Корпорация MayDay

Объявление









ВНИМАНИЕ!

В текущий момент форум приостановил свою работу и находится в замороженном состоянии.
Он остается открытым, как площадка для общения и, если кому-то из наших игроков до сих пор интересен мир Корпорации и он хочет продолжать играть здесь или общаться.
Конец сообщения.
Правила
Обязательны к прочтению

Об игре
Концепция игры, прием в игру, способности, оружие, квесты, время, ранги

Информационный буклет
Сеттинг

Новости по форуму
Все, что мы имеем вам сказать по сюжету, изменениям на форуме и так далее

Что происходит по локациям

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Лабиринты отражений » На очередном витке


На очередном витке

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

где-то незадолго до текущих событий

Тихо капает вода,
У меня стряслась беда...

До каменного свода над головой можно было дотянуться кончиками пальцев, если встать на цыпочки и сильно потянуться вверх. Встав в центре и раскинув руки можно коснуться стен. Двери нет.
Земляной пол заботливо устелен ковром с толстым ворсом, в глубине, в одном из углов, притулилась стопка новеньких матрасов и цветастая расшитая подушка. В одной из стен в нише даже оказалась спрятана уборная - ее Урсулла обнаружила, нажав на выразительно выступающий камень.
Пожалуй, из всех камер, где ей раньше доводилось бывать, эта была самой комфортабельной. Что не отменяло того факта, что она снова оказалась взаперти, непонятно где и непонятно почему. И что за судьба такая дурацкая?
Ни окон, ни дверей - камеру освещал магический пульсар. Тем не менее, система вентиляции тут определенно есть - иначе Урсулла давно бы задохнулась в этом каменном мешке.
Девушка, поджав ноги, сидела на матрасе. С момента, как она пришла в себя в этом месте, она успела осмотреть и измерить комнату, обстучать стены и сорвать голос, ясно поняв, что на этот раз даже надсмотрщики не предусмотрены.
Теперь она мрачно пинала подушку и думала - а что еще оставалось? Кто бы ее не похитил, он точно не был дураком. С нее сняли все украшения (весьма скромные и состоящие из подаренного Виктором кулона, с которым Урсулла не расставалась никогда), о коммуникаторе и телефоне даже речи не шло.
Похититель, как бы мерзко ни было думать об этом, даже раздел ее. Вероятно, опасался спрятанных в одежде передатчиков, чертов псих. При мысли о том, что какой-то маньяк прикасался к ее телу, Урсуллу передергивало.
Пришлось соорудить тогу из накинутой на матрасы простыни и завернуться в одеяло - от камней и пола холод шел почти что могильный.
Итак, рассуждая логически (а что еще остается?).
Как она выходила из кафе видели многие, да вот толку? Переулок, где располагалась кофейня, более чем безлюден и окна в большинстве домов на тот момент не горели. Все произошло слишком быстро - Урсулла даже среагировать не успела, не то что закричать или попытаться позвать на помощь.
Камеры в Корпорации, конечно, на каждом углу, но и у них есть слепые зоны. Можно, конечно, надеяться, что ее поймал полный идиот, вот только в таких ситуациях Урсулла всегда рассчитывала на самое худшее.
Где она находится она даже примерно не может предположить. Скорее всего, где-то на территории планеты Корпорации кем бы ни был похититель, он не смог бы пройти через барьеры без разрешения и, тем более, протащить ее за собой.
Значит, надежда, пусть слабая, что ее найдут все-таки есть.
Урсулла уткнулась головой в колени. Не нужно быть аналитиком, чтобы догадаться, что это похищение не случайно и связно, скорее всего, с тем самым таинственным поклонником. Но знает о нем только Джонс - со всеми треволнениями она даже Виктору не успела рассказать.
Виктор. На этой мысли Урсулла зло ударила кулаком по матрасу, представив, как будет волноваться брат, когда она не вернется домой.
Может быть, оно и к лучшему. Обнаружив, что ее нет, брат наверняка разовьет бурную деятельность. Проследить ее перемещения сегодня не так уж и сложно, как и выйти на Джонса. Вик ведь умница, он обязательно ее найдет.
Если сможет.
Урсулла закусила губу. Главное не бояться и верить.
В стене со скрипом открылся проход.

