствах едва заметно переливались.
- Привет, - Урсулла осторожно подошла ближе, опустилась на колени рядом с креслом. С ее приближением отходящие от девчушки провода замигали чуть быстрее. – Не бойся, я тебя не обижу. Мне просто показалось, что тебе грустно тут одной… Не против, если я тут немножко посижу?
Девочка молчала. Ее похожее на голограмму тело шло едва заметной рябью, сквозь кожу иногда проглядывал холодный блеск металла. Урсулла сочла ее молчание за согласие, к тому же, огоньки на ее проводах и блоках теперь мерцали гораздо спокойнее.
- Интересно, это кто из нас кому снится? – вслух подумала девушка. – Кстати, меня зовут Урсулла. А у тебя есть имя?
Если честно, Урсулла не ожидала ответа – обитательница этого странного места не казалась особо разговорчивой. Но…
Эйприл.
Губы девочки не двигались и на телепатию (пообщавшись с Сандрой Урсулла научилась различать) это тоже не было похоже. Урсулла решила не удивляться. Это ведь всего лишь сон, правда?
- Эйприл… Хорошее имя.
Девушка хотела добавить еще что-нибудь, но тут снова расшалившаяся пыль что-то разбила, и она проснулась.

10

Джонатан Джонс

— Ты прекратишь?
Пыль грохнулась на камень, вновь притворившись мертвой. Это было забавно, хоть что-то веселило бывшего сенатора.
Впрочем, он смотрел на друга, как на идиота.
Джонс сидел сбоку от Урсуллы, и изредка кидал на нее взгляд. Впрочем, бывший лучший друг мешал ему полностью насладиться обворожительной фигурой блондинки, когда начал тыкать металлическим пальцем в пыль.
А я ведь никогда не считал тебя идиотом… — протянул бывший сенатор. — Чей разум ты в нее вложил?
Очень смешно, — повернулся к нему Кай, и тут же ему в лицо отлетела какая-то железяка. — Так, иди-ка сюда… давай поговорим, как пыль с киборгом.
Он кинулся за пылью, но та убежала от него движениями, больше похожими на припрыгивания.
Я сам создал разум, ИИ, основанный на воспоминаниях, она очень…непослушная…
Он подошел к брюнету и осмотрел свою разрушенную, как бы, квартиру.
Насколько опасен будет побег? — спросил Джонатан.
Вероятность летального исхода маловероятна.
Какова возможность того, что мы все-таки выживем?
85, 52%.
Маргарет не найдет Эйприл?
При упоминании этого имени, девушка слегка вздрогнула, и мужчины удивленно посмотрели на нее. Кай усмехнулся и сложил руки на груди.
Кажется, твоя девочка ей понравилась.
Не удивлен, мне она тоже нравится.
Маргарет не найдет меня, — вернулся к делу Кай. — Раз уж все эти 4 года найти не смогла, — он посмотрел на темный переход, через который находилась комната с девочкой-киборгом. — И уж тем более она не найдет ее.
Хорошо.
Хорошо.
Они переглянулись, словно в виделись с ним в последний раз.
Кай кивнул и ушел к своей, если можно так выразиться, дочери. Джонс тряхнул головой и вновь посмотрел на женщину, свернувшуюся на другой стороне дивана. Нагнувшись над ней, он произнес ее имя. Тихо, шепотом. Та не ответила, значит, она все-таки действительно спала, а не подслушивала их разговор. Хотя скрывать было все-равно нечего, рано или поздно, ему придется раскрыть ей все свои карты. Мутант отстранился от нее, задержав руку над ее головой, а потом провел рукой по когда-то бледно-золотистым волосам. Сейчас они были грязные, и на многих локонах виднелась засохшая кровь, но, черт возьми, редко когда можно встретить девушек, остающихся красивых даже без косметики и в таком плачевном виде.
Может быть, когда все это закончится… нет, об этом даже думать противно.
Он убрал руку и прикрыл глаза, совсем ненадолго, чтобы тоже хотя бы на секунду побыть в мире с самим собой. Странно, но за многие годы своей жизни, он уснул мгновенно.

Кай! — недовольно произнес Джонс, услышав звук разбившегося стекла.
Быстро, уходите! — в дверь вошел мужчина, в его руках был огромный меч с датчиками давления, переменными кнопками легкости и температуры. — Нет времени объяснять, но это намного лучше, чем было раньше.
Урсулла тоже просыпалась.

Ты сказал, что она не найдет тебя, — схватил его за шею мужчина и притянул к себе. —Какого черта, Бейн?
Либо ты мне доверяешь, Джонатан, либо нет, — прищурил один живой глаз мужчина. Джонс думал всего секунду, после чего отцепился от друга и зафиксировал на спине новый меч. Кай бросил ему штурмовик, а Урсулле пачку патронов. Вскоре донесся взрыв, и в комнату внеслась пыль, таща в себе два тела без голов охранников Маргарет. На них былин надеты на редкость тяжелые доспехи, покрытые высокотехнологичной поверхностью отражения молний и огня.
Мне она таких подарков не делала, — изогнул бровь Джонс.
Смирись, женщины вообще тебе подарков не делали, — хитро усмехнулся генетик и махнул пыли. Та швырнула два трупа на землю и предстала перед парочкой. Кай же вооружился двумя пистолетами в каждой руке. Скорее всего, это было энергетическое оружие, потому что вряд ли из тонкого стержня вылетели бы пули.
Ты не идешь с нами? — спросил Джонс.
Я должен защитить Эйприл, — сказал Кай и посмотрел на Урсуллу. — Надеюсь, когда-нибудь вы отплатите мне за спасение.
И их пути разошлись. Они спустились за пылью по какой-то лестницы еще глубже в канализацию – Джонс слышал очередные выстрелы, он слышал негромкие взрывы гранат. И пока он слышал это, он знал, его лучший друг жив. Сколько же его можно уже терять? Мужчине казалось, что Кай бессмертен.
Пыль иногда оборачивалась, если это можно было бы заметить, иногда возникало ощущение, что она хотела кинуться обратно, но вместо этого бежала вперед, сворачивала, ловко маневрировала между обломками стен – что здесь было, землетрясение? Сверху капала какая-то жидкость, которая, упав на перчатку Джонсу, сделал в ней небольшую дыру.
«Чудесно»
Они добежали до лестницы вверх.
Мужчина кивнул Урсулле, чтобы та лезла первой, затем он посмотрел на пыль – она остается. Это он понял, когда она толкнула его и понеслась обратно, минуя капли жидкости. Где-то в глубине его бессердечной души мелькнуло чувство, что надо вернуться и спасти далекого друга, но он тут же отбросил эту глупую мысль и полез наверх за женщиной.
Они лезли долго, наконец, встали на ровную поверхность и побежали дальше, к круглой решетке, про которую им до этого рассказывал Кай, как внезапно, крик – в твоей голове, это был словно глухой крик, уши резало, но ты ничего не слышал. В глазах все стало белым, ноги перестали ощущать землю – стены вокруг начали крошиться на мелкие кусочки, они начали исчезать, измельчаться в абсолютно белом пространстве. Он крикнул имя девушки у решетки, но оно утонуло в образовавшейся тишине, или шуме, он так и не понял. Сенатор видел, как ее окружил какой-то купол, непонятной энергии. Он добежал и схватил ее за руку, их обоих накрыла взрывная волна и отбросила вперед. Спиной мужчина выбил решетку, и они полетели вниз, во тьму, или в свет, мужчина не смог понять.

