Корпорация MayDay

Объявление









ВНИМАНИЕ!

В текущий момент форум приостановил свою работу и находится в замороженном состоянии.
Он остается открытым, как площадка для общения и, если кому-то из наших игроков до сих пор интересен мир Корпорации и он хочет продолжать играть здесь или общаться.
Конец сообщения.
Правила
Обязательны к прочтению

Об игре
Концепция игры, прием в игру, способности, оружие, квесты, время, ранги

Информационный буклет
Сеттинг

Новости по форуму
Все, что мы имеем вам сказать по сюжету, изменениям на форуме и так далее

Что происходит по локациям

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Творчество » MayDay Hot. Исполняем желания.


MayDay Hot. Исполняем желания.

Сообщений 1 страница 30 из 62

1

Ваши тексты выкладываем тут.
Количество исполнений на одну заявку не ограничено.
В верху поста указываем, какую конкретно заявку исполняем)

Заявки все еще продолжают приниматься.

2

И я начну...

Симус о'Брайли/Виктор Ли. Кафе-мороженое или кофе и мороженое.

Июльским полднем - Симус так и не смог привыкнуть ко всем этим розово-изумрудным месяцам, принятым в Корпорации - городок, куда их закинули на очередное задание, тих и безлюден. Тишину нарушает только шелест листьев, вздрагивающих от изредка налетающего ветерка, да шаги двоих, бредущих по мощенным улочкам.
В Испании (или в Италии? Симус никогда не был силен в таких вещах) подобные тихие часы называются сиестой.
Симус не знает, как называется это у местных, спрашивать особо некого, да и зачем?
Они уже два часа бродят по узким улицам этого странного города. Урсулла, доброй души человек, окрестила незапланированную прогулку "разведкой местности".
Вот, разведывают, до боли в ногах и цветных пятен перед глазами.
Виктор, шагающий по левую руку, молчит.
Симус не выдерживает первым - он ни разу не оперативник и не привык к марш-броскам.
- Если мы сейчас где-нибудь не остановимся, - он откидывает волосы с шеи, смотрит на Виктора, - тебе придется нести меня на руках.
Виктор задумчиво оглядывается и предлагает, указывая в сторону:
- Кафе-мороженное, подойдет?
- Что угодно подойдет, - Симус первым устремляется ко входу.
В кафе - небольшом, уютном и, главное, с кондиционером! - так же тихо и пусто, как и в городе. За стойкой скучает юная официантка.
Симус плюхается за один из столиков, вытягивает ноги. Виктор устраивается напротив.
Несколько минут они перетягивают меню, но, когда подходит официантка со вторым, оба удивленно смотрят на нее: зачем? Девушка улыбается и отходит, пообещав вернуться за заказом позже.
Компромисс находится быстро - меню ложится в центр стола, а Симус подтаскивает стул ближе к Виктору. Теперь их локти соприкасаются.
- Ничего себе цены.
Склонив головы, почти упираясь друг в друга макушками, они изучают ассортимент, состоящий, как ни странно, из кофе и мороженного. Только.
Симус мысленно пересчитывает захваченную с собой наличность. После долгих раздумий решает:
- Я буду кофе.
Виктор долго и непонятно смотрит на него, потом улыбается:
- А я мороженное.
Девушка забирает заказ и удаляется, минут через пять возвращаясь со стеклянной чашкой, над которой облаком парит пена, и вазочкой с тремя разноцветными шариками мороженного, политыми шоколадом.
Пока Виктор неспешно наслаждается мороженным, Симус наблюдает за ним, подперев щеку рукой. Чашка с кофе остается нетронутой.
Виктор ест медленно, как будто не замечая. Когда мороженое заканчивается, он замечает, что на пальцах осталось несколько капель. Виктор быстро слизывает их, пристально смотря в глаза Симуса.
- Ты допьешь уже этот несчастный кофе?
Когда они выходят, Виктор думает о том, что все это странно. Вроде бы, мороженое, а все равно жарко.

Смальт/Дана. "Любимая, я подарю тебе эту звезду". Мерный стук клавиш в ответ.

Жизнь с Даной мало похожа на рай. Порой все, что видит Смальт, возвращаясь с заданий, это спину сидящей за компьютером девушки. Иногда ответом на любые комплименты становится только стук клавиш.
Апогей наступает через несколько дней, когда Смальт, в порыве чувств, произносит "Любимая, я подарю тебе эту звезду!". Он не знает, почему именно эта фраза приходит на ум, но - о чудо! - внезапно на него обращают внимание. Дана отрывается от хитросплетения цифр на мониторе, несколько минут задумчиво рассматривает его лицо и произносит:
- Сегодня твоя очередь мыть посуду.
После чего снова утыкается в монитор.
Да, жизнь с Даной мало похожа на рай. Но зато в этом семейном Аду никогда не бывает скучно.

3

Корпорация х Стар Варс. Мидж Галиан|Стрилл. Обслюнявленный шлем.

Многобукв

Шлема не было.

Галиан обыскал всю мастерскую, но никак не мог его найти. Мандалорец поставил шлем на верстак всего на пару секунд для того чтобы взять в руки паяльник, но когда повернулся, то не обнаружил его на месте. Бу'шей – шлем – был неотемлимой часть мандалорского доспеха, который при должном уходе поможет выйти его обладателю из любой ситуации.

А Мидж эту самую часть потерял.

«Так, Мидж’ика, остановись и ещё раз подумай, да головой, а не шебсе. Ты всё обыскал, шлема тут быть не может. Раз ты убедился что бу’шея тут нет - смысл его искать? Лучше поискать следы того, кто его взял».

Как только наёмник стал мыслить в этом направлении, ответ на вопрос «куда делся его шлем» нашёлся быстро. От верстака к выходу тянулся мерзкий липкий след, и Мидж знал лишь одно существо, которое могло его оставить.

***

В их клане много чего переходило по наследству. Доспех Мидж получил от своего дяди, после того как последнему не повезло погибнуть на очередном задании; корабль-развалюху ему в наследство оставил отец. От него же Миджу достался стрилл. Кажущееся обрюзгшим животное натягивало кожу, когда начинало охотиться, а иногда использовало кожные перепонки чтобы летать. На воле стриллы были прирождёнными охотниками – именно поэтому древние мандалорцы их приручали. Считалось, что их охотничьи навыки должны уравновешивать то, что они повсюду оставляли след из слюней, не говоря уже об остром мускусном запахе. Как Галиан умудрился не почувствовать вони этого ворюги, когда тот пробрался в мастерскую? На насморк он пока не жаловался.

- Выходи, Чакаар, и сэкономишь мне время! Я тебя всё равно выслежу по следам, так что облегчи свою участь и не зли меня ещё больше!

Мидж был готов к тому, чтобы прирезать это вонючее существо, несмотря на то, что отец взял с него обещание хорошо с ним обращаться. Чакаар был старым стриллом, а так как стриллы живут дольше людей, отец хотел, чтобы о его любимце позаботились, когда его не станет. Плохо было то, что стриллов осталось не так много, и Мидж даже не мог ни с кем посоветоваться в вопросах воспитания такого домашнего животного. Обычно Галиан терпел его выходки, но сейчас Чакаар зашёл слишком далеко.

След из слюны ввёл в оружейную. Мандалорец не знал, что там могло понадобиться животному, но в любом случае, он выбрал плохое место для игры в прятки. В окружении оружия желание прибить зверя возрастёт многократно.

***

Видимо Чакаар ощущал волны гнева, которые излучал мандалорец, так как последний, размашистыми шагами войдя в помещение, нашёл животное сжавшимся в углу оружейной. Стрилл тихонько поскуливал, и виновато смотрел на своего вынужденного хозяина.

- Ты зашёл слишком далеко, вонючка. Отдай мне шлем, и быть может я не стану лишать тебя некоторых важных частей тела.

Во взгляде Миджа не было места жалости. С характерным щелчком из наручи выскочило боевое лезвие.

Стрилл заскулил громче, а затем, издав что-то напоминающее вздох, встал и отошел в сторону.

Бу’шей, который был до этого спрятан под его кожаными складками, сейчас был весь в слюне. Мидж хотел заорать на животное дурным голосом, если бы не то, что внутри этого шлема было.

Внутри него, свернувшись клубочком, лежало шесть маленьких щенков стрилла.

- О. О. Фьерфек, - только и смог выдать Галиан. Он знал, что стриллы были гермафродитами, но и подумать не мог, что ему доведется увидеть щенков Чакаара.

- Значит, ты использовал шлем, так как слишком стар, чтобы самому свить гнездо, ты, вонючий ди’кут? – уже без злобы в голосе пробормотал он, протягивая руку к шлему. Однако в то же мгновение верхняя губа Чакаара приподнялась, обнажая острые клыки. Стрилл угрожающе зарычал. Даже если он и был стар для того чтобы свить гнездо, он был готов защищать своих детей до самого конца.