2

Прошлое в прошлом, а раны сохранились. Примерно так описывал своё положение в обществе и эволюции Джонс. Не то, чтобы ему давил на нервы опыт, скорее он просто вылезал там, где он нужен, и именно поэтому он приставил некоторых работников силового, которые ещё не слишком добились влияния, и готовы поработать, за дополнительную к тому же ещё и плату, конечно, к слежению за одной блондинкой. Джонс почесал затылок и тряхнул головой, сидя в кресле дома перед камином в домашних уютных тапочках; он изучал какие-то документы новеньких или напротив же, смотрел на изъятые вещдоки, которые необходимо было как бы уничтожить.
Тактика всех поколений сохраняется в этом «как бы». Уничтоженные вещ. доки каким-то образом, совсем уж нелепым, оказываются у работников полиции, милиции, S.w.a.t.’а, жандармерии, Корпорации…
Джонс подкидывал в руках складной ножик и обдумывал, когда преступник проявит себя? О, он слишком хорошо знал всевозможных психопатов и фанатиков идей, чтобы даже обдумывать возможность «а может глупость это всё?». Глупость, конечно, заключалась в том, что сейчас брюнет даже работать не мог, не думая о Витте. Её не обязательно схватят именно сейчас, хотя вот, например, шрам на шее почему то заныл и Джонс слишком уж привык доверять себе, чтобы не снарядиться этим самым раскладным ножом и не выйти на улицу.
Как раз в это время ему на телефон и пришло сообщение о возможном похищении.
Он пнул ближайшую скамью и быстро позвонил силовику, который тут же ответил ему несколько волнующимся голосом.
Я хотел помочь! Правда, но как только я забежал в тот переулок, он как сквозь землю провалился, мне очень жаль.
Джонс, спустя каких-то десять минут оказался на месте.
Не врал же опыт, ох как не врал. И хоть он сам такому исходу был не рад, уж лучше так.
И чего ей взбрендило в одиночку отправляться по улицам в такое-то время? Когда какой-то псих посылаете ей цветы? Женщины! И где был этот самый ангел-брат-мать его-хранитель? Ладно, если не раздумывать что и как, то можно успеть пресечь возможную трагедию. Парень прошёлся с ним до закоулка и включил фонарик, ничего особого он там не обнаружил. Мужчина хмыкнул, и не долго думая, прошёл вперёд. С ноги он сбил мусорный бак и тот завалился на бок, раскидывая груды мусора и открывая для созерцания люк.
«Это твоя главная ошибка», ухмыльнулся Джонс и протянул руку к силовику, тот вначале не понял, но затем всё-таки отдал фонарик. 
Я должен кому-либо сообщить об этом? — скорее себя спросил юноша.
Ты… — Джонс сжал в руках нож, а затем вспомнил, что то время, когда он избавлялся от свидетелей и убивал - закончилось. Она ухмыльнулся вновь.
Если я не вернусь через часа три, то собери небольшую группу, — он отодвинул крышку люка и спрыгнул в проход.
Силовик нервно вздрогнул.
«Мне что тут три часа торчать?! Чертов сукин сын!»

Джонсу это несравненно что-то напоминало, какой-то посыл из прошлого. Собственно, он тоже поступил неблагоразумно. Ведь стоило наведаться в силовой, взять меч после техосмотра и только потом идти в эту канализацию спасать прекрасную принцессу-хакера…кхм. Мало ли что за существо украло девушку, а он кто против него с какой-то тупой раскладушкой?
Не углубляясь дальше в розги самого себя, он пошёл вперед по канализации. Единственное её отличие от лондонской - это чистота, а ещё отсутствие мутантов (он очень на это надеялся). Хотя запашок был тоже не особо прелестным.
Гадят люди во всех измерениях одинаково.
Ну и где он найдет её?
Он осматривал территорию канализации, его желтые глаза мистически светились в темноте, а черные зрачки метались из стороны в сторону, пока он не заметил какой-то странный кулон в груде мусора с оторванной веревкой. Он присел и подхватил тот пальцем. Джонс вспомнил, что Урсулла каждый божий день и час носила его на себе, и вряд ли рассталась бы с такой вещью по собственной воле.
Сунув находку в карман плаща, он пошёл дальше, чувствуя, что идет по верному пути.