11

дуэтом)

Урсулла не сразу решилась открыть глаза.
Даже когда грохот обвала утих, она какое-то время лежала, зажмурившись, пытаясь поверить, что все еще находится на этом свете, а не на том. Земля под ней все еще немного вибрировала. Кончики пальцев странновато зудели, напоминания о необычном чувстве, возникшем незадолго до того, как весь тоннель пришел в движение, не иначе желая оказаться как можно ближе к аду. Сколько девушка не напрягала память, восстановить несколько мгновений до и во время падения так и не удалось. Все застилала белая дымка на внутренней стороне век.
Только когда напуганная обвалом земля успокоилась, и стало совсем, одуряющее, до звона в ушах, тихо, она приподнялась на руках и осмотрелась. Особой разницы между глазами открытыми и закрытыми не оказалось. Белый туман сменился на чернильную тьму – вот и все различие, все равно ни черта не видно. Но рядом слышалось хриплое дыхание.
Джонс!
Урсулла зашарила руками по полу, чудом наткнувшись на фонарик, который по счастью никуда не откатился и не отлетел. Щелкнула выключателем, и подземелье залил слабый свет, поначалу показавшийся девушке ослепительным. Впрочем, первое впечатление, как всегда, оказалось ошибочным.
Мужчина лежал неподалеку, на боку. Кажется, его хорошо приложило по голове, но крови не было. Уже радует. Легкое сотрясение все-таки лучше проломленного черепа. Наверное… Девушка, не решаясь подняться на дрожащие ноги, подползла к нему, коснулась щеки, уколовшись о щетину.
Что же делать?
Внешне не похоже, чтобы он был сильно ранен. Скорее всего, бронежилет уберег его от мелких камней. Урсулле и то больше досталось – назревающие синяки уже начинали ныть.
Значит, скоро придет в себя, надо только подождать.
Девушка хотела убрать руку, но Джонс ее удержал.
- Значит, вы уже пришли в себя, мистер Джонс?
Урсулла даже не пыталась скрыть облегчения, прозвучавшего в голосе.
- К чему констатировать очевидное? – усмехнулся мужчина и с трудом поднялся на локтях, а потом сел.
- Как вы?
- Живой, - Джонс тяжело поднялся на ноги.
- К чему констатировать очевидное? – ответно усмехнулась Урсулла, вставая вслед за ним. Ее немного шатало – пришлось опереться на стенку.
Да, обвал получился знатный. Их чудом не погребло под обрушившимся сводом тоннеля, отрезавшим путь, по которому они пришли. Хотя назад никто не собирался. Вот если впереди окажется тупик…
Впереди оказался тупик.
Урсулла сначала глазам своим не поверила. Джонс же спокойно опустился на пол и потянул ее за собой.
- Надо отдохнуть.
Девушка послушно села напротив, с беспокойством посмотрев на мутанта. Тот выглядел каким-то уставшим. Урсулла вспомнила, что уже видела его таким, когда они уходили из Меримела. Джонс поймал ее взгляд, ухмыльнулся и, обхватив за талию, притянул к себе, развернув так, чтобы она сидела боком к нему. Девушка вздохнула и прижалась щекой к его груди.
- Слышишь что-нибудь? – хрипло поинтересовался Джонс.
- Нет, - Урсулла приподняла голову, прислушалась. Интересно, что она должна была услышать?
- И не должна.
О чем он? Урсулла снова прижалась щекой к его груди… и поняла, что и правда ничего не слышит. Сердце мутанта не стучало. На какой-то момент ей стало жутко. Как можно жить с небьющимся сердцем? Но потом девушка различила едва слышное гудение и потрескивание. Совсем-совсем слабое. Не будь под землей так тихо – ни за что бы не разобрала.
Видимо, жизнь в этом теле поддерживал какой-то искусственный заменитель.
- Искусственное сердце? – предположила она. Джонс не ответил, и Урсулла не стала уточнять. Вообще пожалела, что спросила.
На некоторое время снова воцарилась тишина.
- Урсулла.
Джонс впервые назвал ее по имени. Точнее, Урсулле смутно казалось, что он звал ее перед тем, как их подхватило взрывной волной, но она не могла сказать с уверенностью, было это на самом деле или память шутила шутки.
- Да?
Девушка чуть подняла голову, чтобы видеть его лицо. Она ожидала, что он что-нибудь скажет, но тот просто провел пальцами по ее шее к подбородку, а потом поцеловал.
Урсулла не стала сопротивляться. Не особо хотелось, да и какое там сопротивление, когда голова кругом идет и дыхание перехватывает, а ощущения, как будто вот-вот сознания лишишься?
Урсулла не сказала бы, что это был лучший поцелуй в ее жизни. Просто потому что в ее жизни вообще ничего подобного не случалось! Она себя-то начала осознавать вновь, только когда Джонс отстранился.
Лицо у него было задумчивым.
- Теперь идем, - мужчина поднялся и дотронулся до рукояти меча.
Одним движением высвободив оружие, он перехватил его поудобнее и замахнулся. Датчики нервно пискнули и лезвие покраснело. Джонс ударил мечом в воздухе по направлению к стене. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом вырвавшийся из раскаленного железа поток энергии просто снес стоящую на пути преграду. Меч принял свою основную форму и быстро остыл, брюнет прикрепил его обратно и пошел вперед. С расплавленного камня тягуче капало, но серьезными ожогами это не грозило.
"Мог бы и сразу это сделать, а не заставлять меня волноваться..." - у Урсуллы все еще немного подкашивались ноги, то ли от слабости, то ли еще от чего, но она постаралась не отставать.
И что это было вообще?! Нет, обстановка немного располагала, но вот так вот... Аааа, черт бы побрал этих мужчин! И вот... а потом... мысли немного путались. Кажется, воздух подземелий плохо на нее действовал.
Кстати, что-то она начала злоупотреблять этим ругательством.
Короткий тоннель, лестница и люк - и вот, они на поверхности. Судя по всему, где-то на территории пустошей.
Ооо, как же приятно оказалось после затхлых сырых катакомб канализации снова оказаться на открытом пространстве, пусть и обезображенном следами бушевавшей здесь шесть лет назад катастрофы.
- Куда дальше? - девушка остановилась недалеко от выхода. Ее совсем откровенно шатало, пришлось мертвой хваткой вцепится в руку брюнета.

12

Посты принимают человеческий размер ))))

Джонс посмотрел на женщину. В общем и целом, он не знал будет ли свобода на той стороне. Был вариант, что случится обвал, и он точно не мог знать выживет ли после него Урсулла. Поэтому поцелуй этот был, помимо обычного удовольствия и успокоения нервов, символом сожаления.
Но они выбрались, и почувствовали "свежий" воздух пустошей, где на каждом шагу могут быть мутанты, не особо жаловавшие незваных гостей. Ну как не жаловавшие - ну сожрут, или пристрелят, алтарик из костей сделают и вообще...
Ты...
Вначале он думал, что девушка что-то заметила, но потом увидев насколько бледное у нее лицо, словно у умирающей, схватил ее за плечи и усадил к камням. Он снял плащ и, свернув его, подложил под голову девушки. Сенатор множество раз видел, как умирают люди, порой, даже у него на руках, и сейчас он видел точно такие симптомы смерти как и у своих товарищей. Мужчина взял ее за руку и сжал ее ладонь в своей, стараясь причинить ей боль, чтобы та не теряла сознания.
Не спи. слышишь? Если ты уснешь, я оставлю тебя здесь.
Было видно, что слышит она уже его с трудом.
Ты никогда не увидишь брата.
Он дал ей пощечину.
Черт побери, Урсулла, — хладнокровно прошептал он скорее себе, чем ей. — Не говори мне, что все, что я делал было зря.
Где ранение? Что с ней точно? Он ведь помнил, что с ней все было хорошо, может, осколок камня врезался в тело? Крови нигде не было. Он встал и осмотрелся, мотор его сердца работал исправно - подзарядка аккумулятора полна еще на 60 процентов, так что он без проблем сможет убраться к черту куда-нибудь подальше и залечь на дно.
Он вновь посмотрел на девушку и тсыкнул. Клавель умер, Кай умер, Урсулла умирает... он, вашу мать, снова останется один?
Мужчина подхватил девушку вместе с плащом и пошел вперед, через пустоши к городу. Если она продержится достаточно долго, то первым делом он найдет клинику и купил парочку шприцов адреналина и дыхательных трубок.
Не смей умирать, — вновь произнес он ей почти над самым ухом. — Если не хочешь там же увидеть и своего брата.