- Эй, расслабься, - мандалорец отступил на шаг назад, поднимая обе руки вверх. - Мне всё равно нужен шлем. Давай так. Я сделаю для тебя и твоих деток гнездо, а ты вернёшь мне мой бу’шей. Идёт?

Чакаар пристально посмотрел на Галиана, после чего лёг рядом со шлемом, в котором спали его щенки. Мидж, посчитав это знаком согласия, развернулся и направился за материалами для гнезда.

- Чтоб я ещё когда-нибудь соглашался присматривать за животными, - донёсся раздражённый голос из коридора, который, впрочем, стрилла уже не волновал.

4

Злые малыши
Дана суровая женщина! А Смальт просто забыл продолжение фразы, и именно поэтому его очередь мыть посуду))) Классный миник))

Мидж Галиан
Щеночки!!111разраз Внезапный конец внезапен, особенно мне, несведующий в вопросах размножения мандалорских собачек! Мидж злой мандалорец с обслюнявленным шлемом)))Спасибо, ты зналhttp://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/11.gif

5

Злые малыши
Моя заявочка!
Спасибо, очень красиво)
Дана Т_Т Смальт Т_Т
Мидж Галиан
Шлеееем.
*фанат головных уборов*
Классный рассказ)
----------------

Я пишу на несколько заявок, но кину уж всё и сразу, когда будет готово.
Время ведь не поджимает пока?

Отредактировано Sawako (2011-06-03 23:24:01)

6

Силовик|научник|аналитик|маг. Спорить, чей начальник хуже.

Три девицы под окном…
Не под окном и вовсе не девицы, точнее не только девицы, и уж точно не пряли. А  может и пряли. Ну что-то они точно делали, должен же был быть повод собраться. И стекла сотрясать перебранкой на 4 голоса.  Значит точно пряли! Интриги… Против начальства. Не первый час, надо сказать. А кто ж за час решит чей начальничек то хуже?
- Да я тебе говорю! Риваль это кара небесная!! Что может быть хуже кары небесной?!! –  звонким голосом в очередной раз возмутилась неизвестная магичка. Кто ж их знает, заговорщиков то!  Все в темноте, а там, как всем известно, не видно ро… лиц.
- Он у вас просто душка,  хоть кровь высосать не пытается… - поежился  научник, нервно потирая шею.
- Она только на кровь покушается, а наш на мозг! И девушек! Ладно, мозг, ну его, но девушки… - подскочил аналитик и с силой ударил по столу. В голосе звенел праведный гнев - Девушкиии!!!
- Что девушки? Что кара небесная? Какая кровь?!! Вы с джедаями вообще разговаривали?! Это же соло просвещения, не попади попробуй в … куда там нужно и попадешь. В задницу попадешь, если не в лечебницу – практически спокойно возразил силовик, потирая недавний синяк и зыркая на собеседников исподлобья.
- Ой, да ладно, это всего лишь бренная физическая оболочка…-   отмахнулся аналитик. Теперь подскочил силовик и испытующе буравил взглядом возраженца
- Ну, может и бренная, но я к ней как-то привязан  и  вообще! Ты вообще ничего предложить не можешь! А  возле Вен по струнке ходить нужно с одухотворенным лицом!
- Ты? Разве что с одутловатым…- огрызнулся аналитик, только частично переварив информацию. Она дошла с секундным опозданием и парень возмущенно схватил силовика за грудки и ощутимо встряхнул -  Что значит не можешь! Га Дирг хуже! Значительно хуже! Да он просто чудовищен!
- Возражаю! Это необоснованное заявление! -  вклинился между практически дерущимися научник. На него уставились две пары пылающих глаз, а одна из пар еще возмущенно прищурилась и рявкнула в лицо влезшему в перебранку.
- Молчааать! Обоснованное! – теперь руки подчиненного Дирга вцепились в воротник подчиненного Корбин. Парень как-то тоскливо вздохнул и негодующе прошипел - Они ему взаимностью отвечают…
- Кто? –  не понял испуганный научник, сполна оценивший глубину своей ошибки.
- Девушки! – опять таки возмутился аналитик и встряхнул научника для утвердительности
- Сколько можно! Девушки и  девушки, нормальные парни… - выпал из ступора силовик и вытянул научника из рук аналитика. Тот обрадоваться не успел, его воротник как-то сильно приглянулся пекущемуся о девичьей чести.
- А я знаю?! Может и парни!  Он весь такой очаровааательный… - опять отозвался аналитик, глумливо кривляя последнее слово.
- Зато вы знаете чего от своих ждать, а маги… Мы маги, а не метеорологи!! Ладно, не все! Не умеем предсказывать какая хрень от этого придурка срикошетит…-   встала и магичка, будучи существом продуманным она подождала пока юноши несколько растеряют запал.
- Не страшно. Просто держите все свои бредовые порывы при себе и Риваль будет золотом… - усмехнулся научник, подозрительно косясь на руки на своем вороте. Силовик и аналитик  тоже внимательно следили за девицей, явно собираясь что-то сказать.
- Угу… проклятым… ацтекским… А еще! Его ж и не побьешь по человечески! Аюки расстроится! Так что он хуже! – с тоской и плохо скрываемым отчаянием парировала  девушка. Все поняли. У всех накопилось, но..
- А Аюки  - дама! Покусись на Дирга, так что… от всех не  скроешься! Он хуже! – опять воодушевился аналитик, поймав весьма полезный аргумент. А то! Что может быть хуже толпы раздосадованных женщин на стороне мужчины?
- Не хуже он! Эстрелас не просто так глава силовиков, а еще у нее этот есть… - как-то совсем тоскливо протянул силовик и перекрестился - Мииидж, а у него Йона… - потом опомнился и схватив аналитика за плечи потряс, вопия о понимания заглядывая тому в глаза - Ты вообще связывался с ними?! ЧТО может быть хуже Вен, если у нее эти двое и джедайский меч с должностью в придачу?!!
- Пффф… - отмахнулся научник, осторожно высвобождаясь из цепких лап аналитика - Ты слушал когда-нибудь отповедь на 4 часа?  Нет, не за книгу(да! Точно и библиотекарь ведь у Корбин! Вот те и ответ Йоне и Миджу!), а за то, что ты вообще как-то не удался и позоришь честное имя научника. С моральной травмой ничто не сравниться!! А еще она и столом огреть может… так, для усиления эффекта! Ну и кто после этого хуже?
- Риваль!
- Дирг!
- Вен!!!
С готовностью одномоментно выкрикнули еще три голоса и все четверо застыли вокруг стола глядя друг на друга как на дуэли. В воздухе повисла тишина, спорщики активно восстанавливали дыхание  и  посылали в сторону друг  друга испепеляющие взгляды. Первой опомнился научник…
- Так да? А слабо у нее поработать и проверить!
- Да! И у моего!
- Точно, и у Риваля!
- Да вы у Вен и день не протянете!...
- Поменяемся? – несколько поостыв со своими порывами отозвался силовик. Все остальные с сомнением переглянулись и  аналитик ответил за всех
- Ээээ нет,  в своем пекле как-то уютнее. С местным Люцифером я хотя бы хорошо знаком…
- И вообще! Арканад хуже всех их вместе взятых и помноженных на Аюки с Аластарам! – подхватила магичка.
- Дааааа… - согласно протянули еще три голоса.

Отредактировано Анонимус (2011-06-04 03:29:48)

7

Саймон Глок/Эрмана  "Я обернулся посмотреть, не обернулась ли она, чтоб посмотреть, не обернулся ли я"

14|как-то так)

Можно не разговаривать 10 минут и активно дуться друг на друга. Можно не разговаривать и день, искоса бросая друг на друга подозрительные взгляды. Можно не разговаривать и два дня, откровенно волнуясь, но с гордой маской на физиономии изображать, что обоим все равно, а не разговаривать даже  нравиться. Но что делать с третьим днем, проводимым в тоскливом молчании? А здесь уже и активно дуешься, и волнуешься,  и все прочее -прочее- прочее, только еще очень боишься, что так и не заговорите, но все еще не можешь найти повод подойти и что-то сказать. А без повода страшно…
А все с чего! С чегоооо? Оба благополучно забыли.  А может так и не поняли?
Сильфа сидела в библиотеке и листала книгу, взятую с ближайшей полки. Содержание ее мало волновало, больше ее интересовал библиотекарь, активно изображающий работу. А Саймон, между тем, искренне верил, что работает и пытался на девушку не смотреть, но этому мешал ее  взгляд, который он буквально спиной ощущал. Но поймать ее так ни разу не получилось.
«Если так пойдет и дальше, то будет и четвертый день » - подумали оба.
  Эрмана взяла стикер со стола рядом с собой и что-то написала, приклеила к обложке. Саймон заметил, что девушка собирается уходить, и быстро что-то написав, положил бумагу на стойку.  Глядя ему в глаза сильфа положила книгу на стойку и, не читая, взяла лист. Уходить не торопилась.  Подождав минутку резко развернулась и направилась к выходу, нервно комкая бумагу. Саймон растерявшись ничего не сказал, завороженно следя за взмахами умопомрачительных ресниц. Притянул к себе книгу  и,  отвернувшись от уходящей сильфы, решил поставить печатное творение на полку. Посмотрел на обложку со стикером. Практически в тоже мгновение, девушка на ходу развернула  лист и замерла в дверях.
Он прочила « Что я сделала? Извини.  И  поговори уже со мной!»
Она прочитала « Что я сделал? Извини, я не хотел».
А в тишине библиотеки раздалось копошение, и  чей-то телефон жалобно зазвонил
…  Я обернулся посмотреть, не обернулась ли она, чтоб посмотреть, не обернулся ли я

8

Мидж
Здорово)) И впрямь суров)) Смальт бы, наверное подумал - фиг с ним, со шлемом. И вообще он зверюшек любит))
Злые малыши
Прикольно, прикольно)))
Смальт и посуда!! О_О

Анонимус
Про спор сотрудников - вообще улёт, спасибо))

9

Анонимус
Про спор - самое то, с утра почитать.) Сразу хорошее настроение образовалось, и захотелось по-терроризировать своих сотрудников.) Эрика со столом, это вообще пять.) Спасибо.)