Отредактировано Джонс (2011-10-03 20:10:04)

3

Урсулла всегда знала, что за таким вот зловещим скрипом обычно ничего хорошего не следует, но пока что за ним не следовало вообще ничего.
За очерченным светом пульсара дверным проемом все терялось в какой-то бесконечной темноте, так, что непонято было - а стоит ли на пороге ее темницы кто-то живой. Впрочем, сомнения длились недолго - в комнату, чуть пригнувшись из-за слишком низкой балки, шагнул высокий одетый в черное брюнет.
Чем-то он напоминал Джонса, даже глаза скрывали похожие солнцезащитные очки. Только вместо кожаного плаща на похитителе (а кто это еще мог быть?) красовалась длинная черная мантия.
Урсулла к тому моменту уже оказалась на ногах, чувствуя себя полной дурой: принимать боевую стойку в тоге из простыни, наверное, было не самой удачной идеей.
Впрочем, незнакомец даже не улыбнулся.
- Ну вот мы и встретились, - он сделал шаг ей навстречу. Что-то настолько страшное было в этом вкрадчивом голосе, что девушка невольно отступила на шаг назад.
Так они и двигались по комнате, шаг за шагом, пока Урсулла не почувствовала, как холодит лопатки каменная стена. К этому моменту ей уже стало не на шутку страшно, впервые, наверное, за долгое время, с самого момента попадания в Корпорацию.
Мужчина неторопливо приблизился и занес руку. Урсулла ожидала, что он ее ударит, но тот просто ласково коснулся щеки рукой в кожаной перчатке.
- Ты знаешь, что любовь похожа на розу?
Что? Урсулла удивленно сморгнула.
- Ее щипы могут больно ранить.
В другое время ей бы стало смешно от подобного пафосного бреда, но когда такие речи исходят от человека на  две головы выше тебя и намного... намного больше, обычно происходит переоценка ценностей.
- Ты очень жестоко поступила со мной, Урсулла.
Сколько мягкой укоризны в голосе. Вместо ответа девушка без размаха вогнала кулак в район его солнечного сплетения. Удар получился хороший, Урсулла могла в этом поклясться, нормальному человеку хватило бы на пару не самых приятных минут, вот только мужчина даже не поморщился. Он очень мягко отвел ее руку в сторону и наотмашь ударил девушку тыльной стороной ладони по щеке.
Коронный удар Арчи или знаменитый удар Арчи - так называли его в одном фильме, который так  и не успели снять в ее родном измерении, так что смотреть его пришлось уже в Корпорации. Кто бы мог подумать, что это настолько больно?
- Нельзя играть с чувствами людей, Урсулла, не заставляй меня быть грубым с тобой. Я не хочу причинять тебе вред.
Опустив руку, мужчина отступил на пару шагов назад.
- Подумай об этом.
Урсулла смолчала и на этот раз. А что она могла сказать, с сорванным-то голосом? Бить его, как она уже поняла, все равно бесполезно. Всего и остается, что смотреть, а от взглядов обычно мало толку, если они не сопровождаются хорошим заклинанием.
Жаль, что она не маг.
- Не пытайся звать на помощь и не думай сбежать. Об этом месте не знает даже ваш Арканад, так что тебя здесь все равно не найдут, а путь до камеры знаю только я. Так что, надеюсь, в следующий раз мы придем к взаимопониманию.
Погасив пульсар, мужчина вышел из камеры. Оставив Урсуллу в полной темноте.