13

Урсулла не открывала глаз - они и так были широко распахнуты, просто к ней вернулась способность видеть. Пусть не очень хорошо, сквозь мельтешащие разноцветные пятна, но все-таки лучше, чем ничего. Мысли в гудящей голове ворочались с трудом, поэтому познавать окружающий мир пришлось постепенно.
Она.. да, она определенно лежала на чем-то мягком. Потолок, в который она смотрела, был белым. Не очень информативно.
Сесть и осмотреться представлялось пока чем-то на грани фантастики, поэтому Урсулла просто прикрыла глаза, чувствуя, как горячими каплями набухают под веками слезы.
Все, что произошло после того, как они выбрались на поверхность, вспоминалось с некоторым трудом. На самом деле, многовато провалов в памяти для одного дня. Если, конечно, это все еще один день. Память застилал все тот же туман, сквозь который пробивались какие-то обрывки фраз, голоса... Урсулла марчно подумала, что в последнее время слишком часто такое случается.
Сначал ее вроде бы звал Джонс, что-то говорил, тормошил, обещал, что она встретит Виктора, если посмеет умереть.
А потом была комната, где они встретились с Эйприл. И сама Эйприл. Она смотрела своими огромными глазищами, откинувшись на спинку своего маленького трона. Черты ее милого личика заострились и все так же идущая легкой рябью кожа казалась какой-то выцветшей. Кажется, она умирала. Они обе умирали, хотя Урсулла в упор не понимала почему. Ведь все плучилось - они выбрались на поверхность и оставалось вернутся в Лондон и все!
А потом Урсулла разозлилась. Она не собиралась умирать, не собиралась оставлять Виктора одного и, тем более, не хотела, чтобы их с Джонсом знакомство так быстро заканчивалось.
И комнату залил все тот же белый свет, и Урсулла пришла в себя.
Интересно, где?   
Повернув голову и подождав, пока несколько развеется тьма перед глазами, а два отдельных полушария вновь соединятся в нечто отдаленно похожее на мозг, Урсулла увидела сидящего на стуле рядом с кроватью Джонса. Он чуть сгорбился, свесив кисти рук между колен. Девушка не поняла, спит он или нет.
Она протянула руку (для этого потребовалось приложить немалое усилие, но Урсулла справилась) и коснулась пальцев брюнета.
- Где мы? - свой голос в этом хрипе она с трудом, но узнала.

14

Быстро отступившие жители города вместе с военными и мутантами Dead Village не слишком заботились о том, чтобы забрать вещи и оставшееся оружие. Главное - это спастись. Таким образом, Джонс пробрался в полуразрушенный дом одной знакомой индиго, являющейся по совместительству мегаврачом и нашел все, что было необходимо для откачки Урсуллы из забытья, и собственного отдыха.
На мгновение женщина потеряла всякое желание жить, как ему казалось, и сенатору пришлось вколоть один из уколов, после чего ее пульс заметно участился, да и грудная клетка едва ли начала не разрываться от дыхания. Позже она успокоилась, но вряд ли понимала, что находится в сознании. Отставив ее здесь под замком, он обследовал местность и обнаружил несколько отличных фактов, вроде тех, что они в разрушенном городе не одни и более того, вряд ли эти личности были врагами и были, гм, от мира сего, уж не знал он откуда эта парочка редкостных идиотов (в виде той чокнутой девочнки и Симуса) их притащила, но они помогут им наконец-то спастись.
Сенатор вернулся и сел, заряд аккумулятора заканчивался и ему необходим был либо шикарный разряд тока, либо его прибор. Задумавшись о дальнейших своих действиях, он рассчитывал убийство Маргарет. Наверное, дочка была бы не прочь попрощаться с мамочкой, но ему было теперь плевать на желания Урсуллы - либо он убьет фрау Витте, либо она его, а он не торопится умирать как Кай, пусть и ради кого-то. Отнюдь.
Даже ради нее.
Может он и пошел на сумасшедший поступок, спасая ее, но.. в общем, он не хотел, чтобы Бейн был прав.
Стоило ему подумать об Урсулле, как его пальцев коснулась рука блондинки. Он резко встал и отошел к заколоченному окну, стоя к ней лицом.
Мы в Меримеле. Недалеко ходит какая-то группа, вряд ли они враждебны - с ними твои знакомые, они неплохо экипированы. Я провожу тебя, и когда буду убежден, что ты в безопасности - оставлю тебя.

15

- Оставите..., - Урсулла едва заметно кивнула и прикрыла глаза, чувствуя, как болезненно начинает ныть где-то под ложечкой. Нет, ну нельзя же столько раз попадаться на одном и том же. Когда она, наконец, запомнит, что Джонс - это волк-одиночка, и даже если однажды их пути пересеклись, то не факт, что они и дальше будут идти в одном направлении.
И куда ушло то благословенное время, когда она хотела наоборот побыстрее избавиться от его общества? А вот она для него, похоже, стала обузой. Ну что же... Не такова Урсулла, чтобы полагаться на кого-то. Спас ее - и на том спасибо, теперь она ему должна и при случае отплатит тем же. Если, конечно, такой случай вообще возможен в этой вселенной.
Девушка переждала, пока перестанут накатывать приливные волны дурноты, и, перебирая руками по кровати, села, босыми ступнями касаясь прохладного пола. Сказать, что чувствовала она себя паршиво значило бы выразится крайне мягко, но времени на то, чтобы изображать из себя страдалицу в духе "вот-умру-и-будете-плакать" категорически не было.
Оооох, поесть бы... и душ принять - натягивая найденный неподалеку свитер Урсулла зацепилась за спутанные волосы непонятного цвета, с трудом поверив, что эта пакля на голове принадлежит ей. Да и ела она в последний раз дня два назад. И это по самым скромным подсчетам.
Нашарив ногами пресловутые тапочки с зайчиками, девушка едва не разрыдалась, то ли от ужаса, то ли от смеха, представив, как выглядит со стороны. Нет, так дело не пойдет. Не хватало еще, чтобы встреченные враги сдохли от хохота, увидев перед собой такое чучело - в тапочках и свитере, измазанное грязью и больше похожее на огородное пугало. Конечно, важен результат, но это не тот подвиг, о котором захочется рассказывать внукам. Если у нее когда-нибудь будут внуки.
Нет, все-таки до чего дурацкое женское желание выглядеть красивой.
Не рискуя подняться с кровати, Урсулла осторожно огляделась. Спальня явно принадлежала женщине - что же, тем лучше, - и вели в нее две двери. И, если догадки верны... Бинго! За второй, до которой девушка кое-как доковыляла, держась одной рукой за стенку, обнаружилась небольшая ванная. Воды в кране, естественно, не было, но рядом со старой, когда-то эмалированной, ванной стояла бочка, наполовину наполненная водой. И ничего, что ледяной, ей кровь отмывать гораздо эффективнее... вооооу! Сейчас только голова кругом идти перестанет.
Урсулла перекинула на грудь длинные пряди, с сомнением на них поглядела, а потом решительным, пусть и несколько запинающимся, шагом дошла до Джонса и строго посмотрела брюнету в глаза.
- У вас нож есть? - девушку качнуло вперед-назад, но голос прозвучал решительно и грозно.

16

- Есть, - ответил  он, протягивая ей тесак.
Не то, чтобы он вообще не задумался о смерти девушки, мысль такая мелькнула у него в мозгу, но покончить жизнь самоубийством можно и более приятным методом... впрочем, что может быть приятней голой красивой женщины в ванной, купающейся в собственной крови.
Он сел на диван, решил  изучить новый меч, который ему отдал Кай и с радостью обнаружил там почти те же функции, что и на бывшем, только значительно улучшенные. К примеру, режим маскировки, который теперь работал не по принципу хамелеона, а исчезал полностью, это значительно упрощало элемент внезапности при битвах и сражениях, которые предстоят ему в дальнейшем.
Осмотрев оружие от основания, он направил взгляд на дверь комнаты, где находилась Урсулла, и вздохнул. Она заставила его задуматься о такой вещи, как спокойная жизнь. Мечтал ли он когда-нибудь о семье? Нет, иначе бы не оставил своего сына и не бросил женщину, мать-одиночку, она хоть была и сильной женщиной, и все же он бы мог попытаться завоевать ее сердце.
На самом деле, это было бы лицемерие, он ее никогда не любил, а она его, но она хотела ребенка. И осмелилась его оставить. Насколько он слышал, он стал музыкантом, примерным семьянином, настоящим мужчиной - умер, правда, во время катастрофы, вместе со своей женой и шестилетним сыном.
А вот от Урсуллы у него никогда детей не будет, и жизнь он ей сказочную подарить не сможет. Так вот он и задумался, какого лешего он вообще об этом решил вспомнить? Эта женщина влекла его, но не так как другие. Он чувствовал рядом с ней, покой, что ли? Какой-то мудрец писал, истинная гармония приходит тогда, когда ты знаешь, что можешь доверять другу и пьешь с ним чай. Так вот, он никогда в жизни не чувствовал гармонию, выпивая с Каем, но с этой девчонкой, незнакомой и неизвестной ему, сенатору куда спокойнее на душе и сердце...
А вообще Джонс никогда не привязывался к людям, даже к очень симпатичным ему людям.
А тут вон оно как вышло. Необычно.
Не хотелось уходить.