10

Анонимус
Спор шикарный^^
Но теперь мне страшно заходить в кабинет Эрики.http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/7.gif

Анонимус написал(а):

Саймон Глок/Эрмана  "Я обернулся посмотреть, не обернулась ли она, чтоб посмотреть, не обернулся ли я"

http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/46.gif http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/82.gif
*слов нет, Савако утонула в умилении и счастье*

Отредактировано Sawako (2011-06-04 12:28:06)

11

Злые малыши написал(а):

dark!Эрмана

Заявка и персонаж меня безумно вдохновляют, так что, если Сава сможет взять себя в руки, в свет выйдет по меньшей мере ещё один фик на эту заявку, более мирный. На другие заявки фики в процессе придумывания, но они будут.
Если конечно нижеприведенное "творчество" бывшей богини не подведет её под монастырь.
Заранее прошу прощения у всех!
Предупреждение: в фике были бы горы трупов, если бы он не был таким коротким.
Версия номер раз.

Осторожно - треш|А я предупреждал Т_Т

Каждый раз, когда она улыбалась самой светлой своей улыбкой, она раздумывала, как прекрасно было бы сварить всех окружающих в кипящем масле или вывернуть им все конечности. Она ненавидела всех, всех, кроме него - Саймон был её единственной отрадой в жизни. Эрмана знала, что они вместе навечно.  Только вот её семья этого мнения не разделяла. Папочка, даже прячась в чужом шкафу, продолжал контролировать каждый её шаг через Урсуллу и постоянные телефонные звонки. Начальник нагло флиртовал, будто бы забыв, что сердце сильфы уже занято. Полтергейста было не выгнать с кухни. Вся ватага кошек активно линяла прямо на диван. А дети израсходовали весь трафик на компьютере, которым, между прочим, пользовалась и Эрмана.
Приближался Новый Год. И сильфа решила, что пора действовать. Больше никто не должен был мешать их с Саймоном счастью. Время - идеальное, все на какое-то время мирятся, радуются жизни и дарят друг другу подарки. Все расслаблены до такой степени, что Урсулла принимает подарки от Арканада и не относит к саперам и алхимикам! А уж пачка печенья милой Эрманы?
- С удовольствием! Сегодня же попробую!
"Минус 1" - начала отсчет девушка.
От Папки и от Мыши Эрмана решила избавиться одним махом.
1 этап. Дарим горячительное отцу.
2. Просим передать одну "очень хитрую штучку" для Мыши Шеру.
Финальная стадия. Шер не выдерживает и сразу по прибытие начинает разбирать "штучку". Взрыв+на проспиртованную ткань, бай-бай треть семьи.
Взрыв получился ещё эффектнее - Шер с собой принес пачку фейерверков.
Кошек Эрмана подарила Льеру в наборе "Всё для шашлыка". Уже в готовом к приготовлению виде.
Полтергейст Эрману за этим застал, но убежать от освященного ножа не успел.
А дети... дети. Скажем так, Кра-Тору в новый Год досталось анонимное угощение.
Га Дирг был слишком хитер для подобных подарков, но и у него была слабость.   
И не только та, подумав о которой, вы сейчас усмехнулись. И даже не та, о которой немного погрустили два человека.
Нет, не девушки, и не Аюки. А любимый фикус в горшке. Удобрение к которому и подарила сильфа своему обаятельному начальнику. А в удобрении были тяжёлые, но быстрые металлы, которые в течение 30 дней уничтожали человеческий организм.
Наступило 14 февраля. Эрмана подарила Саймону hand-made шоколад, и сейчас, счастливо улыбаясь, шла с ним под ручку вдоль опустевшей Старой площади. Саймон поражался тому, как стойко девушка перенесла потерю всей семьи, и волновался, что она держит эмоции внутри ради него. "А это вредно" - думал он, но решил подождать с этим разговором. Эрмана же думала о том, что теперь никто и ничто не разлучит их. Никогда.
Happy Bloody End

12

На флуд времени нет, но тут отмечусь.
Нравится.) Грызлика только несколько оскорбляет неназывание его по имени, но он отходчивый.)

13

Sawako
Я реально подумываю сменить специализацию на дарк!))))http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoPanda_1/26.gif

14

Анонимус
Ахахахаха))) Спор по отделам!http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/22.gif http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/22.gif http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/22.gif http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/22.gif Хочу еще! Давайте развивать эту тему, надо ж узнать кто все-таки хуже!)))

Sawako
Мне разорвало мозжечок прочтение дарк!Эрманы после предедущего автора, но как же ух! Хочу брать с нее пример!http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/10.gif

15

Люди, вы круты и круты все (:

Sawako
спасибо за заявку (:
и за ДаркЭрману, она мила ((((:

Злые малыши

и за исполнение (:

16

Эрмана написал(а):

Я реально подумываю сменить специализацию на дарк!))))

^^
Вы в любой специализации прекрасны)

Йона написал(а):

Хочу брать с нее пример!http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/10.gif

"ЗАО Савако. Проводим программу по одарковлению прекрасных девушек с 1000 года до нашей эры"
"PR фирма "Савако". Мы создаем образы, с которых хотят брать пример!"
Это всё хитрый план даhttp://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/55.gif

Симус о'Брайли написал(а):

спасибо за заявку (:

Это вам спасибо, что диалогами во флуде и игрой вдохновили на неё)

Отредактировано Sawako (2011-06-04 15:15:41)

17

Джонатан Джонс/Урсулла. Восточное AU. Воровка и джин. "Девочка, тебе разве не говорили, что воровать - это не по законам Шариата?"

Восточная ночь

Тиха и безлюдна восточная ночь. Звезды-драгоценности рассыпаны но небу и зеленым  пятнам оазисов, часть из них скрывают темные барханы, и ветер неторопливо перегоняет их с места на место. Шорохи и редкие трепетания мелких животных тонут в шипящих переговорах песка и ветра. Спокойно и размеренно течет время в ночной прохладе, напряженно ожидая рассвета очередного палящего дня…
В идеале…
Обычно так оно и есть…
Но сегодня на восточную ночь ревниво набросили пылевую чадру, так что она, хвала всевышнему,  этого хаоса толком и не видела.
… Кубарем скатываясь с бархана  и оставляя за собой глубокие следы неслась темная фигурка ничем особым не примечательная. Ну,  разве что формами. Умопомрачительными формами, но это оставим. Фигурка бежала из последних сил, а за ее спиной все приближалось облако  вздымаемой пыли, злые крики и ржание коней, разносимые испуганным ветром. Немногочисленная ночная пустынная живность посильнее вкопалась в песок, а воровка искренне опечалилась, что она так не сможет. Беглянка нервно обернулась,  крепче прижимая к груди мешочек  и прибавила скорости. Загнанный разум отказывался смириться с жестокой правдой, что пеший конного все равно не обгонит. Дыхание погони уже обжигало спину, а вокруг была только пустынная гладь в которой и спрятаться то некуда. Воровка бессильно упала на колени и закрыла лицо руками, за ее спиной раздался торжествующий крик и она буквально услышала звук извлекаемых  из ножен сабель, кони нетерпеливо били копытами по песку. А воровке бежать больше было некуда. Мешочек преткновения упал в песок и сиротливо жался к девичьим коленям.
- Моли о прощении, воровка!  - раздался глумливый голос и … земля под ногами просела, и обрушилась вниз. Потоком песка,  кричащих и ржущих фигур  разбились они о стены и дно глубокой пещеры. Восточная ночь опять вернула свою нежную тишину, жестоко ссыпающуюся на песчаные насыпи на дне и тела мгновенно погибших глупой смертью.
Только и теперь спокойной красавице не видать было покоя, из под одной из насыпей чихая и плюясь выбралась воровка, все так же трепетно прижимая мешочек к груди. Куфия скрывавшая волосы и лицо потерялась в песке и выбеленные холодным лунным светом золотые локоны рассыпались по плечам. Девушка  с трудом поднялась, придерживаясь за отвесную стену. Не разбилась она только чудом, звездная россыпь зияла в дыре над голой, до которой долезть не представлялось возможным.
- Соберись! Это еще не конец - тяжело вздохнув светловолосая красавица оглянулась и завидев в стене нишу побрела к ней, свежепохороненные ее не радовали.
Воровка уже не могла определить как давно она идет, усталость все сильнее давила на плечи… А впереди забрезжил свет, и чудом спасенная прибавила шагу. Если это конец, то он будет светлым!
Открывшаяся ее взору картина отбросила все мысли, и даже мешочек, так старательно оберегаемый шлепнулся наземь.  В центре огромной пещеры, с пола до потолка покрытой замысловатой вязью и орнаментами, утопающей в свете не чадящих факелов, на расшитом золотом полотне лежал рубин размером с   арбуз. Свет отражался в гранях  и разливался по стенам создавая пугающе прекрасную атмосферу. Воровка заворожено пошла к нему, изящная ладонь само собой погладила камень, а на лице поселилась совершенно счастливая улыбка.  Рубин приветливо мигнул, и девушка воспылав к нему необъяснимым обожанием обхватило камень руками и прижала к себе.
- Теперь мы с тобой всегда будем вместе… - нежно прошептала она, прижилась щекой к прохладной поверхности. А за спиной раздался глумливый смешок. Воровка нервно обернулась и застыла с испуганно округлившимися глазами,  и сильнее прижала рубин к себе.  Заняв собой добрую часть пещеры от пола до потолка, грозно уперев руки в бока на нее хмурясь смотрел джин. Свет факелов отражался в его глазах, оказывается цвет гнева золотой… А рубин! Этот непостоянный сторонник Шайтана, мигнул и как по волшебству оказался в ладони джина.  Девушка возмущенно выдохнула и просверлила камень гневным взглядом. А пещеру заполнил грозный голос, небрежно перебрасывающего из руки в руку рубин, джина.
- Девочка, тебе разве не говорили, что воровать - это не по законам Шариата?