4

Как же он ненавидел замкнутые пространства!
Джонс коротко хмыкнул, посмотрев на узкий проход и, ясное дело, туда не пошёл, а свернул, но жизнь преподносит недобрые сюрпризы: там оказался проход ещё уже. Ладно, он вернулся и прошёл в небольшой проулок между стенами. С трубы периодически капала вода, разрушая почти что кладбищенскую тишину, впрочем, на кладбище хотя бы птицы есть, и ежи. Джонс приложился ухом к стене, и почувствовал только небольшую вибрацию и журчание воды.
Он пошёл дальше, надеясь на удачу, коей, чуть-чуть, но всё-таки обладал.
Вскоре он понял, что спускается ниже, и место кажется всё больше и больше заброшенным. Интересно, Арканад или кто-нибудь из директоров знает об этом месте полностью? И вообще они тщательно исследовали место своего правления? Он надеялся что да, ибо если брюнету с Урсуллой открутят головы, то искать-то их должны пойти сюда, но если места эти неизученные… Ага, лишний повод, как любил говорить его один старый знакомый. Время тянулось невероятно медленно, и бывший сенатор уже не мог предположить, сколько бродит здесь точно, впрочем, не больше часа точно, хотя казалось что больше дня.
Спускаться ниже смысл имело ровно до тех пор, пока он не услышал шумящие воды и, кажется… бриз? Отлично, он либо где-то под пляжем, либо ещё глубже. Джонс пошёл вперёд и не сразу (просто занимался в голове тем, что обдумывал предстоящие возможные исходы всех этих событий) заметил белые полосы под ногами и громадную тень. Силовик поднял голову и недобро усмехнулся – над ним, высотой в метрах четырех находился потолок из толстого стекла, над которым плавали рыбы и местная морская немаленькая фауна.
Воду Джонс тоже ненавидел.
Он ускорил шаг и наконец, оказался у винтовой лестнице, ведущей вниз. Вообще, он туда идет? А то сейчас окажется в научном, вот смеху-то будет. Ему. Они-то ни о чем не догадаются, он смолчит. Впрочем, спустившись, он обнаружил только три стены – две по бокам, и одну перед собой. Затем он сделал тоже, что и всегда, приложился к стене ухом и начал слушать, прикрыв глаза. Джонс уловил шаги, гулкие, тяжелые, вряд ли принадлежащие Урсулле, и грохот, возможно, упавшей мебели.
Если бы здесь находился меч, то он бы просто проломил стену, переведя оружие в разрушительный режим, но сейчас у него ничего нет. И всё-таки как-то же этот тип оказался за стеной, возможно, он свернул в более узкий проход? Но возвращаться туда слишком долго… он осмотрел стены и вскоре обнаружил один выступающий камень, однако нажав на него, ничего не произошло. Тогда Джонс просто тупо начал жать на всё подряд, и когда уже отчаялся и повернулся назад, то наступил на какой-то выступ и почти моментально оказался с другой стороны стены в, не сказать что уютном, месте.
Как и любое другое, оно оказалось темным. Джонс тряхнул головой, стараясь отогнать неприятные ощущения находиться запертым, и приготовил складной нож, выпустив лезвие. М-да, он провел по нему большим пальцем, тупее некуда. Здесь находилось множество камер, как открытых, так и закрытых.  В одной такой валялся хитиновый скелет какого-то существа, в другой - человека. Он радовался лишь одному, было не так узко.
Здесь находилось камер больше, чем достаточно, и почему-то Джонсу казалось помимо того, что он слышал в другой комнате, что он на верном пути. Вот только Урсуллы он нигде не обнаружил. Мужчина посмотрел на дальние камеры, в которых не было даже окошка. Там? Он не мог знать наверняка, а разрушить такую конструкцию бы не сумел, да и вряд ли, кто сумел бы с первого раза. Он подошёл к плотной двери, посмотрел в неё пару секунд и вновь приложил ухо. Тихо, как в морге. Хотя стоп, какое-то легко уловимое движение он всё-таки уловил. Крыса или человек?
Можно будет покричать, всё равно ему деваться больше некуда, но вместо этого, он просто постучал в дверь два раза.