17

На стене в ванной висело зеркало. Обычное круглое зеркало в тяжелой железной оправе, немного мутное, как обычно и бывает со стеклами, которые давно никто не мыл. Видимо, хозяйка квартиры не слишком заботилась о чистоте.
Урсулла стояла перед этим зеркалом, зажав в кулак собранные в хвост волосы, смотрела на свое отражение и не узнавала себя в этой осунувшейся бледной девушке с темными разводами грязи на коже. Мысли скользили где-то на поверхности сознания, мимолетом, мелькая, но не осознаваясь толком. В другом кулаке она держала щедро выделенный Джонсом нож.
Наверное, это глупо, но решить оказалось проще, чем сделать. А, к черту, чего там раздумывать. Решилась – делай. Девушка подняла руку и быстро, пока не передумала, провела остро заточенным лезвием сверху вниз. Добрая часть ее длинных волос так и осталась в кулаке, а голова показалась непривычно легкой, почти невесомой. И почему она раньше до этого не додумалась?
Хвост полетел в ведро, стоявшее здесь же в ванной, под раковиной. Надо бы сжечь их, прежде чем мы уйдем, - мельком отметила Урсулла, набирая ледяную воду в ковш и выливая ее на голову. Холодные струйки побежали по лицу и шее, забираясь под одежду. Странным образом от этого становилось лучше.
Кое-как, с помощью найденного куска простого хозяйственного мыла оттерев гремучую смесь из пыли и крови с волос, лица и шеи, девушка накрутила тюрбан из висевшей на крючке тряпки, по всей видимости, заменявшей хозяйке полотенце, и вернулась в комнату.
Джонс сидел в кресле, глядя куда-то в пространство невидящим взглядом. Урсулла обогнула его и распахнула дверцы небольшого стенного шкафа. Гардероб у обитательницы квартиры оказался более чем скромным. На вешалке висело несколько рубашек и одинокие черные джинсы. На верхней полке отыскалась простая черная же майка, внизу сиротливо притулились кроссовки. Джинсы и обувка пришлись впору, клетчатая рубашка вполне ожидаемо жала в груди, но хорошо тянущаяся майка исправила положение. Переодевшись, девушка сдернула с головы полотенце, закинув его сушится на дверцу.
За все это время никто из них не произнес и слова. Урсулла не знала, что сказать. Почему молчал Джонс известно было только ему самому, девушка не взялась бы предположить.
- Спасибо, - она, наконец, решила нарушить молчание, протянула тесак обратно брюнету. – Мы можем идти. Пока эти люди не ушли далеко…
Ей не хотелось уходить. Не хотелось снова куда-то бежать и что-то делать. Не хотелось отпускать Джонса. Но иногда желания не имеют никакого значения.

Он вывел ее на пересечение двух улиц, показавшееся Урсулле смутно знакомым. Наверное, они с Сандрой проходили здесь по дороге к штабу.
Урсулла все еще не могла подобрать слов, но принципа «не знаешь, что говорить – делай» по-прежнему придерживалась железно.
- Удачи, - девушка приподнялась на носках, положив ладони Джонсу на плечи, на считанные секунды коснулась его губ и, не оборачиваясь, поспешила туда, где уже виднелись знакомые силуэты Рин и Симуса.

18

Девушка должна быть девушкой даже на войне.
И Урсулла была именно той, кто не теряет своей женственности и натуры даже когда им всем грозит смерть, чума, Четвертая Мировая... настоящая женщина. Только таких Джонс и видел на своем пути, и, поправочка, только таких и замечал. Остальные были для него лишней тратой времени и сил. Не признавая длинных романов, сейчас он жалел, что выбрал именно такой жизненный путь относительно отношений. Он внезапно подумал, а что, если он выживет ...а в нем ведь такое желание проснулось именно после встречи с Урсуллой - желание жить, как бы это бредово не казалось, желание увидеть ее еще раз пусть и... с короткими волосами...
Из тебя плохой парикмахер, — сообщил он спокойно, словно между ними был деловой разговор.
Однако от нее пахло свежестью, после таких-то походов по канализации, мутант был рад уловить даже запах старого довоенного мыла.
Так вот, да, ему хотелось жить, увидеть ее еще раз, но, не исключено, что к этому времени она найдет себе какого-нибудь другого полудурка, который подарит ей семью, счастье...ититьскую любовь, и все то, с чем никогда не считался Джонс. Он не бежал от этого. От него никогда нельзя было услышать "я никогда не влюблюсь!" или "никогда детей у меня не дует!", нет, он просто не считал это чем-то значимым, серьезным шагом в жизни.
И просто пожал плечами, когда Бейн сказал ему, что он женится.
И просто пожал плечами, когда Бейн сказал, что жена ему "изменила".
Но он просто предложил ему воспользоваться уцелевшими органами его мертвой жены, когда Бейн сказал, что он выпотрошил ее словно поросенка.
В общем, он не мог сказать, что будет с тем человеком, которому блондинка отдаст свое сердце, кроме него... по крайне мере, это уже было не "просто".
Прощай.
Кивнул он и скрылся за стенами домов, пора навестить фрау Витте старшую.
"Надеюсь тебе повезет и ты больше никогда меня не увидишь"

=======>>> ускакал в какую-то далекую даль xD (в смысле к фрау Витте)

19

----> Бар "Постапокалипсис"

Шлагбаум на блок-посте опускался как в замедленной съемке, сбоку сосредоточенно молчал Тринадцатый, вдавливая газ, сзади восторженно хихикала Эрмана, крича что-то неразборчивое про  то, что она ни о чем не жалеет и тихо взывал к каким-то своим богам Саймон. Кажется, Сандра тоже была в полном восторге от их маленького приключения, впрочем, в эмоциях юной телепатки разобраться оказалось тяжелее.
Аюки полностью разделяла точку зрения сильфы, в полной мере наслаждаясь тем, ради чего она и совалась периодически на задания. Адреналином. Чистым и незамутненным, когда перехватывает дыхание и екает где-то внизу живота. Впрочем, если они не хотели приобрести себе модный кабриолет, нужно поработать. Она глубоко вдохнула и закрыла глаза.
Шлагбаум замер в воздухе, не реагирую на крики управляющих им людей, а Аюки откинулась головой на спинку кресла, со смехом пытаясь остановить текущую из носа кровь, черт бы побрал нестабильную магическую энергию этого мира. Получалось плохо. В смысле, смеяться и лечиться одновременно, местные жители косились на них с Эрманой как на ненормальных и даже Саймон, давно привыкший к обитателям Корпорации, казался слегка шокированным.
Хотя вот ему-то не впервой.
Они проскочили мимо, и опомнившиеся охранники открыли огонь в след стремительно удаляющемуся джипу. Тринадцатый крутанул руль вправо, уходя от пуль и они рикошетом прошлись по крылу машины, не задев ни людей, ни бензинного бака.
Кровотечение из носа усилилось, к нему, в качестве приятного разнообразия к острым ощущениям, добавилась резкая головная боль, когда Аюки, развернувшись, поставила простейший магический щит поперек плохо сохранившейся дороги. Она практически видела, как увязли в нем пущенные им вслед пули, а потом в глазах слегка помутнело и пришлось вернуться к попыткам остановить кровь, стекающую по подбородку на ворот водолазки.
Погоню за ними не высылали, но ясно как день, что вернуться тем же путем не получится.
С другой стороны, кто сказал, что им вообще удастся вернуться?
Тринадцатый попетлял по полуразрушенным улицам, ориентируясь то ли по собственной интуиции, то ли по мысленным подсказкам Сандры и выехал на шоссе М40, которое когда-то давно вело из Лондона в Оксфорд. Впрочем, они и сейчас вело, только машина на нем сейчас оказалась единственная.
За шесть лет дорога пришла не то чтобы в совсем отвратительное состояние, но кое-где асфальт уже чернел пробоинами, которые не становились хуже только благодаря отсутствию транспорта. Впрочем, когда расписанные граффити (Аюки обратила внимание, что некоторые надписи вполне свежие, намалеванные поверх уже полустершихся, сделанных, вероятно еще до катастрофы) разрушенные промышленные здания окраин сменились голыми пустошами, ситуация стала более печальной.
Здесь последствия бушевавшей когда-то магической и не только бури стали куда как заметнее: асфальт местами отсутствовал и дорога сходила на нет, иногда в поле зрения попадались чернеющие на фоне яркого солнечного дня остовы разрушенных домов. В таких местах дорога ветвилась, уходя в сторону когда-то процветавших деревушек. Впрочем, иногда к ним вели и другие дорожки, протоптанные уже гораздо позже, или просто одинокие цепочки нечетких следов.
Пару раз сбоку мелькали неясные сгорбленные силуэты, а минут через двадцать пути на дорогу выскочило уродливое нечто, внешне похожее на жутковатую помесь человека с медведем. Тринадцатый объехал его и в заднее зеркало было видно, как оно еще долго смотрело им вслед, пока не скрылось где-то в одной из очередных деревень на пути.
Погони не было, но Тринадцатый не спешил сбавить скорость и Аюки его понимала - окружающие пейзажи не вызывали желания любоваться ими. Тормозил военный только на особенно сложных участках пути.
И все равно табличка с надписью "Oxford" появилась только через три часа: минут двадцать они потратили, буксуя на особо коварной яме, да и ближе к пункту назначения дорога практически сошла на нет, так что добрались они только благодаря умениям Тринадцатого, хорошему уходу за машина ВОЧН и такой-то матери.
- Нам нужно будет остановиться где-нибудь в безопасном месте и еще раз повторить поиск, - Аюки обращалась к Тринадцатому. - И договориться со второй группой о месте встречи. Эрмана, ты как?
Сама Аюки за время пути несколько восстановила силы, но мысль о активном колдовстве особого восторга все равно не вызывала.