Отредактировано Анонимус (2011-06-04 15:54:02)

18

Анонимус
вах! http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/11.gif какая сказка, а дальше будет?

19

Анонимус
Присоединяюсь к Эрмане в просьбе о продолжении!

20

Аюки|Га Дирг. "Не хочу портить наши отношения любовью". Слушать легкую, популярную музыку, и притворяться, что обоим это нравится.

кто бы ты ни был, спасибо за заявку))

- Я не хочу портить наши отношения любовью. Ты же понимаешь.
Первый раз эту фразу Дирг услышал где-то спустя месяц после их знакомства. В ответ он улыбнулся, приобнял одной рукой сидящую рядом суккубку за плечи и сделал радио погромче. Аюки вернулась после тяжелых переговоров, и почти спала на мягком диване комнаты Отдыха Аналитического Отдела. Им, насколько он помнил, надо было обсудить сомнительные предложения, адресованные Корпорации сразу от нескольких непроверенных заказчиков. Но его директор явно была не в состоянии к обсуждению, так как даже на привычный флирт Га Дирга отреагировала устало и раздраженно. Мужчина притянул сонную суккубку к себе, так что её голова упала к нему на плечо.
- Конечно, любимая, - в комнате зазвучал ненавязчивый мотив и бесцветный женский голос, - Я тебе рассказывал, что у нас в отделе появилась одна просто умопомрачительная сотрудница?...
- У тебя каждая сотрудница умопомрачительная, - сонно отозвалась Аюки, удобнее устраиваясь на мягкой коже его вечной куртки. - А каждая новая - умопомрачительнее предыдущей.
Она не ревновала, ревность - удел тех, кто не уверен в себе. Просто в голосе проскользнула особо ядовитая нотка, почти незаметная, заглушенная мурлыканьем популярной в этом сезоне певички. Аюки даже не помнила ее имени и была уверена, что  Дирг тоже с ходу его не назовет.
Хотя кто знает?
- Расскажи.
Аюки не так уж хотелось слушать, но голос Дирга над ухом слышать было гораздо более приятно, чем мурлыканье из динамиков. 
Девушка не могла видеть лица аналитика. А на нем сейчас явно, - для тех кто обращает внимание на мгновенно появляющиеся и так же быстро исчезающие жесткие морщинки у рта и чуть сведенные брови, - было написано разочарование. Он считал, что это все молодость. Со временем, Дирг научится смотреть на своего единственного за много лет друга по-другому. И не хмуриться против воли.
- Если хочешь. У неё длинные светлые волосы, хотя ты знаешь, я предпочитаю брюнеток. И яркие голубые глаза. Жаль, мне солнце нравится больше, чем безоблачное небо. Она высокая. Выше меня. Жизнь моя, ты бы видела её ноги! У нее кожа цвета спелых оливок, я таких еще не встречал. И она явно мне симпатизирует, да и как иначе. Думаю, может сводить её в бар?  - в песне, струившейся из динамиков под потолком комнаты, невнятно пели о любви, крови и розах. Аналитик потянулся было к пульту, переключить канал, но заметил, что Аюки уснула. Вздохнув, он откинулся на спинку дивана, пытаясь устроиться как можно удобнее. Девушка еле слышно дышала, уткнувшись носом в короткий мех воротника куртки. Дирг прикрыл глаза, стараясь вычленить из звучащей музыки, - стыдно называть музыкой этот усыпляющий разум набор звуков, - хоть каплю смысла. Так он и заснул.

- Просто, я не хочу портить наши отношения любовью.
Второй раз эту фразу озвучил уже сам Дирг. К тому времени он работал в Корпорации почти три года, и успел дослужиться до Главы.
Аюки тогда только фыркнула. Они сидели в баре, за своим любимым столиком, и Дирг, держа ее руку в своей, признавался в том, что не хочет портить их отношения любовью. Смешно. Аюки всегда нравилось быть не как все. С Диргом это получалось особенно хорошо.
Сцена в этот час пустовала и только стилизованный под старину приемник на барной стойке выдавал нечто похожее на музыку. Снова что-то о любви, мотивы не менялись за три прошедших года, оставаясь похожими как две капли воды. Нет, пожалуй нет. У воды и то больше различий.
- Сама посуди, - продолжил мысль Га Дирг, - Мы знакомы уже почти счастливую вечность. Наше взаимное притяжение скоро достигнет пика и тогда даже мы не сможет это остановить. А потом, любимая, все пойдет по одному  и тому же сценарию, - песня как-то неудачно и пошло вторила словам Главы Аналитического, подпевая "Мы будем вместе, мы все равно будем вместе!".
Дирг слишком отлично знал, в каком месте "они" будут в итоге.
Не понятно, зачем он, в принципе, завел этот разговор. Было похоже на то, что он шутит. Или, придумал новую стратегию, как завоевать суккубку. В плохо освещенном помещении тени падали так, что лицо Дирга казалось излишне сосредоточенным, если бы не широкая улыбка.
- Мы слишком умны для этого, - как будто бы весело отозвалась Аюки.
Третий год они вели этот разговор, пусть не всегда словами. Взгляды, прикосновения, улыбки... "Мы слишком умны, чтобы портить наши отношения любовью".
Так уж повелось, что если есть двое, мужчина и женщина, между ними обязательно должны вспыхнуть чувства. Аюки чуть нахмурилась. Она никогда не любила следовать законам жанра, предпочитая писать свои.
Ей нравилось балансировать на тонком лезвии дружбы, сдобренной изрядной порцией флирта, Аюки не хотела большего. Любовь... ей уже слишком много лет, чтобы играть в эти игры. Но они все равно поднимали и поднимали эту тему, хотя, казалось бы, все было решено уже давно.
Своего рода тоже игра, только гораздо веселее.
- Конечно, милая. В тебе я не сомневаюсь, - Дирг прикоснулся губами к запястью девушки. Привычный жест, которым он часто извинялся перед Аюки за все, что натворил, - Я ведь говорил, что ты для меня, в любом случае, важнее всех фей из отдела, да? В нашем возрасте, да и в наше время, так тяжело найти такую, как ты, - конечно, говорил. Аналитик все-таки нахмурился, бросив раздраженный взгляд на музыкальный автомат, - Современная музыка такая... ненавязчивая.
Глава Аналитического Отдела любил безопасность. Во всем. И даже за их игрой стояла эта самая любовь. Не к девушке, сидящей напротив, а к своей безопасности, в разных смыслах этого слова. Он отпустил руку суккубки.
Официантка, убиравшая с их столика кофейные кружки, зарделась от его улыбки, и мило хихикнула, в ответ на подмигивание. Когда она ушла, Дирг посмотрел на Аюки.
- Но мне все равно не нравится то, что ты не хочешь говорить об отце Риваля.