Отредактировано Джонс (2011-10-08 14:24:24)

5

В психологии родного мира Урсуллы (возможно, не только его) существовало такое понятие - девушка не припомнила его с ходу, пришлось покопаться в памяти - сенсорная депривация. Под хитрым словосочетанием подразумевалось лишение одного или более органов чувств внешнего воздействия. Как и многие другие явления их действительности, имело оно и светлую и темную сторону - в зависимости от обстоятельств.
Так, в небольших дозах (то есть, при недолговременном воздействии, точнее, отсутствии такового) сенсорная депривация считалась хорошим способом релаксации, использующимся в нетрадиционной медицине, йоге и прочих практиках. Однако, в случае более длительных сеансов, последствия были не так прекрасны.
Стоит лишь упомянуть, что сенсорную депривацию использовали как один из видов пыток...
Говорят, в случае длительного лишения внешнего воздействия, у человека начинались галлюцинации, да и на общее состояние рассудка влияло это все не очень хорошо.
К чему все это? Как аналитик, пусть и хакер, девушка привыкла анализировать происходящие с ней события с точки зрения предполагаемых последствий, положительных и не очень. А сейчас, в общем-то, больше ничего и не оставалось - как только она переставала отвлекаться на размышления, окружающая действительность накатывала во всей своей красоте вместе с приступами паники, от которых становилось тяжело дышать.
А еще в темноте совершенно невозможно считать время, так что девушка не смогла бы сказать, сколько прошло минут или часов с того самого момента, когда она на ощупь добралась до своего лежака после того, как ушел ее похититель.
Сейчас она лежала с закрытыми глазами в темноте (интересно, почему, оказавшись в темноте, человек первым делом закрывает глаза?) и пока что просто думала, всеми силами пытаясь ощутить на себе положительные эффекты от сеанса сенсорной депривации сразу по двум направлениям вместо тихой паники от оглушающей тишины и постепенно проявляющейся клаустрофобии. Урсулла в жизни не страдала боязнью замкнутых пространств, но в таких обстоятельствах она проявлялась волей-неволей.
Мысли думались невеселые. Черт знает когда этот странный человек решит показаться вновь. Значит, сколько ей придется провести в таком состоянии неизвестно. Хорошо, если всего несколько часов, но что если оно будет продолжаться сутки, или двое или больше? Такими темпами ей грозят большие проблемы.
За размышлениями Урсулла не заметила, как уснула.
Тихий, едва уловимый стук, сначала показался ей первым предвестником начинающихся галлюцинаций. Однако стук повторился, заставив девушку вскочить с места, прислушиваясь. Либо начались слуховые галлюцинации (рановато как-то), либо...
Девушка, путаясь в складках простыни и пару раз чуть не упав, вдоль стены добралась до того места где, предположительно, находилась дверь.
- Кто?
Получилось хрипло и очень тихо, голос еще не восстановился, да и нереально это - за столь малый срок. Поэтому, не найдя ничего умнее, Урсулла постучала в ответ, азбукой Морзе. Сигнал означал банальное S.O.S, и поддавался расшифровке далеко не каждому уроженцу ее мира, чего уж говорить о других. Но хотя бы становилось понятно, что она разумное существо и это не просто совпадение.
Девушка замерла, прислушиваясь к звукам с той стороны.