20

«Сильфоненавистники: 0, Корпорация: 10, в нелегкой борьбе с транспортом и всем живым опять победила Корпорация!! Знай наших!»
Только этих наших в лице карманного аналитика стало очень не хорошо мутить в очередной раз. Настроение и попытки организма к бунту оказывается не взаимосвязаны. А нет, связаны, но не так как бы хотелось…  Эрмана несколько позеленела, сползла пониже и на сколько смогла свернулась в непонятную фигуру.  За окном городской ландшафт сменился еще каким-то, но сильфа это отметила только боковым зрением, быстрая смена очертаний предметов заставляла зеленеть сильнее.  А с них всех и так на сегодня страдальцев достаточно.
«Причем в страдальцах почему-то в первую очередь оказались дамы. Нда, все для прекрасных нас…»
Еще пару минут помучавшись, заморыш уснул и больше претензий от внутреннего мира не выслушивал даже в форме сновидения. Сплошная блаженная темень и никаких посягательств. Сильфячьему сну не мешала даже чудовищная дорога. Мани один раз почти проснулась, с тоской подумала, что ненавидит машины и заснула опять.
… Бесценный сотрудник, это тот сотрудник, который подрывается из спячки как только слышит свое имя. По  этому направлению шпионка можно сказать специализировалась. Так что  когда Аюки договорила, хрупкое недоразумение уже жизнерадостно хлопало глазами и жизнерадостно кивало. А ведь действительно, нормально она себя чувствует…. А чего кивает –то? Сильфа бодренько это проигнорировала ( перестав кивать, да)
-  Жизнерадостен и готов к дальнейшим подвигам, - хихикнула девушка, но вспомнила что к пустой голове руку не прикладывают и передумала изображать военного. Вдруг Тринадцатый обидится? Да еще и поиск…
«Пооооооиск… » простонал внутренний голос,  но больше роптаний не последовало. Хочешь жить, умей работать! И сильфенок к этому уже почти привык.
– Что требуется от меня, госпожа Директор? "Вот вернусь и буду лениться все свободное время.... спааать... Сахарницу чая и спать! Нет, две сахарницы! Конфетка спасет мир, нэ" сильфа улыбнулась и забросила леденец за щеку, в каком из карманов это сокровище абиталось девушка даже не догадывалась. Видать у шпионов даже сладости конспиративно одаренные!

21

Аюки хмыкнула, глядя на воодушевленную физиономию сильфы в зеркало заднего вида. Девушке во время последнего заклинания тоже досталось, но она держалась молодцом. Аюки это уважала, если бы та начала отнекиваться или ссылаться на усталость, резко бы потеряла все заработанные уже очки.
- Будешь производить поиск, а я направлять его и увеличивать радиус.
Тринадцатый съехал с дороги на уходящую в сторону и теряющуюся где-то за горизонтом проселочную дорогу. Разбитая и проросшая травой, она казалась не более безопасной, чем любая другая, впрочем, вряд ли здесь вообще были безопасные места.
- Саймон, поменяйся, пожалуйста, с Тринадцатым местами. Сандра, а я займу ваше место, с вашего позволения.
Ну вот, она даже может быть вежливой, иногда. Но, в конце концов, эти двое приказы выполнять не обязаны, они не ее люди и здесь исключительно по собственному желанию.
Аюки вышла из машины, уступив свое место девушке-телепату, и, устраиваясь на заднем сидении, искоса глянула на Эрману. Ну да, эту пожалуй заставишь работать, сама поперек батьки в пекло полезет, лишь бы на месте не сидеть.
- Саймон, следи за окрестностями, если что - сразу по газам и ходу.
Библиотекарь понятливо кивнул и положил руки на баранку.
- Алекс, постарайтесь сосредоточиться на воспоминаниях о демоне, - Аюки ладонью накрыла глаза военного, чтобы ничто не мешало ему погрузиться в нужное состояние. Вторая рука лежала у него на макушке. Закрыла глаза, приспосабливаясь к дыханию мужчины, сначала вдыхая и выдыхая с ним в унисон, в его ритме, потом подстраивая его дыхание под свое.
- Эрмана, руку, - убедившись, что Тринадцатый погрузился в состоянии, близком к трансу, убрала руку с макушки военного и протянула руку сильфе. Тонкие серые пальцы переплелись с ее, с подкрашенными черным ногтями, чудом не пострадавшими во всех переделках. По Корпорации даже ходили слухи, что на маникюре госпожи директора лежит охранных заклинаний больше, чем на ее кабинете и планете в целом. Аюки это льстило, хотя правды в этих слухах было ни на грош. - Начинай поиск.
Слова слились со стуком капель по крыше машины и далеким колокольным звоном. Погода начала неуловимо и как-то очень быстро портиться. Еще недавно светило солнце, а сейчас небо заволокло непроглядными серыми тучами. Резко потемнело.
Старая добрая Англия, - вздохнула Аюки про себя. - Даже Апокалипсис не смог совладать исправить твой несносный характер и твою погоду.

