Корпорация MayDay

Объявление









ВНИМАНИЕ!

В текущий момент форум приостановил свою работу и находится в замороженном состоянии.
Он остается открытым, как площадка для общения и, если кому-то из наших игроков до сих пор интересен мир Корпорации и он хочет продолжать играть здесь или общаться.
Конец сообщения.
Правила
Обязательны к прочтению

Об игре
Концепция игры, прием в игру, способности, оружие, квесты, время, ранги

Информационный буклет
Сеттинг

Новости по форуму
Все, что мы имеем вам сказать по сюжету, изменениям на форуме и так далее

Что происходит по локациям

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Корпорация MayDay » Тренировочный комплекс » На кисельных берегах


На кисельных берегах

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Вдали от мороженных гор и кусочков фруктов, потёртых на тёрке, за широкой лесополосой шоколадного трюфеля и озёр из чистейшего сиропа, где-то посреди волнующей зелени шоколадных обёрток близ кисельного берега молочной реки, гордо попирая камень из козинак, стоял Андерсон Брауч. Он вдыхал божественный аромат свежевыпеченных ватрушек, ирисок, карамелек и булочек. Его глаза отдыхали на местном пейзаже, а мозг полностью отключился, оставляя тело наедине с природой. Его органы слуха восхищались дивными трелями невидимых и невиданных птиц из зефира и леденцов. Макушка же, лишённая органов слуха, зрения, обоняния и не способная ничего ощущать кроме ветра, могла лицезреть, если бы могла, конечно, воистину уникальные и единственные в своём роде пряничные облака.
Андерсон, со всей своей грациозностью умирающего лебедя, на которую только был способен, плюхнулся в траву, пытаясь обхватить своими жадными руками как можно больше пространства. Мысль о том, что всё это - лишь компьютерная симуляция, незаметно выскочила из головы, предварительно собрав чемоданы и заказав билеты в более светлую голову, чем объект на плечах Брауча.
- Ах, какое чудное место! Я бы здесь поселился, наелся, напился... Ах! - блаженно произнёс парень, закрывая глаза. О тренировке он и думать забыл. Думать забыл он и о Элизабет, его сейчас этот факт мало волновал, в небе как раз пролетали мутанты из зелёного горошка, колбасы и хлеба. Назвать их птицами не рискнул бы и совсем уж далёкий от орнитологии человек.
Прекрасно! Волшебно! И почему я сразу до этого не додумался? Ах, вот бы сюда ещё кого-нибудь. Кого-нибудь милого, красивого... и чтобы ложку с вилкой умел держать. И кормил меня... ах... Глаза мечтательно закатились, хотя как это сделать в условиях их закрытости - тот ещё вопрос на засыпку. Но не будем о грустном, так как в данный момент грозила появиться ещё одна немаловажная фигура. По меркам данной симуляции она должна была быть из шоколада с вкуснющей начинкой из птичьего молока. При этом, её должно было обсыпать мармеладными мишками. Но почему-то не обсыпало. Почему-то фигура не была из шоколада и внутри неё было отнюдь не птичье молоко. Этой фигурой была Элизабет Картер. И она жаждала мести. Будем надеяться, что её предупредили, что месть - сладка и определённо блюдо холодное. Но вот надеяться на то, что в руках у мисс Картер появится мороженое - самое большое заблуждение в жизни.