6

OK.
Ответил азбукой Морзе Джонс и начал осматриваться на возможность того, как вообще сломать эту дверь или банально, отпереть. Скорее всего, ключи находятся в противоположной комнате, иными словами: тихо уйти не получится, только если бы у Джонса меч с собой валялся, то… но его нет. И возможно там, за дверью, Урсулла. Возможно? Какая ещё девушка знает азбуку Морзе? И кого уволокли сюда в канализацию? Это определённо она.
Он чувствовал.
Джонса вновь посмотрел на тупой ножик в своей руке и, услышал шаги. Он повернул голову, улавливая в темноте бледный силуэт мужчины, ни много ни мало, даже выше него. Даже очки одинаковые. Отлично, противник то, что надо, еще, скорее всего и…
В ушах зазвенело.
Это не обычный звук, его нет, это непонятные волны, или инфразвук, от которого ты просто глохнешь, а барабанные перепонки разрываются на части. Если он что-то не сделает, то оглохнет... ладно, не навсегда, в корпорации починят, так что, собрав в кулак всю силу, он метнул нож.
Мужчина поймал его на лету и вернул обратно, Джонс из-за звона в ушах не поймал, потому тот стукнулся о стену и грохнулся на пол. Внезапно комнату накрыла волна ясного, жгущего глаза света, настолько белого и солнечного, что он так и ослепнуть мог, впрочем, очки помогали.
Он кинулся обратно и схватил нож.
Звон проходил, и это не хорошо.
Однако на данный момент, он смог подобраться к своему сопернику и нанести быстрые и сильные удары кулаками и ножом, мужчина не особо рассчитывал на ближний бой, и, кажется, в этом был не настолько силён. Тупое лезвие проехалось по мантии, и враг, перехватив запястье Джонса врезал ему лбом в лоб. Мозг превращался в кашу.
Он нанес пару ударов в солнечное сплетение свободной рукой, и соперник тут же отпрыгнул, схлопнув ладони вместе, после чего направляя в Джонса световую волу.
Свет – это волна, так или иначе, связанная со звуком, вот оно что.
Он прижался к стене, пропуская оную мимо и призадумался.
А на кой хрен ему очки? Ну вот, просто так.
Джонс сжал в руке уже погнутое лезвие вещ.дока, и ухмыльнулся, соперник же уже готовился сжечь нежелательного визитера полностью и направил в него две волны, но тут бывший сенатор уклонился от одной, зато вторая прошлась по его плечу, и с силой, словно хватка зверя, пришибла к тупику тюрьмы.
К тупику, была бы территория хотя бы чуть-чуть побольше…
Силуэт мужчины полыхал светом, и если раньше это был неразличимый свет, то сейчас Джонс отчётливо видел волны, ленты, которые менялись во времени и пространстве.
Физика. Чертова.
Он откашлялся кровью, и отлип от стены, ощущая, что наверняка продавил ту. Бывший сенатор отряхнул рукав, а мужчина сжал руку в кулак, начав собирать энергию вокруг себя. Тогда силовик просто побежал на него.
Соперник тут же выпустил волновой фронт, который, разумеется, сбил его, просто потому что коридор являлся слишком узким для уклонения. Зато вот кинжал, на который не была направлена волна и высокая интенсивность, прошел сквозь короткое расстояние, не успев затормозиться настолько, чтобы не попасть в основание меду очками соперника.
Он тут же потерял всякую концентрацию, когда стекла съехали с глаз, и свет мгновенно погас, когда он схватился за лицо.
Использует энергию, которую сам не может видеть.
Зрение лишь мешает, — сказал он, выпрямляясь и вновь создавая световые колебания, но уже закрытыми глазами.
Хрен знает, что он сказал, Джонс не слышал, он обдумывал дальнейший план.
Он чувствовал, как вибрирует мотор вместо сердца, и как напряжены мышцы, как нереально сильно болит плечо и помнил что там, за стеной, Урсулла. Он пошёл к нему, когда мужчина уже создал ленточных червей Света, как интересно, он опять борется против Добра, Мира и Процветания…
Уклонился от первой змеи, второй. Затем пошёл волновой фронт, но Джонс уже успел достичь того, о чем думал, перед тем, как разбить очки. Решётчатой камеры с незапертой дверью, точнее, выбитой, и забиться туда, пропуская мимо себя волну.
Пусть Джонс не слышит, но этот чёрт не видит, и в этом они теперь равны.
Пока волна исчезала, мужчина, схватив валявшуюся на камнях цепь, и прижался спиной к стене, за которой должен был находиться маг.
Всё исчезло.
Если бы он мог слышать, то знал бы, что тот где-то рядом. Возможно, он что-то говорил. Силовик старался не дышать.
Вот он. Он обернулся как раз тогда, когда Джонс схватил его за шею и долбанул лбом о прутья, быстро обвив шею цепью, мешая тому отпрянуть назад. Тот вспыхнул светом, отчего металл начал вибрировать, но пусть даже не думает, что ему это удастся - нужно что-то, что собьет его концентрацию… недолго думая, Джонс сделал то, что не могло оставить соперника равнодушным, он надавил большим пальцем на глаз, вдавливая глазное яблоко и уничтожая зрительный нерв. Мужчина, наверное, закричал, брюнет не слышал.
Джонс быстро выскользнул из камеры, и когда тот уже захотел вновь использовать энергию Света, бывший сенатор врезал ему по черепу кулаком, затем в солнечной сплетение с колена и наконец, сильным ударом припечатал по затылку. Жив или нет, он не знает.
А вот то, что Джонс едва ли может думать – факт.
Обыскав мантию того, он обнаружил ключи и, еле держась на ногах, подошёл к двери, привалившись к ней плечом, здесь или перепутала? Он вставил тот в замочную скважину и пару раз провернул. Толкнув ту, он перекатился по стене на спину и посмотрел на мага, который всё ещё, кажется, дышал, судя по судорожным дёрганиям пальца того.