22

Самой искать?  Сильфа от удивления чуть не выплюнула карамельку. Эр была свято уверенна, что не с ее способностями, но раз Аюки сказала, значит она это сделает. Попытается.  Перемещение команды  прошли под тяжелые вздохи, к Саймону она уже пригрелась, а вот паразитировать на Тринадцатом ей было откровенно неудобно. Его и так опять пытать будут.
«Хорошо, что все через Аюки… А то я бы как самая одаренная такого наконструировала, нэ. После этой работы нужен отпуск, теперь главное до жить. И добить конфетку!»
Синеволосое счастье излучало оптимизм и пыталось настроиться на нужную волну, намеренно игнорирую соседствующую ей магическую активность, и просто голос госпожи директора. Все равно она ничего в этом не понимала.  Сложно четко следовать инструкциям, особенно если их не знаешь. Сестры всегда говорили, что нужно знать что ищешь, но не зацикливаться на цели иначе можно найти ее слишком «четко». И только древние знают, что природные маги воздуха имели ввиду… Эрмана всегда к ней просто шла, физически, ментально, не имело значения.  А какой-то шаблонной схемы для хрупкой шпионки просто не существовало, ведь  сильфа просто не знала что делала.  Все получалось само собой, без усилий. И заканчивалось головной болью. Или страшной головной болью, что уж тут…
Что-то подобное трансу,  что бы отвлечься от мира и погрузиться в себя? Хм, Эр просто задерживала дыхание и … ныряла. Не думала, не любовалась, просто не дышала несколько мгновений и будто находилась под водой, а потом вдыхала и знала что делать дальше.
Вместе с вдохом разведчица вцепилась в руку Аюки, скорее интуитивно, чем следуя  необходимости. И   мир вокруг сразу стал плотным. Именно такое ощущение, когда раскинув руки-ноги падаешь на воду. Противно и больно.  Где-то рядом слышишь-ощущаешь едва уловимый стук капель и сердец, дыхание. А вокруг  плотный воздух-вода, в котором нечем дышать, ничего не видно и невозможно двинуться. Страшно.
Смутное ощущение тревоги постепенно превращалось в панику, девушке  казалось, что она  всего лишь топчется на месте, как мошка прилипшая к клейкой ленте, что она в своем поиске не сделала и шага. Серый мир мелькал перед закрытыми глазами периодически расцвечиваясь безумными яркими цветами, беззвучными криками, обломками и … телами?
К горлу подкотил ком. Слезы покатились по щекам. Это всего лишь страх…
… Обломки, руины, пепел и  грязь. И страх лишающий возможности шевелиться. Девушка все это время послушно шла вперед, медленно, задыхаясь на каждом шагу, а теперь хотела убежать. Спрятаться. Зарыдать вголос и спрятаться. Она не хочет искать, не может. Не нужно ей это! Не нужно!! Она всего лишь маленький испуганный сильф… Ей здесь не место. Здесь вообще никому не место!!
Но они ведь пришли! 
"И просто так  не уйдут, нэ! Наглость это наше все, даже хихикнуть можно на зло врагам."
Эрмана вцепилась в эту мысль, как тонущая и она знала  что нашла, знала и все. Еще чуть-чуть, маленький шажок и …  Взвизгнув  карманный аналитик вырвала свою руку из руки Аюки и закрыла лицо ладонями.
- Извините, не могу больше… - прошептала Эр,  стараясь трясущимися пальцами  найти запоминалочку, потом открыть карту.  В синей головке все еще звенели отголоски увиденных картинок,  когда она  пролистывала снимки и пыталась найти  пройденные ориентиры. Наконец-то,  на карте появились несколько флажков и Мани протянула запоминалочку  демонессе, – Это не совсем то, возможно  здания перепутаны, но точно одно из них.  Можно попробовать уточнить… - от одной мысли об еще одном поиске голова самым предательским образом затрещала, шпионку замутило, она позеленела и спешно выскочила из машины. Бесценный кадр что тут еще скажешь. Как уже осточертело  это издевательство над миром в целом и ею в частности. Хорошо что идет дождь.

23

В какой-то момент сильфа была готова разорвать контакт, Аюки чувствовала это, чужие эмоции толчками пробивались через ослабленные для меньшего потребления энергии блоки, добавляя головной боли. Она крепче сжала пальцы Эрманы и пустила между ними тонкую нить энергии, как разряд тока, подпитывая и направляя разум сильфы в нужную сторону.
Что сейчас чувствовал Тринадцатый осталось известно только ему одному, но вряд ли и он сейчас испытывал неземное блаженство.
Аластару даже блоки от поиска ставить не нужно было, аура старого демона прекрасно делала все за него. Эрмана ее, скорее всего, чувствовала интуитивно, Аюки же видела, через девушку.
Тише, девочка, тише. Еще немного. Давай.
И она смогла, подобралась ближе, чем Аюки вообще ожидала, при ее-то опыте и нестабильных способностях, указанных в досье. Возможно, именно нестабильность сыграла им на руку, более сильный маг сломался бы еще на подходах. Точнее, Аластар бы сломал его и даже не почувствовал.
И все равно, Аюки даже немного ей гордилась.
- Все в порядке, - она приняла протянутый шарик. - Уточнять смысла не имеет, думаю...
Сильфа не дослушала, вылетев из машины. Аюки, вздохнув, пихнула запоминалку Тринадцатому и выскочила под дождь следом. Кажется, они все-таки перестарались.
- Стой, не дергайся.
Прохладная ладонь легла сильфе на разгоряченный лоб, подпитывая девушку энергией. Над губой снова защекотало, Аюки досадливо стерла кровь другой рукой.
Двери машины дважды хлопнули, а мгновением позже рядом уже топтался Саймон.
- Твоим заботам, - Аюки легонько подтолкнула сильфу вперед, а библиотекарь сразу же предусмотрительно накинул ей на плечи куртку. - И давайте в машину уже, пока мы не простудились на радость врагам.
Сандра с Тринадцатым о чем-то переговаривались, две головы - с коротким ежиком и темноволосая - склонились над запоминалочкой сильфы.
- Я неплохо знаю этот район, - пояснила телепат, отдавая шарик обратно Аюки. - Слышите колокол? Скорее всего, это "Старый Том". А одно из отмеченных зданий - Бодлианская библиотека.
Аюки кивнула. Ну... занять какое-нибудь знаковое место вполне в духе их противника.
- Не сомневаюсь, что ваш Саймон хорошо знает Оксфорд. Есть идеи по месту встречи со второй группой?
Девушка нахмурила брови, раздумывая.
- Да, пожалуй.
- Сообщите Марселлю?
Аюки отцепила от уха и передала Сандре коммуникатор.
- Может, поедем уже хоть куда-нибудь? - мрачно поинтересовался Тринадцатый. - А то эти глаза в кустах мне не нравятся.
Из означенных кустов плеснуло желтым и раздалось согласное недовольное рычание. Аюки кивнула. Поговорить можно и по дороге.

Через десять минут, свернув с шоссе М40 и подозрительно не встретив никаких патрулей на подъездах к городу, они припарковались в условленном месте, в нескольких кварталах от финальной точки. Темнота к этому моменту совсем сгустилась и до места рандеву пришлось красться практически на ощупь, не включая фары.
В приоткрытое окно донесся запах разложения, и Аюки поспешила его захлопнуть.
Они не видели ничего, кроме темных на фоне серого неба силуэтов зданий и, в общем-то, неплохо, что так получилось. Зная Исполнителя желаний, дорвавшегося до нового тела, тем, кто когда-то обитал здесь, несколько дней назад не сильно повезло.
Тишина вокруг практически звенела, даже колокол, сопровождавший их путь, затих, отзвонив ровно сто один раз. Какая ирония.
Сбоку послышалось шуршание шин, заставившее вздрогнуть всех, но это оказалась группа Марселля. Секундой спустя тот связался с ними.
Военный совет держали в одном из уцелевших домов, перегородив подход машинами.
Аюки развернула на расшатанном от сырости столе карту, перенесла на нее отметки Эрманы.
- Какие идеи, господа?

24

Сильфа была согласна не только на гипотетически предполагаемую Аюки простуду, но и немедленный телепорт куда-нибудь на курорт для сердечников, можно сразу с инфарктом. Девушку изрядно подтрясывало, так что в предложенную Саймоном руку она вцепилась так, что костяшки пальцев побелели. Нечего здесь стоять, нужно скорее закончить и все!!  Глок терпел и молчал. Гражданка Неба уже в который раз возжелала соорудить памятник этому землянину, главное не пряничный… Хотя идея отгрызть кому-нибудь ногу или голову (да простит ее милейший библиотекарь) была еще заманчивей памятника, а уж возвращение в машину.  Обсуждение в оной прошло практически мимо синеволосого создания, свою карту она и ночью перерисовать могла. Пометки всмысле. На карту.
И только Эрмане глаза в кустах казались милыми и родными? Карманный аналитик нервно дернул плечом и косо посмотрел на Аюки…
А, нет, показалось.