"Мы не будем портить наши отношения любовью"
Эта фраза, брошенная когда-то в полусне, красной нитью проходит через десять долгих лет их дружбы. Она повсюду: в том, как он смотрит на нее, в том, как она ему улыбается. В мимолетных прикосновениях и беседах о работе.
- Я не хочу портить наши отношения любовью, - говорит Аюки в разговоре с Агнесс, одном из тех, что они ведут раз в неделю, за бокалом вина.
- Я не стану портить наши отношения любовью, - клянется Дирг, наливая виски Грызлику.
Это похоже на обещание, на тайное соглашение, на самовнушение.
"Мы не испортим наши отношения любовью" - взглядом обещает Аюки. Они сидят в ее кабинете, обсуждая последние изменения на рынке Конфедерации и влияние этих изменений на Корпорацию. Уже далеко за полночь, но оба живут на работе и спешить некуда. На столе - две полупустые чашки с кофе, Аюки удобно устроилась головой на коленях сидящего на диване Дирга. 
"Мы уже никогда не испортим наши отношения любовью" - в который раз приходит на ум Диргу, пока он заправляет за ухо суккубки выбившуюся прядь волос, продолжая говорить что-то о ценах и выгоде.
Для них обоих уже слишком поздно. Момент упущен. Скорее всего, к лучшему.
Слишком мудра она и слишком осторожен он. Да и оба они слишком высоко ценят отношения, проверенные годами.
Дирг и Аюки улыбаются своим мыслям. Они разучились хмуриться, глядя друг на друга.
В кабинете, в кои-то веки с начала этой бесконечной игры, тихо.

21

Аюки
Это прекрасно.

Отредактировано Sawako (2011-06-04 22:54:23)

22

Во даёт администрация!!))

http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/84.gif

Это великолепно!

23

Анонимус

вай мэээ)))) люблю сказки тысячи и одной ночи, а тут такая стилизация)))
А дальше?))) я требую продолжения банкета!

24

Саймон/Эрмана "Я обернулся посмотреть, не обернулась ли она, чтоб посмотреть, не обернулся ли я"

Что ни говори, а любовь может подкарауливать тебя где угодно, даже в библиотеке, ведь нити Судьбы невидимы для глаз. Сквозь огромные окна помещения проникали последние лучи солнца, в красноватом свете были видны хаотично летающие маленькие пылинки. Саймон просматривал старые книги, которые нуждались в починке, составлял список новых книжных приобретений, когда дверь скрипнула и в неё кто-то вошел. Библиотекарь не оторвался от своего занятия, в любом случае если он понадобится, его непременно позовут. Прошло совсем немного времени, когда он услышал около себя шаги, наверняка очередной сотрудник не может разобраться в библиотечных шифрах. Но Саймон не спешил поднимать голову, в конце концов когда правила приличия заставили его это сделать он увидел перед собой невероятно маленькое, по его меркам, существо с голубыми волосами и проникающими в самую душу серыми глазами. Только через несколько мгновений мужчина заметил, что с улицы доносится странная и довольно глупая песенка «Я обернулся посмотреть, не обернулась ли она, чтоб посмотреть, не обернулся ли я». Что за вздор! – хотелось тогда сказать ему, но улыбка девушки стерла все слова из памяти.
Вот так и бывает… Может нити Судьбы невидимы и легки, но порою они связывают сердца двоих крепче чем стальные цепи.

25

Анонимус
^___^ кавайко)))))

26

Мидж|Йона. Мидж получает ранение во время задания. Сидеть у его койки в больничном крыле. "Это только из-за заклинания".
Пользуясь случаем передаю привет маме лучи восхищения Миджу, за его часть! Ты повысил мне настроение, и ваще крут невмеренно! Пасибоhttp://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/HumanShare_1/13.gif

Тык-тык

Выгнать хвостатую девушку из палаты с тяжело раненным силовиком, в находящийся по соседству отдел для родственников и друзей лежащих на сохранении больных, оказалось невыполнимой задачей даже для доктора Ахаби.

Нет, ну как.

Завидев его в дверном проеме, она сиганула в окно. Благо этаж был первый. Но, как только главный Айболит Корпорации покинул палату, Йона снова оказалась на своем месте. Мед. работники опустили руки, и решили, что связываться с эспер себе дороже. Она уже и так разнесла пол палаты, увертываясь от настойчивых сотрудников больницы. На оконном стекле можно было различить несколько паутинок-трещин.

- Вот дебилы, да? - устраиваясь на неудобном пластиковом кресле у изголовья койки, Йона болтала без умолку, - Нет, ну я же им говорю - я тут только из-за заклинания. Не в коридоре ж мне ночевать! - То, что комнаты для гостей находились прямо за стеной, совершенно её не волновало. Она всегда предпочитала игнорировать не вписывающиеся в её картину мира мелочи. - Ты говорил, что на полу спать неполезно. Хотя, как по мне, неполезно быть таким ди'кутом, как ты!

Мидж не мог ответить на её обвинения, и только продолжал спокойно дышать, находясь под глубоким наркозом.

Что ж, тем лучше для эспер.

Долго, очень долго она объясняла мандалорцу, отчего она считает его дураком. Под это даже была подведена логическая база. Не скупясь на комплименты, эспер пыталась вдолбить в податливый, - это был еще один факт, который она придумала на ходу, и в который верила, - из-за наркоза мозг тот простой факт, что у нее все было под контролем. И он сам виноват в том, что сейчас лежит в больничной койке. Только он. Исключительно сам. Да.

Однако сеанс психотерапии пришлось прервать из-за того, что веки Миджа дёрнулись и стали медленно подниматься…

***

Про мандалорцев часто говорили, что они так свыклись со своими доспехами, что без них должно быть чувствовали себя голыми.

Именно эта мысль родилась в его затуманенном рассудке в тот момент, когда Мидж начал приходить в себя. Причин тому было две.

Во-первых, на нём действительно не было доспеха.

Во-вторых, он действительно был голый, хоть и укрыт чем-то, что напоминало собой одеяло.

Зрение возвращалось медленно, поэтому ему сложно было сперва понять, где он находиться. Однако когда на глаза попался знакомый рогатый силуэт, память услужливо подсказала, что произошло с ним в те последние минуты до того как он провалился во мрак.

Некоторая хвостатая шебс применила заклинание, чтобы смести группу превосходящих числом противников, наступавших на Миджа. Мандалорец самоотверженно сражался, намереваясь погибнуть как герой, но у эспер видимо были иные планы – врагов отбросило назад, но при этом детонировали гранаты у них на поясе, и Миджа накрыло взрывной волной.

И поскольку в ад мандалорцы не верили – наличие здесь рогатой фигуры и белого потолка говорило о том, что он находиться в больнице.

- Что… ты … здесь… делаешь… Йон’ика? – слова довались с трудом. Видимо ему досталось тяжелее, чем он думал.

Зрение мгновенно прояснилось после удара о койку, на которой лежал Галиан, видимо напарница её попросту пнула, не в силах сдержать раздражения.

- Я здесь только из-за заклинания, - буркнула Йона. - Из-за того что ты даже не в состоянии стоять на своих ногах, мне приходиться торчать здесь! Знаешь, сколько сил ушло, чтобы устроить тебя в палату, которая находиться ближе, чем в пятидесяти метрах от столовой и туалета?!

Мидж закрыл глаза и попытался вздохнуть. Изо рта вырвался стон.

- Как будто я во всём этом виноват…

- Именно ты! Где еда, я спрашиваю? ГДЕ ЕДА?!

В голове у мандалорца кричали с десяток миллионов Йон и они не думала замолкать.

- Йона, пожалуйста, хватит. Тебе придется потерпеть, пока я не встану на ноги… и извини, что не воспринял твоё предупреждение посторониться в серьёз, - в горле першило, наверное, потому что он уже давно не напрягал голосовые связки. Как долго он здесь провалялся?

Видимо это подействовало на эспер, так как она замолчала, и Мидж слышал лишь её раздраженное тяжёлое дыхание.

- Вот вечно ты вляпаешься в какой-нибудь посик, - уже тише сказала она, садясь на его койку.

«Правильно говорить осик», - хотел было поправить её Галиан, но тут Йона подскочила с койки, и, услышав звук открывающейся двери, Галиан понял причину этого – в палату вошла медсестра.

Девушки смерили друг друга взглядами, затем, служащая больницы проверила показатели Галиана по приборам, поправила капельницу и сделала ему укол в вену другой руки. После чего молча вышла.

«Должно быть Йон’ика устроила им тут настоящее побоище…» - промелькнуло на краю сознания Галиана, так как он обратил внимание на то, что эспер заинтересовалась ваткой, которую медсестра использовала, чтобы перед уколом протереть руку Миджа.

- Что это такое? – спросила она, наклоняясь поближе, словно принюхиваясь.

- Сразу видно, что ты редко бывала у врача, - усталым голосом пробормотал мандалорец. – Это медицинский спирт.

- Хммм.

Эспер задумалась на секунду, затем встала, и заговорщицки подкралась к двери, за которой скрылась медсестра. Затем выглянула из-за неё. Кажеться она следила за уходящей служащей.

- Ближе чем 50 метров, - заключила девушка и тут же выскользнула из палаты.