7

Урсулла была почти на сто процентов уверенна, что за ней пришел Джонс. Откуда? Логика и интуиция ее еще никогда не подводили, и кто уже не раз вытаскивал ее из полной задницы?
Добрые традиции не стоит нарушать.
Что же, теперь, когда он тут, она чувствовала себя в гораздо большей безопасности, настолько, насколько вообще можно говорить о безопасности в ситуациях вроде этой. В конце концов, не стоит забывать о ее похитителе. Впрочем, забыть о нем не получилось бы при все желании...
Она прижалась к стене, прислушиваясь к тому, что происходило за пределами камеры - больше ничего не оставалось.
Как будто это сильно помогло, черт бы побрал эти толстые каменные стены и ее беспомощность. Урсулла зло ударила кулаком в стену и в тот же момент что-то щелкнуло чуть правее.
Знать бы еще, к лучшему это или к худшему.
В любом случае, сидеть на месте в такие моменты она не любила, поэтому поспешила вперед. Сооруженная из простыни тога путалась в ногах, мешая нормально двигаться. Светлее, кстати, не стало, пришлось ориентироваться по шершавой поверхности стены.
Буквально через шаг пальцы провалились в пустоту на месте дверного проема.
- Джонатан? - шепотом позвала Урсулла, но никто не отозвался. Девушка покрутила головой, слепо вглядываясь в окружающую темноту, и вздрогнула, когда на плечо легла тяжелая, но очень знакомая рука. Конечно, это мог быть кто угодно... но, в конце концов, они уже через столько прошли вместе, так что она была абсолютно уверена, что это именно Джонс.
Если бы это был какой-нибудь плохой голливудский фильм, дальше бы последовали жаркие объятья и страстный поцелуй, но жизнь диктует свои условия. И Урсуллу всегда раздражало, когда главные герои начинали выяснять отношения посреди боя, поэтому, когда Джонс потянул ее за собой, беспрекословно последовала за ним, вцепившись обеими руками в широкую крепкую ладонь.
За все это время он не произнес ни слова, однако ее дар-проклятье нашел как никогда лучшее время чтобы проявить себя. На какой-то миг в округ стало оглушающе тихо, а потом Урсулла с трудом подавила слегка истерический хохот - ну отлично. Теперь он глухой, а она слепая. Красота, кто понимает.
Она чуть не споткнулась в темноте о небольшой выступ в каменном полу, но Джонс вовремя подхватил ее за талию, не давая упасть. Ладно. Пока они не доберутся до Корпорации, он побудет ее глазами. А она - его ушами.
Они ушли не так далеко, чтобы не услышать глухой рык за спиной. Точнее, услышала его одна Урсулла, дернувшая за рукав своего спутника. Когда он повернулся, она мотнула головой назад, невольно ускоряя шаг. И почти сразу споткнулась - чертова простыня.
Раздосадованно тсыкнув, Урсулла развязала узел и тонкий ткань, скользнув по ногам, осталась лежать на полу. К дьяволу условности, когда речь заходит о спасении жизни, правила приличия отходят на задний план.
Холдновато, правда, но если быстро бегать, то ничего. Терпимо.