Чем ближе они подъезжали, тем  сильнее сильфе хотелось забиться под сиденье и тихо поскуливать.  Именно в такие моменты особенно радуешься, что магическим даром природа обделила. Еще бы и обоняния не дала, а! Так что аналитик постарался выключить вся связанное с мыслительной деятельность и вполне оперативно и осторожно переставлять конечности. Зато она точно знала в какую сторону ей идти совсем не хочется, а у около чего останавливатся и куда заходить, значит им точно туда! Уррра!! Печеньку и на  баррикады! Но сразу по плану военный совет.
Эр с умным лицом втиснулась в общее обсуждение, поглядывая то на карту, то на Аюки, то на прочие лица. «Господа» молчали, заморыш печально вздохнул,  оглянулся по сторонам, восстанавливая где-то в памяти изображения соседних зданий  и снова уставился на карту.
« Фламастеры бы мне»
На карте все выглядело куда спокойнее. А что там могло испугать? Квадратики? Пунктиры? Точки разноцветные? А как же не хочется соединять покой и вероятный вечный покой, если свернуть не туда. Сильфа, а надо оно тебе вообще было?  Ненавязчиво поинтересовался внутренний голос, но до конца ему высказаться не дали. Господа опять же пока с умными лицами изучали карту.
«Хочу быть стратегом… Или еще кем. На курсы переподготовки записаться что ли?...
Все вместе мы наверняка не пойдем. Слишком много и слишком шумно. Магов у нас… Аюки. Прекрасное создание на острие атаки… Зато никто не сойдет с ума от напряжение и энергетического сумасшествия. Предложение, а давайте-ка все домой не прокатит, да? Эхх…»

- А если разбиться на группы скажем по трое-четверо?   Направление мы точно знаем, но основная работа придется все равно на госпожу Директора, так что ее еще и в разведку это не разумно, - Мани аккуратными штришками нарисовала на карте тонкую пунктирную линию от их «штаба» и поставила жирную точку в ее конце, обводя вторую из перенесенных Аюки пометок – Это здание метров через 400, нужно только разведать дорогу до него, судя по карте вполне можно пройти под прикрытием зданий. Широких открытых площадок там нет.  Первый отряд разведал бы  обстановку, отправляем самых тихих и ими финальную точку до безопасного от демона минимума обследуем, если вы не против, то я пойду с первыми. Через 10 минут вторая группа, уже ваша, Аюки, и через пять минут третья, господина  Уолеса. Остальные остаются здесь и готовят отход.    Первая группа успеет проверить дорогу и встретится со второй у финальной точки, возможно даже будет установить артефакты,  что бы наш главный маг не терял времени и был относительно защищен, как и мы.
«Я боюсь. Безумно боюсь, но черта с два я позволю какому-то демону не выпустить меня назад! Я на работе, значит,  я делаю то что нужно. Знала ведь, что не в гольф играть едем. Знала?! Ну так успокойся и отомсти этому гаду за зверскую головную боль! Ну или хоть поспособствуй мести… Да, я Саймона из-за него побила, нэ!!»

25

Саймон спокойно сидел на заднем сидении, отстранено глядя в темноту за стеклом, и только рука, лежавшая на подрагивающих плечах Эрманы, все сильнее сжималась. На ткани куртки, Саймон прекрасно понимал, что такой хватки тонкие косточки сильфы могли и не выдержать.
Кому-то могло показаться, что он просто бездумно смотрит в никуда, но про себя Саймон молился. Сам не знал, о чем - то ли за упокой невинных душ, которым не повезло родиться не в том мире и стать жертвами в чужой войне. То ли за здравие тех, кто в эту чужую войну ввязался по собственному желанию.
Или за тех, и других.
Он бы впал в тихую панику, но бедро Эрманы тепло прижималось к его и это странным образом успокаивало.

Так он и цеплялся за девушку, пока они заходили в импровизированный штаб, и ее поддерживая, и себе не давая расслабиться. Запахи ветер приносил не самые аппетитные, Глок уже десять раз успел проклясть тот кусок хлеба, который съел в баре, пока они дожидались Аюки. Сейчас тот упорно жаждал попасть на волю, и Саймону стоило некоторых трудов, чтобы не дать ему этого сделать.
В самом доме, к вящей радости библиотекаря, пахло сыростью и плесенью, но не разложением.
Он не принимал участие в общем обсуждении, встав возле окна, выходящего на улицу. Совет держали в соседней комнате, чтобы свет в темном окне не привлекал излишнего внимания.
Голоса он со своей точки слышал. Сначала - контральто Аюки, потом бодрый речетатив Эрманы.
Забавно. Хрупкая девчушка, без году аналитик, а единственная не побоялась взять на себя инициативу. Это потом уже вмешались мистер Уоллес и госпожа Корбин, добавив дополнительные штрихи к ее плану, но факт оставался фактом - первой с предложением выступила именно сильфа.
Двойник, темной скульптурой застывший у второго окна, шевельнулся.
Саймон перестал прислушиваться к беседе и вопросительно покосился на него.
Тот прижал палец к губам и, практически ползком подобравшись ближе, шепотом доложил:
- Там внизу кто-то есть.
Внизу и правда шла какая-то подозрительно оживленная жизнь. Саймон на нее не сразу внимание обратил, но двойник, видимо, обладал более острым зрением. Теперь же, зная куда смотреть, он тоже заметил подозрительное копошение теней на улице.
Внизу как будто река текла. Когда из-за тучи выглянула луна, Саймона невольно передернуло.
Крысы.
Он кивнул двойнику на окно, оставляя за наблюдателя, а сам зашел в комнату и коротко сообщил:
- Там на улице полчища крыс. Направляются к окраинам.

26

Аюки, чуть склонив голову к плечу, слушала негромкие переговоры своих людей, деловито обсуждающих то, что кто-то другой назвал бы массовым самоубийством. И ведь ни тени сомнения, только холодный расчет. Ладно, местные - им-то терять уже нечего, но как ее любимые сотрудники прониклись миссией спасения мира, пусть и чужого, просто любо-дорого смотреть.
Особенно усердствовала Эрмана, Аюки еще раз сделала мысленную пометку поговорить с Диргом о повышении оклада, а то и просто о повышении.
- Хорошо, - дослушав выступление сильфы, Аюки кивнула и на автомате провела рукой по волосам, убирая с глаз выбившиеся пряди. - Значит так, Эрмана, Дана - вы на разведку. Марсель, Сандра... - обе девушки подняли на нее глаза, и Аюки уточнила: - Наша Сандра - вы занимаете позиции с хорошим обзором и ведете наблюдение. Оба Саймона и Эрика готовят отход. Тринадцатый, Сандра, я хотела бы, чтобы вы пошли со мной. Все понятно? Вопросы? Отлично, выходим через десять минут.
- Там на улицах полчища крыс.
Аюки резко обернулась к Саймону, тот под ее взглядом подвинулся, давая пройти.
Крысы текли по улице огромным серым потоком.
- Эрика. Это только здесь?
Вампирша прислушалась к себе, потом отрицательно качнула головой:
- По всему городу. Что-то пугает их, видимо, наш клиент.
- Саймон, - и снова на нее уставилось сразу две пары глаз. Что-то в этой группе слишком много людей с одинаковыми именами. - Местный. Я буду называть вас Саймон Один - наш и Саймон-два, без обид. Так вот, Саймон-2, ты должен хорошо знать здешние места, если как и наш закончил Оксфордский университет. Так?
Второй Саймон кивнул.
- Можно ли добраться до нашей цели крышами?
Он задумался, прикидывая.
- До определенного момента возможно. Но если то здание, которое нас интересует, действительно Бодлианская библиотека, то прямо к ней подойти не получится.
- Нам и не надо. Дамы, надеюсь, задача ясна. Эрмана, мы выйдем, как только вы свяжетесь с нами.
Сама Аюки планировала потратить время на небольшую медитацию, чтобы хоть немного восстановить и стабилизировать силы и оценить изменения ситуации за последние несколько часов.