2

Во имя чудотворной бензопилы, вот что значит «Дать Браучу свободу выбора»! Он бы откусил ухо Венере Милосской, если б только она была из шоколада. И лишь этой скромной потерей мировая культура бы точно не отделалась.
Лиз, замерев в ожидании заботливого наставительного пинка в самую чувствительную область своей филейной части, затравлено озиралась и разглядывала место тренировки, сгенерированное больным воображением напарника.
«Вот, мать его, разошёлся. Шангри-Ла для троглодита. На диету посажу…» На лице Картер при этом читалось такое поражающее глубиной уныние, что  можно было подумать: деточка как раз оглядывается в поисках мыла, верёвки и удобного выступа, чтобы зацепиться.
«Ттвою мать, солнце моё! Я похороню тебя под грудой шоколада, и бьюсь об заклад, что не более чем через полчаса в такой могиле ты сто пудов воскреснешь, чтобы поскорее все сожрать…» Не отступая от давней традиции, мисс Элизабет Картер желала своему вечному другу и товарищу счастья и вечного процветания. Как повелось, её пожелания имели обыкновение быть осуществленными лишь в моменты, когда плоскость круга с центром в точке «Брауч» и радиусом 500 метров не пересекалась сумасшедшей кривой, заданной функцией f(Картер). 
Завидев неподалеку знакомую малохольную фигуру с ядерной шевелюрой, разлегшуюся на траве в позе морской звезды, Лиз летящей походкой направилась прямиком к Браучу, ласково мурлыкая  - Андерсон! Хороший мой! Давай-ка мы с тобой прямо здесь и сейчас – возьмем и … ! – что именно Элизабет хотела предложить Браучу, а также каков был уровень пристойности и законности предложенного действия останется для нас вечной загадкой и канет в небытие, ибо даже не утруждая себя договариванием  фразы, милая королева статического электричества послала напарнику «заряд жизни и энергии». Для Брауча с этой секунды во всех смыслах запахло жареным.
Волосы юного электрика слегка встали дыбом, делая Лиз похожей на крашеного панка-дикобраза, в глазах, вплоть до сужения зрачков, явно надолго поселилось сумасшедшее наркоманское выражение, а на лице отчетливо читалась фраза «Ну чё ***, потолкуем?».
Тут надобно хотя бы вскользь упомянуть, что под «тренировкой» маленькой наивной Элизабет понималось жестокое медленное поджаривание Андерсена на медленном адском огне, которое  с переменным успехом он пытается остановить и выжить. Надо сказать, до сих пор Андерсон был ну оооочень удачлив… Но ведь это совсем не проблема для упрямой энтузиастки!!

Отредактировано Элизабет Д. Картер (2012-10-13 22:38:26)

3

Мистер Андерсон наслаждался природой, воздухом и прочими прелестями компьютерной имитации где-то минуты три. Затем, по истечению сладостных мгновений, его сеанс с прекрасным был грубо прерван электрическим разрядом. Получив заряд энергии и обретя возможность прыгать выше туч (очень низеньких), Брауч поспешил откатиться в ближайшие сахарные кусты. Нет, не поесть, а впервые в своей жизни, которая может сейчас стать короче, придумать тактический план. Да, пусть план был коряв, пусть в нём было много нюансов, пусть абсурдность ситуации несколько настораживала... но это же Лиз! Ну что она может сделать своему напарнику? Как наивно и трогательно. К сожалению, паренёк рассуждал только так, поэтому он решил припугнуть свою подругу. А стращать он собрался подручными средствами.
Первой жертвой пал ни в чём неповинный куст, за которым прятался маньяк Брауч. Сахарный куст, до этого игравший роль спасительного заграждения, был бесцеремонно и нагло оживлён. Теперь он краб. И действительно, до этого мирное растение стало выкорчёвываться и подозрительно передвигаться боком в сторону, почему-то противоположную Картер. Видно, только что оживлённо создание почуяло близость молочной реки, которая, вроде как, впадает в какаокеан. Это достоверно неизвестно, так как Андерсон впихивал в несчастную симуляцию самые разнообразные вкусности, не забывая про детали ландшафта. Паренёк похихикал. Начал действовать закон сохранения энергии.
Вторая жертва была выбрана несколько обдуманнее первой, ввиду того, что маг был виден как на ладони, а, следовательно, новой молнии не избежать. Решив, что страсть к садоводству наконец должна проявить себя, Брауч начал подло вырывать траву с кусочками земли. Что это было за зрелище! Будь у него зрители, они неприменно бы прониклись симпатией к этому несчастному, что столь трагично вырывал землю. Вероятно, они бы решили, что он ищет свою любимую… Но нет! Это был акт отчаяния и немного неуклюжей попытки досадить ближнему своему. Кое-как побросав всё вырванное добро в кучу и бегло осмотрев своё богатство, маг вновь оживил ещё один предмет. Теперь это не комки земли, а самая натуральная сороконожка. Правда, очень коротенькая. Но как грозно она двигается на своих лапках из травы! Как ощетинилась двумя жвалами из всё той же пресловутой травы! Но как назло она была коротковата. Да и мелковата. Так, шестиножка, не более. Андерсон уже не сдерживал хохота. Будь у него время, он бы, несомненно, пустил бы слюну, но у него были дела поважнее. Своими остатками разума он решил воспользоваться прямо по назначению.
- А я тебя вижууу, - по-детски улыбаясь во все тридцать два заметил маг и похихикал.
Третьей и последней жертвой стал камень. Парень вложил в оживление всю свою фантазию, в которой представлял птиц и прочих летающих созданий. Кто знает, возможно, у него и получилось, однако данный факт уже мало волновал самого Брауча. Он куда-то укатился на своих волнах необъяснимого и беспричинного хохота. А камень… Ну, что камень? Он остался лежать, где лежал. Наверное, он посчитал себя пингвинчиком, которому больше дела нет, как куда-то там лететь.
Собственно, маг ещё мог немного пооживлять, но ему было не до этого: он отчаянно пытался прекратить имитировать колобка, который намеренно катился в молочную реку. Безмерно радовало, что парень не размякнет, как хлебобулочное изделие.