8

Слишком красива, слишком жестока, слишком прагматична. Он не встречал такой женщины, а если и встречал, то никогда бы в жизни не подумал, что мог ей обладать. Её красотой, Её телом. Какое красивое у Неё тело! Школа приписывает удерживать свою страсть, скрывать дикие животные порывы, приводящие к греху. Женщина – Зло. Она взращивает в тебе похоть, заставляет угождать Дьяволу. Но он больше не мог терпеть того, что могли получать другие, и что никогда не могло достаться ему. Его Сила стала для него цензором, границей; его боялись, ставили в рамки, окружали наблюдателями, ему не доверяли; он служил оружием.
Он даже никогда не хотел быть монахом. 
Для него свобода стала дичью, за которой он постоянно охотился, и рано или поздно эта самая дичь умирала, гнила или съедалась. Пусть он пришёл к свободе через трупы своих собратьев, пусть он пришёл к ней путем манипуляций сознанием и уничтожением людей, доверявших ему. Пусть он освободился по чистой случайности.
Но Фатум привёл его к Ней. Он должен вкусить тот запретный плод, которого так боялись монахи их ордена, которого боялся он. Он верил, что заслуживает Её. Он, а не этот мужчина, который пришёл за ней, в желании увести и забрать его Судьбу. Когда он увидел силовика впервые, то посмотрел в зеркало. Чем же они различны, что Она выбрала его?
Что было бы, если бы он нашёл Её раньше? Что, если бы этот незнакомец увидел Урсуллу после? Она бы выбрала его, сбежавшего от ограничений монаха, и сейчас бы именно Он спасал её из отвратительных цепких лап этого существа-человека.
От осознания этого, он злился, и почувствовал, как начал приходить в себя.
Они уходят. Она уходит! Нет, они не уйдут. Он не позволит. Мужчина всё ещё лежал на полу, слушая почти что бесшумные шаги девушки, создаваемые босыми ногами по каменной кладке, и тяжелое громыхание ботинок своего соперника.
Касался ли он Её? Её прекрасного тела? Ощущал ли запах светлых, словно солнце волос? А она отвечала ему взаимностью...?
Он зарычал, не желая даже думать об этом. Если он не получит Её, то убьет. Если не убьет он, то её убьёт другой.
Это чудовище, этот мужчина точно такой же, как он. Он тоже не заслуживает Её.
Ему всего лишь стоило зацепиться за нервные ослабленные узлы в голове соперника. Да… вот так… словно паук по паутине, он преодолел лабиринты сознания Джонса и, пробравшись в мозговой центр, погасил все нервные импульсы, заменив их своими. О да… вы тоже зверь, мистер Джонс, вы ещё хуже, чем я.

Он смотрел глазами силовика, и чувствовал сопротивление. Разумное, сильное, основанное не чувствах, а скорее на холодном расчёте. Опасно, но не критично. Неееет, не выйдет, мистер Джонс. Он воспользуется им, а затем выкинет, навсегда поработив Урсуллу.
Это тело находилось прямо перед ним: красивое, упругое, дрожащее из-за холода, исходящего от подземных стен, а возможно, причиной дрожи служил ещё и страх... Как жаль, что он не мог слышать её дыхания, звучание этого прекрасного голоса; не стоило лишать силовика слуха, хотя кто же знал, что эти человеческие существа так слабы… и некоторые из них так прекрасны.
Как это легко, дотронуться до её обнажённого плеча, провести пальцами ладони до запястья, чувствуя подушечками пальцев её кожу, склониться ближе и понять, что это лишь жестокая игра. Он вздохнул и одарил девушку пощёчиной тыльной стороной ладони.
- Ты не уйдёшь.
Монахи приучили читать его по губам, и это, возможно, оказалось самым полезными приобретённым навыком за всю его жизнь.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Лабиринты отражений » На очередном витке