27

Возможность благополучно уйти носиться по крышам сильфу безумно радовало. Веселый мандраж проконтролировал  узел на шнурках, нож на поясе, очки и резинки на волосах.
Эрмана постояла пару секунд между Сандрами – подумала о хорошем, потом между Саймонами – подумала что лапочки, желание на всякий случай ни там,  ни там не загадывала. Кто его демона знает то? Он и за это ответит!
Девушка коротко выдохнула на последней ступеньке. Вообще-то когда не надо Эрмана любила падать, спотыкаться, расшибать лоб и коленки,  а сейчас было страшно. Страшно оступиться, поднять лишний шум. Не столько боязнь свернуть себе шею, сколько спалиться и подставить других. Осторожно ступая, не отходя далеко от стен, внимательно просматривая дорогу перед собой и ожидая чего угодно. Дана вообще умудрялась не выдавать своего присутствия. Не замечая трупов. Не замечая крови. Точно зная, где их  быть не должно. Поражало отсутствие охраны.
Демон уверен в своей неприкосновенности.
Вот  дураааак…

… Единственный человек обосновался на ближайшей крыше. Дана жестом указала куда идти.  Точно по запаху нашла, как только разобрала что-то в этой вони. Снайпер. Даже сильфа, далекая от боевых действий (ха-ха, как говорится) оценила позицию. Скорее всего на трех соседних  крышах есть такие же. Простреливается все пространство до библиотеки. Шаг из тени и пуля в голову.
Снайпер вконец одурев от безделья бросал кости в стену: три, пять, двенадцать, дубль… Девушка вроде как поймала его темп и на каждом ударе камешков о камень делала шаг, так что участок последней крыши она почти протанцевала. Залюбовалась красотой пейзажа,  фееричностью момента да и своим величием тоже, и едва не слетела с крыши изодрав руки о козырек. Как умудрилась только не поднять чудовищный шум? Чудо! Но  снайпер таки обернулся и красиво получил в морду  выпадая из этого мира. Дана работала быстро и четко. В челюсть.  И Эр это бы непременно видела,  если бы не была кретином.
«Сильфа, ты придурок!» констатировал внутренний голос крайне не настроенный навернуться с козырька да на дорожку. Как на зло ботинки упорно отказывались за что-нибудь цепляться, а подтянуться на руках еще надо было смочь. Разведчица прикусила губу, будто бы это хоть чем-то помогала и пообещала загнать свои мощи в зал  или на тренировки. Дана за шкирку вернула ее на стену и ничего не говоря пообещала подтолкнуть в следующий раз. Эр поверила, коллега у нее радикальная… вон как обаятельно посмотрела. А ж к демону захотелось. Десять метров газона и все. И пришли.
Кстати о… Девушка замерла под дверью.
Никаких звуков. Запахов тоже. Вторая группа уже подошла.
Сильфа легонько толкнула дверь… И понеслааась!

28

Уже не первый день Дану преследовала раздражающая мигрень, обещая превратить нынешнее задание в одно из самых худших, за все время работы в Корпорации. Волчица не была сильным магом, она вообще не была магом как таковым, но полный хаос энергетических потоков, постепенное разрушение основ мира все равно давали о себе знать. А уж вблизи главного источника искажения, их врага, даже духи бесновались, наполняя свое измерение безумным хаосом и отказываясь кого-либо слушать. Хватало и других неприятностей, например, ужасной вони давно разлагающихся тел, для ее чувствительного обоняния было непростым испытанием, добавляя головной боли. Но Дана не была бы собой, если бы все это помешало ей выполнить свое задание.
Конечно, она предпочитала работать с компьютерами, но побегать по крышам, за неимением лучшего, тоже было неплохой разрядкой от накопившегося за длительное время стресса. А если представить сие действо как процесс охоты, можно даже получить от этого немного удовольствия, тем более они слегка похожи, очень приблизительно, но воображение никто не отменял. Правда аналитик была за более радикальные меры, например, подорвать демона атомным зарядом, его явно можно было где-нибудь найти в этом разрушенном городе. Это, скорее всего, уничтожит половину города, но вряд ли тут осталось так много живых, а некоторые гости других планов все равно имеют иммунитет к такому воздействию. Мечты, мечтами, а пора приступать к действию.
Ее новоиспеченная напарница отлично показала себя в качестве приманки, отвлекая на себя внимание самых зорких и чутких из немногих оставшихся здесь недоброжелателей. Но то ли они двигались недостаточно заметно, не смотря на неожиданную неуклюжесть сильфы, или же благодаря тому, что кратчайший маршрут пролегал прямо через его позицию, заметил неладное только один. Это слегка огорчило волчицу, ей было мало, но менять маршрут ради удовлетворения своих кровожадных желаний она не стала, как-нибудь в другой раз.
И вот прекрасная лужайка предстала перед ними, передвигаться по ней было одно удовольствие, даже учитывая то, что каждый шаг приближал их к источнику искажения. Ведь в парке не было разлагающихся тел, разжиревших от обилия еды крыс и птиц, активно шебуршащих в глубинах ранее жилых секторов. Десяток метров простора и красоты, пожелтевшие испорченные газоны не смогут испортить удовольствия от пребывания здесь.
Добравшись до здания, Дана позволила себе пять минут отдыха, до прибытия следующей группы, время поправить и немного очистить одежду перед главным представлением.

Отредактировано Dana (2013-04-26 09:13:28)

29

Аюки поймала устремившуюся в дверь сильфу по-простому, за шкиряк.
- Внутрь я пойду одна.
У девчонки вытянулось лицо, но время, когда можно было поспорить и поканючить безболезненно, закончилось.
- Здесь еще четыре входа, - ладонь на плече у Эрманы сжалась, Аюки осторожно, но без особых церемоний, отодвинула девчонку себе за спину. - Ваша задача - сделать так, чтобы мне не пришлось отвлекаться на лишние помехи. Это ясно?
Ясно было всем.
Впрочем.
- Ладно, пойдешь со мной, - короткий кивок сильфе. Почему из всех собравшихся здесь, выбор пал именно на нее, Аюки сама бы не объяснила. Брать кого-то с собой в ее планы действительно не входило, однако в последний момент так почему-то показалось правильным. Доверять интуиции Аюки привыкла точно так же, как разуму.
- Идешь за мной, но чуть в стороне. Держишься незаметно, вроде бы, у тебя в характеристике прописана такая функция. И очень-очень тихо. Если поняла, кивни.
Дождавшись утвердительного кивка, Аюки коротким движением руки попрощалась с остальной командой и легко толкнула тяжелую дубовую дверь.
Та открылась без малейшего скрипа. Изнутри повеяло теплом и, особенно сильно, могилой.
Внутри царил полумрак, где-то под потолком тускло мигали лампы аварийного освещения. Аюки сильно подозревала, что Исполнителю желаний так просто нравилось, на экономию энергии он чихать хотел.
От былого великолепия почти ничего не осталось, стеллажи с книгами терялись где-то в темноте изломанными уродливыми силуэтами.
Аюки спокойно пошла вперед. Подошва ботинок еле слышно стучала по мраморному полу, эхо разносило этот звук по залам.
Впрочем, скрываться в планы Аюки и не входило, старовата она уже, да и велика честь для какого-то Исполнителя желаний - чтобы директор одной из крупнейших межмировых корпораций пряталась от него, как какая-то трусливая девчонка.
Пусть встречает гостью, как подобает.
Он и встретил.
Честно говоря, Аюки ожидала, что ему хватит достоинства дать ей дойти до конца и попытаться уничтожить самому, но демон ожиданий не оправдал.
Из темноты впереди раздался выстрел. Аюки поморщилась и коротким движением отступила в сторону, одновременно выставляя перед собой щит. Следующие несколько выстрелов вхолостую простучали по сгустившемуся воздуху, после чего раздался короткий всхлип, с которым обычно человеку всаживают нож в горло.
Странно.
Она собиралась разобраться с нападавшими, но не так быстро. Эрману она ощущала где-то позади, да и вроде бы нож не в ее стиле.
Впереди больше не чувствовалось никакой угрозы, Аюки пожала плечом, ящерица под одеждой щекотнула кожу синхронным взмахом хвоста. Мол, иди уже, что уж тут медлить.
Следующая ловушка стала магической - сзади и впереди полыхнуло пламя, двумя сжимающимися стенами. И снова исчезла раньше, чем Аюки успела среагировать, за какие-то доли секунды.
- И какого черта? - уже в голос поинтересовалась она. Стены промолчали.
То ли Исполнитель вел какую-то странную игру, сути которых она пока не улавливала, то ли кто-то вознамерился им помогать, оставаясь инкогнито.
Интересно только, кто же это тут такой добрый нарисовался?


Вы здесь » Корпорация MayDay » Место под Солнцем » Где-то.