Мидж даже не успел её остановить.

Что ж, теперь о выздоровлении можно было не волноваться.

Аль'Ахаби его просто убьёт.

Столкнувшись со столь нерадостной мыслью, оперативник закрыл глаза и погрузился в глубокий сон.

27

Йона
Прекрасно, весело и очень трогательно^^

28

Sawako
Пасибоhttp://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/81.gif

29

Симус о'Брайли/Виктор Ли. Школьное AU. Симус играет на гитаре в местной рок-группе, Виктор - студент по обмену. Защитить от приставаний. "Спасибо, но вообще-то я контролировал ситуацию".

читать

Гитарист, ирландец и просто хороший парень Симус о'Брайли хорошо знает, что такое первый день в новой школе. Хотя бы потому что имел счастье испытать всю глубину впечатлений на собственной шкуре, когда два года назад его семья переехала из Дублина в Бостон.
Он еще помнит все эти косые взгляды, шепотки за спиной. Не забывает, как невозможно найти место в столовой, хотя для него все проблемы уже позади. Он занял свое место на социальной лестнице новой школы, нашел свою ступеньку и вполне доволен жизнью.
Но память, лучший друг и враг, услужливо хранит воспоминания.
Поэтому когда учитель приводит в класс новенького студента, он, пожалуй один из немногих, смотрит на него дружелюбно и сочувствующие.
- Виктор Ли, студент из Таиланда, будет учиться у нас по обмену, - представляет учитель.
Симус с любопытством разглядывает новенького: невысокий (ниже даже самого Симуса, а он ведь тоже далеко не гигант), хрупкий. Вроде бы таец, но глаза голубые и волосы светлые, хотя в чертах лица все равно чувствуется что-то азиатское.
За спиной шелестят шепотки. Девушки оценили и не удивительно, он явно из тех, кто нравится девчонкам. Потенциальный конкурент? Посмотрим.
Новенький со спокойным любопытством скользит взглядом по классу. Волнуется? Возможно, но виду не показывает. Симус вспоминает, как два года назад сам стоял перед рядами из парт и не мог выделить лица в сплошных цветных пятнах перед глазами и явно выглядел и в половину не таким спокойным.
Хотя, может быть, чуть более веселым.
Когда он идет по классу до своего места, Симус ловит его взгляд и ободряюще улыбается. Просто на всякий случай, потому что помнит, как важно увидеть хотя бы одного дружественно настроенного человека.

Весь оставшийся день он краем глаза наблюдает за новеньким... за Виктором. Тот сторонится окружающих и не пытается идти на контакт, хотя, когда к нему обращаются, отвечает спокойно и дружелюбно. На перемене он исчезает.
Позже Симус видит его в коридоре с симпатичной блондинкой, которая весело о чем-то болтая, держит его за руки. Еще позже он выясняет, что блондинку зовут Урсулла и они родственники. Девушка производит фурор - неудивительно, с ее-то формами, лицом и экстремальным мини. На ее фоне брат почти не выделяется.
Как кажется Симусу, он и не особо стремится.
После обеда они снова в одном классе. На химии их разбивают по парам и Симус оказывается за одним столом с Ли.
- Привет, - он бросает сумку на парту рядом, устраивается на высоком лабораторном стуле вполоборота к парню. - Я Симус, рад знакомству.
Он протягивает руку. Рукопожатие у Ли крепкое и уверенное. Симусу импонирует то, что он при этом смотрит в глаза, мало кто может похвастаться такой открытостью.
Оставшийся урок они молчат, выполняя задание.
За весь день они больше не пересекаются.

За следующие несколько дней у Симуса входит в привычку присматривать за Виктором.
Своего рода ритуал: они здороваются, встречаясь у шкафчиков, иногда перебрасываются парой слов по пути на занятия. Работают в паре там, где приходится. Иногда обедают вместе.
Один раз к ним присоединяется Урсулла.
В остальном все идет как обычно: Симус плохо учится и много репетирует. За исключение того факта, что теперь он чаще появляется в школе.
Девушки в восторге.

Когда через пять дней Виктор не появляется на занятиях после ланча, он сначала не понимает, что не так. Смешно, но он начинает волноваться - обычно тот не опаздывает и не пропускает.
Симус сам не понимает, почему так беспокоится за этого парня, но чувство тревоги не оставляет и он отправляется на поиски.
Виктор обнаруживается на заднем дворе в компании местных гопников.
Его прижимают к стене, но, на удивление, тот не выглядит напуганным. Симус знает их главаря, о нем по школе ходят не самые приятные слухи. Когда тот проводит пальцем по щеке Виктора, Симус не выдерживает. Он помнит, как через неделю после перевода, его точно так же зажали в углу. О том, что произошло позже, он не хочет вспоминать.
Но это было два года назад и сейчас он не собирается позволить причинить вред другому новичку.

Симус не строит из себя героя, он нападает со спины, бьет сильно и по нужным точкам, как научили его друзья из ирландского квартала. Сейчас он защищает не только новичка, но и того парня, которым был два года назад.
Виктору хватает этой заминки. Симус краем глаза замечает, как он дерется: уверенно и спокойно, без злости, явно не в первый раз. Нападающих больше, но они отступают первыми.
Симус вытирает кулаком кровь с губы и поворачивается к Виктору.
- В порядке?
- В порядке.
Виктор выглядит слегка помятым, под глазом явно собирается расцвести фингал. Скула содрана, на рубашке оторван один рукав. Симус подозревает, что сам не многим лучше. Ухо саднит от особо удачного удара, костяшки пальцев содраны.
Возвращаться на занятия в таком виде явно не лучшая идея.
- Так.
Симус задумчиво трет татуировки на руках, потом мотает головой:
- Идем.

На стоянке в этот час почти никого нет - все на занятиях. Симус быстро проходит мимо рядов машин, Виктор осторожно следует за ним на некотором отдалении. Кажется, он несколько растерян.
- Смотри, - Симус, наконец, останавливается и поворачивается к Виктору. Ему больно улыбаться, но он все равно улыбается, как всегда, когда видит свою гордость.
За его спиной сияет на солнце хромированными боками зеленый спортивный мотоцикл. Виктор окидывает его взглядом и возвращается им к лицу Симуса. Тот от чего-то смущается и, чтобы не видеть этих ярких голубых глаз, отворачивается и начинает возиться с мотоциклом. Отстегивает второй шлем и, не глядя, отдает однокласнику.
- А куда, мы собственно, едем? - Виктор надевает шлем, садится на мотоцикл позади.
- Ко мне домой, - прежде, чем натянуть свой "интеграл", Симус снова улыбается. - Лечиться. Ты же не хочешь, что бы сестра волновалась, правда? Держись крепче.
Что отвечает Виктор он не слышит, но чувствует, как тот неуверенно обхватывает руками его талию.
Всю дорогу до дома сердце Симуса колотится как ненормальное, но он списывает это на адреналин. 

Уже у него дома Виктор произносит фразу, которая на несколько минут лишает Симуса слов:
- Кстати, да. Спасибо, что помог, но я вообще-то контролировал ситуацию.
Он несколько минут просто открывает и закрывает рот, не в силах сказать что-то осмысленное, а потом начинает смеяться.
Виктор все это время недоуменно смотрит на него, потом спрашивает:
- Я сказал что-то смешное?
Симус вытирает слезы с глаз, качает головой:
- Нет, ничего, не обращай внимания, - он протягивает ему грелку со льдом. - Приложи к глазу, а то завтра фингал будет - будь здоров.
Пока Виктор, запрокинув голову, держит лед, Симус ищет что-нибудь, чем можно замазать оставшиеся боевые раны. К счастью, йод и перекись - постоянные обитатели его комнаты.
Он смачивает ватный тампон перекисью и опускается на диван рядом с Виктором. Тот тянется забрать, но Симус отдергивает руку:
- Сиди уже, я сам. Лучше держи лед.
Пока он аккуратно обрабатывает ссадину, Виктор не двигается и, похоже, даже не дышит. Глаза закрыты, да и сам он натянут как струна, кажется, тронь - зазвенит.
Симусу ловит себя на неестественном желании коснуться чуть приоткрытых губ своими. От этой мысли ему становится страшно и он резко отдергивает руку:
- Ну вот и все.
Виктор наблюдает за Симусом краем глаза, пока тот ищет в шкафу футболку на смену его рубашке. Тот что-то тихо напевает под нос.
Виктор давно заметил, что тот за ним следит? Нет, следит плохое слово, от него веет низкопробным порно. Присматривает? Вероятно так, он чувствует покровительственное отношение ирландца с первого дня в школе. Понять бы еще с чего такая забота. Виктор не привык слепо верить людям.

Симус настаивает на том, чтобы отвезти его домой. Виктор живет в нескольких кварталах, ему не так далеко идти пешком, но ирландец говорит, что будет чувствовать себя виноватым, если с ним снова что-то случится.
Урсулла выбегает им на встречу, заслышав шум мотора возле дома. Она выглядит испуганной и взволнованной - по школе уже поползли слухи о драке с новичком. Она отвешивает брату подзатыльник и целует Симуса в щеку.
- В благодарность.
Симус замечает как темнеют глаза Виктора, но списывает это на набежавшее на солнце облако.
Когда они уходят в дом, он еще несколько мгновений смотрит таким похожим брату и сестре вслед и, разворачивая мотоцикл, уезжает.
Виктор смотрит на дорогу из окна своей комнаты, пока Симус не исчезает за поворотом.

Дни утекают, как вода сквозь пальцы.
Виктор постепенно осваивается в школе, заводит новых друзей.
Симус рад за него, но все чаще ревниво наблюдает, как он разговаривает о чем-то с неприступной красавицей Рин, на всю школу известной склочным нравом, которая непонятно что нашла в студенте по обмену. Или за тем, как к нему подсаживается поболтать Мани, миловидная девушка-неформалка, с которой Урсулла быстро нашла общий язык. Симус
убеждает себя в том, что это в порядке вещей.
В глубине души он жутко ревнует, но не признается в этом даже себе. Особенно себе.
Сюрпризом для всех становится то, что Виктор вступает в футбольную команду. Для всех, кроме Симуса - это он предложил ему заняться спортом и тот выбрал футбол.
А вот уже для Сиуса становится неприятным сюрпризом их внезапно установившиеся хорошие отношения с мечтой-всех-девушек, нападающим, отличником и просто идолом Алексом.
Когда в один из дней он видит Виктора, сидящего за обеденным столом вместе с "элитой", то решает, что тот больше не нуждается в "присмотре". А это значит, что можно вернуться к привычному образу жизни.
На следующий день вместо школы Симус идет на репетицию их группы.
Через неделю у них концерт в местном клубе.

Симус не появляется в школе уже третий день и Виктор начинает нервничать, не понимая, куда он пропал. А вдруг с ним что-то случилось? А вдруг он разбился на этом своем мотоцикле?
Виктор не находит себе места.
На четвертый он решается зайти к нему домой. Виктора встречает мама Симуса и его маленькая сестренка. Узнав, что они друзья, она приглашает его в гости и поет чаем с домашними пирожками. Шейла - так зовут сестренку - с визгом носится по всему дому.
Симуса дома нет.
Виктору нравится мать Симуса, она милая и похожа на ту мать, о которой он мечтал в детстве. Она радуется его аппетиту и ласково гладит по голове.
Симус так и не возвращается. Его мама говорит, что это, наверное, потому что у них скоро концерт и он сейчас много репетирует.
Так и не дождавшись его, Виктор уходит. Узнав, что они с Урсуллой живут одни, миссис о'Брайли вручает ему домашний пирог с яблоками.
Если припомнить, этими же яблоками пахли руки Симуса, когда он обрабатывал его ссадину.
Виктор понимает, что скучает.

- Ты в последнее время сам не свой, - Кир - барабанщик из их группы - присаживается рядом на высокий барный стул. Симус переводит на него взгляд.
- Я такой как обычно.
- Да ладно, - Кир хмурится. - Ходишь как в воду опущенный, на девушек не смотришь, улыбаться почти перестал. Что такое-то? Неужели... - он хитро улыбается - наш ловелас о'Брайли влюбился? Кто она? Я ее знаю?
- Что? - Симус впервые за долгое время проявляет хоть какие-то эмоции в разговоре. - Не говори глупости.
Он целенаправленно смотрит в свою кружку с пивом.
- Ты покраснел! - торжествует Кир. - Давай колись.
- Да ну тебя к такой-то матери, - Симус отворачивается. Глупости какие. Это просто... волнение перед концертом. Да. Именно.

Оставшиеся несколько дней настроение Виктора оставляет желать лучшего.
За день до концерта Симусу все-таки заглядывает в школу. Не то чтобы ему очень хочется, но мама ненавязчиво намекает, что пора бы поиметь совесть. А мама у него умеет убеждать.
Возле шкафчиков он сталкивается с Виктором.
- Привет, - Симус старается вести себя как обычно и улыбаться как обычно. Тот просто долго смотрит на него и отвечает:
- Давно не виделись.
В груди у Симуса что-то ухает куда-то вниз от арктического холода в голосе Виктора.
- Да, давно, - он набирает код на шкафчике, чуть надавливает на дверцу, чтобы открыть. Забирает оттуда учебники. - Извини, дела.
- Да, конечно. Я понимаю, - Виктор улыбается, но как-то... не так, как обычно. Отгораживается дверцей своего шкафа. Симус не уходит, стоит прислонившись плечом к своему, рассматривая его. Виктор захлопывает дверцу, возможно, чуть более сильно, чем нужно. - Что?
- Ничего, - Симус чуть заметно улыбается. - Вот, держи.
Он берет руку Виктора в свою, вкладывает в нее картонный прямоугольник и уходит. Когда Виктор переводит взгляд с его неестественно прямой спины вниз, он видит пригласительный на концерт.
Симус, уходя, сжимает руку, как будто пытаясь удержать в горсти ощущение прикосновения.

В клубе дымно, темно и шумно. И очень тесно - Виктора постоянно то толкают, то пихают, то наступают на ноги.
Он лавирует среди всех этих людей и уже отчаянно жалеет о том, что вообще пришел на концерт. Он не собирался вообще-то. Но Урсулла нашла приглашение в его сумке и почти силой выгнала его из дома.
Пришлось идти.
Он находит место в стороне от сцены, там кондиционер и относительно свежий воздух, да и народа значительно меньше. Здесь его и находит Алекс.
- А ты что тут делаешь? - удивляется Виктор.
- Моя девушка любит подобные мероприятия, - тот улыбается и пожимает плечами. - А вот ты не похож на любителя, да и девушки нет.
- Меня... друг пригласил, - Виктор отводит взгляд, смотрит на часы.
Концерт должен начаться с минуты на минуту.

Концерт вот-вот начнется.
Симус нервно меряет шагами гримерку и мысли его далеки от музыки как никогда. Друзья из группы готовятся к выступлению, их солист раздает последние указания. Симус, не слушая, кивает. Они так много репетировали, что он помнит их все наизусть.
Час икс наступает как-то неожиданно. Он выходит на сцену, берет в руки гитару. Сзади возится Кир, устраиваясь за барабанной установкой. Еще один гитарист стоит с противоположной стороны сцены.
Симусу страшно смотреть в зал.
Кир отбивает ритм на палочках и они начинают играть. Зажигательная мелодия подхватывает зал, голос солиста вписывается в нее идеально. Симус отдает музыке самого себя, сейчас он - важная часть того, что происходит на сцене. Пусть ему не очень весело, но струны сами ложатся под пальцы и он забывается в эйфории концерта и исходящих от зала эмоций.
Они исполняют еще несколько быстрых песен. А потом притухает свет и Ри - их солист - начинает медленно выплетать первые слова баллады. Симус подхватывает их, одновременно проводя по струнам с такой тоской и нежностью, которой сам от себя не ожидает.
В зале зажигаются звездочки огоньков.
Впервые с начала концерта Симус рискует взглянуть на собравшихся зрителей. Их лиц почти не видно в неверном свете зажигалок и только у стен горят тусклые лампы.
В свете одной из них он видит Виктора. Тот стоит, прижавшись спиной к стене и, кажется, не сводит глаз со сцены. На мгновение их взгляды пересекаются, но потом в поле зрения возникает Алекс, который что-то говорит, положив руку на плечо Виктора. Симус поспешно отворачивается.
За этой песней следует небольшой перерыв.

За кулисами Симус подходит к Ри и долго с ним разговаривает. Тот сначала долго отнекивается, но потом машет рукой и, бормоча что-то о влюбленных придурках, уходит менять костюм.
Симус укоризненно смотрит на Кира, тот улыбается во все тридцать два зуба.
- Ну и зачем было все рассказывать, да еще и не правду? - интересуется он.
- Ты просто себя в зеркало не видел, - хмыкает Кир и сбегает под благовидным предлогом - развлекать публику соло на барабане.
Симус качает головой.

Виктор терпеливо ждет, пока музыканты вернутся. Ему уже не хочется уходить, не сейчас по крайней мере.
Первым появляется барабанщик, который долго выстукивает нечто ритмичное, но Виктор думает о своем.
Больше всего в этой группе ему понравилась гитара, пожалуй.
- А сейчас песня о настоящей дружбе, - произносит солист... и отступает от микрофона. К стойке не очень уверенно подходит Симус.
Виктор не сводит глаз со сцены. Он что, будет петь?
- Это разве не Симус? - спрашивает Алекс, тоже глядя на сцену.
- А? - Виктор поворачивает голову. - Да, Симус.
Он уже ничего не слышит, потому что проигрыш заканчивается и о'Брайли начинает петь. У него красивый, пусть и не очень сильный голос. Не такой впечатляющий, как у солиста, но Виктору нравится.
Он почти не разбирает слов, но эмоции проходят по спине мурашками.
Симус откидывает с лица упавшую прядь и кладет руку на микрофон. Их взгляды снова встречаются и Виктор невольно подается вперед.
Он не понимает, что с ним творится.

После концерта он ждет Симуса у заднего входа. Он хочет сказать... он сам не знает, что хочет сказать. Он понимает, что все это ненормально.
Виктор стоит чуть в стороне, а у двери толпятся девушки. Пусть не очень много, но человек пять загораживает дорогу музыкантам. Завязывается оживленная беседа.
- С этим девицами всегда так, - вздыхает кто-то рядом с Виктором. Он оборачивается и видит хорошенькую рыжую девушку. Она не очень довольно наблюдает за сценой у входа, хмуря тонкие светлые брови.
- А ты...
- Сола, - она кивает. - Девушка вооооон того недоразумения, - еще один кивок в сторону барабанщика. - А ты? Тоже кого-то ждешь?
Виктор пристально смотрит сразу на двух девушек, которым улыбается Симус.
- Нет... пожалуй нет, - он отступает назад, но в это время Симус замечает их и направляется в их сторону.
- Привет, Сола, привет, Вик, - он обхватывает их за плечи и тащит за собой, не оставляя возможности вырваться.
- Мы с ребятами собираемся немного отметить, - Симус кажется немного пьяным. Вероятно, еще не сошла эйфория выступления. Он со смехом толкает Солу в объятья Кира и поворачивается к Виктору: - Ты с нами.

Виктор думает, что они поедут в другой клуб, но они едут в паб. Судя по приветственным крикам, музыкантов здесь хорошо знают.
Виктор чувствует себя не в своей тарелке, но Симус шагает рядом, весело болтая о чем-то незначительном и он несколько успокаивается.
- Ты просто обязан попробовать пиво здесь! - на стол перед Виктром опускается кружка с янтарной жидкостью. - Лучшее пиво в Бостоне.
Симус придвигает кружку ближе.
- Попробуй.
- Я не очень люблю, - отвечает Виктор, отодвигаясь.
- Да ладно, - Симус смеется. - Просто попробуй. За наш успех! Верно, ребята?
Их поддерживают криками другие посетители. Приходится выпить. Симус сияющими глазами смотрит за тем, как он делает глоток.
Другие музыканты не обращают на них внимания.
- Ну как? - о'Брайли волнуется так, будто варил это пиво собственноручно.
- Неплохо, - Виктор вынужден это признать, хоть он и не любитель пива. Лицо Симуса так близко, что у него начинаю гореть щеки. или это от выпитого?
За одной кружкой следует другая, за ней следующая. Ирландцы оказываются - или уже просто кажутся? - на редкость гостепиимными ребятами, милыми и компанейскими. За темным следует светлое, за Хеннеси - Гиннес, и все обязательно надо попробовать и выпить до дна, чтобы не обидеть хозяев.
Виктор теряет счет выпитому. Последнее, что он помнит, как они с Симусом, весело хохоча и поддерживая друг друга, выбираются из паба на свежий воздух. Дальше провал.

Утром Симус просыпается от того, что ему тяжело дышать - на животе как будто камень лежит. Он со стоном приподнимает гудящую голову и с таки же стоном падает обратно на подушку, надеясь, что ему все привиделось.
Виктор сладко спит, устроившись головой на его животе, растянувшись поперек кровати. Думать о том, почему на них обоих нет и нитки одежды совершенно не хочется, а воспоминания прорываются как-то очень смутно через туманную завесу.
... вот они вваливются к Виктору домой...
... потом Симус, как более трезвый, помогает пытающемуся не смеяться в голос Виктору подняться в комнату.
Тот цепляется за его плечи и приглушенно смеется в его воротник, щекоча дыханием шею.
... в комнату они "выпадают", споткнувшись на самом пороге. Виктор оказывается сверху. Он долго смотрит Симусу в глаза, а потом толкает ногой дверь.
Та захлопывается.
Темнота.
Еще Симус помнит, как помогал Виктору раздеться, потому что тот никак не мог расстегнуть пуговицы на рубашке, жалуясь, что те уворачиваются. А потом?
Симус не уверен, что хочет вспоминать о том, что случилось потом, но память, враг и друг, упорно подкидывает новые и новые подробности.
Например о том, как на последней пуговице, Виктор подался вперед, прижимаясь к нему всем телом, и крепко поцеловал. О том, как Симус не стал сопротивляться, когда тот повалил его на кровать, стягивая футболку. Как он запутывался пальцами в светлых волосах, как скользили руки по горячей коже. Как он сам, уже вполне самостоятельно, целовал влажные теплые губы с легким привкусом солода.
Кажется, дальше он отключился от переизбытка чувств, потому что дальше ничего вспомнить не смог.
Оно и к лучшему, даже этой малости хватает.
Симусу как никогда в жизни хочется провалится под землю.
   
Виктор просыпается от того, что твердая поверхность под его щекой шевелится. Он поднимает голову и встречается взглядом с Симусом, на чьем животе так удобно провел ночь.
У обоих в глазах одна и та же просьба: скажи, что ничего не было.
Симус чуть приподнимает бровь, Виктор отрицательно качает головой. Он вообще не помнит, чем закончился вчерашний вечер. Точнее помнит, но вчера ему казалось, что это - всего лишь хороший сон. Сегодня обернувшийся кошмаром на яву.
И как ему теперь смотреть в лицо о'Брайли?
Тот, кажется, задается тем же вопросом.
А еще Виктор продолжает упираться руками в постель по бокам от него, а в серых (надо же, как он раньше не заметил?) глазах Симуса плещеться что-то вроде неуверенности. Как будто он мучитльно пытается сообразить, так ли ему было неприятно, как должно быть.
Симус вспоминает все, что чувствовал за эти дни, намеки Кира и собственные мысли. Стоит ли врать себе?
Гитарист, ирландец и просто хороший парень Симус о'Брайли знает, что это не приводит ни к чему хорошему.
Поэтому он приподнимается на кровати, кладет руку на затылок студента по обмену, тайца и просто привлекательного юноши Виктора Ли, и, наплевав на все тормоза, общественное мнение и собственные предрассудки, целует такие мягкие податливые губы.
В конце концов, новички навсегда остаются новичками.
И должны держаться вместе.

30

ОМП/ОЖП научник/аналитик. Вместе разрабатывать план задания. "Может быть ты поцелуешь меня уже наконец?"

Оуч

Свет от настольной лампы, с трудом пробивающийся сквозь густое облако сигаретного дыма, высветил на полу  исписанную наполовину тетрадь, разбросанные книги и папки с отчетами, вырванные и скомканные листы покрытые не ровными строчками. И самый край большой карты, находящейся на той узкой границе отделяющей оранжеватый свет от полумрака.  И прямо на полу, положив ноги на карту и прислонившись спинами к столам, сидели мужчина и женщина, а разделяла их пачка сигарет, пепельница  и наполовину полная бутылка самой обычной водки, а в двух красных кругах стояли стаканчики, в простонародье именуемые стопариками.
- Не волнуйся, ночь длинная, - мужчина достал сигарету и закурил, - Еще успеем  все закончить.
В комнате уже не возможно было дышать, табачный дым пропитал все  и отказывался покидать помещение через широко распахнутое окно. Сквозняк шевелил разбросанные листья.  И волосы женщины. Она что-то писала, и не отрываясь от своего занятия ответила.
- Я не волнуюсь, - поставила точку, довольно улыбнулась и положила очередной исписанный лист перед ним, - Я уже закончила.
Мужчина удивленно изогнул бровь. Женщина улыбнулась и отбросила длинные волосы назад. Ей показалось или он отвел глаза, прячась за свою проклятую сигарету?  Она ничего не сказала. Опять.
- Ну, значит и я сейчас, - улыбнулся он просматривая новый лист и поверх него иногда рассматривая женщину. Она молчала, накручивая тонкую прядь на палец. О чем-то думала? Мужчина дернулся, когда столкнулся с ней взглядом и попытался спрятаться в переплетении букв и каких-то странных смыслов.
Она устало вздохнула, забрала у него бумагу и сигарету. Снова молчать ей не хотелось. Мужчина как-то затравленно посмотрел на гаснущий в пепельнице огонек.
- Может быть ты поцелуешь меня уже наконец? - тихо спросила она.
- Может быть, -   согласился он и заправил выбившуюся прядь за ухо. Она вздрогнула и непонимающе  заломила тонкую бровь.
Свет от настольной лампы, с трудом пробивающийся сквозь густое облако сигаретного дыма, высветил на полу  исписанную наполовину тетрадь, разбросанные книги и папки с отчетами, вырванные и скомканные листы покрытые не ровными строчками. И самый край большой карты, находящейся на той узкой границе отделяющей оранжеватый свет от полумрака.  И прямо на полу, положив ноги на карту и прислонившись спиной  к столу сидел мужчина  и целовал  женщину. На этот раз их ничего не разделяло…

Отредактировано Анонимус (2011-06-11 13:06:54)


Вы здесь » Корпорация MayDay » Творчество » MayDay Hot. Исполняем желания.