4

Сказать было нечего. Лиз стояла посреди сахарного зеленого поля с лицом человека, увидевшего в откушенной части яблока червя. А точнее – его половинку…
Мисс Картер, честно признаться, иногда опасалась, что у напарника из-за слишком частых контактов с электричеством может развиться некое психическое отклонении или крайняя степень дибилизма… но никогда не думала, что все станет Настолько плохо. Андерсон катался по земле в некоей жуткой истерике, не переставая смеяться, постепенно скатываясь все ближе и ближе к воде. От удивления Элизабет даже разозлиться забыла и лишь бессвязно бормотала себе что-то себе под нос
«Шоколадки… переизбыток сахара… диабет… близость смерти… колбаса… токсины… поражение мозга… есть, чему поражаться…»
Девушка шмыгнула носом и медленно направилась вслед за Браучем, раскручивая мельницей свой трезубец. На фоне сказочной природы за её спиной в диком танце извивалась корявая раздутая козявочка, и лошадкой прыгал паучок-переросток, размахивая сюрреалистическими клешнями. Брауч любую тренировку превращал в дурдом.
В пучине вновь нахлынувшего раздражения Лиз нахмурилась, зажмурив глаза, дабы ненароком не убить кого-нибудь взглядом, и открыла рот, чтобы заявить о своих правах на вменяемого напарника – Андеррррсон!! А ну… – «Бултых».
«Андерсоооооон!! Ну почему?» - Лиз мысленно обращалась к небесам, пытаясь доказать, что, в общем-то, её другу детства можно было бы дать и побольше здравого смысла. Или мозгов. И того и другого. Но, как всегда, мысли дела не делают.
Послышался привычный уху громкий треск и шевелюра на голове магички встала дыбом. Глаза засверкали и металлический трезубец в руках начал немного нагреваться. Издав то ли вой, то ли визжание, яркая молния попала в водную поверхность.
Если бы в молочной реке жили рыбы, они в тот же момент должны были все повсплывать кверху брюхом. Но не факт, что Брауч вместе с ними. Плавал он хоть и чуть получше топора, но вот на сильный удар током в своем текущем состоянии он мог бы отреагировать как на щекотку…
- Андерсон! Выходи, подлый трус!! – Для усиления эффекта мисс Картер отодрала от земли увесистый булыжник и запустила его в то место, где по её расчетам должна была находиться голова Брауча. Хоть что-то да проканает…

5

И от бабушки ушёл, и от дедушки ушёл, и от докучающей напарницы укатился, а вот от камня увернуться было не судьба. Нелёгкий метательный снаряд больно ударил по темечку тело, которое уже безмятежно дрейфовало по волнам молочной реки и до сих пор было в раздумьях о том, а приставать ли к берегу или пока повременить со столь любопытным и волнующим событием. Крейсер по имени "Андерсон" пошёл ко дну, с присущим ему весельем. Всё так же нагло хихикая, паренёк стал очень реалистично изображать топор. Остаточный заряд в камне вернулся к магу, но последний и не думал всплывать. У него родилась идея.
В условиях молочности воды, где молока сто процентов от нормы, видимость очень резко уменьшается и риск столкнуться с каким-нибудь нежелательным твёрдым объектом сильно возрастает. Зато не было бы страшно плавать в реке, если бы Брауч умудрился разлепить себе плотно сомкнутые веки. Голова парня инстинктивно нашла что-то твёрдое. Вроде как ещё одну каменюку неблагодарную, которая должна в пояс кланяться такому великому и могущественному магу как Андерсон. А это идея... - проскочила шальная мысль, попутно сбивая свою подругу с ног и занимая приоритетную позицию. Все надежды на мирный исход благополучно канули в забвение.
Из вод стало подниматься нечто. Нечто такое, отчего шестиножка и крабокуст просто меркли и чувствовали себя никому ненужными. Нечто, что могло очень громко топать по металлу и заставлять бегать мурашек по вашей спине. Нечто невообразимо угловатое и твёрдое, что вы ну никак не ожидали бы увидеть. Из молока грузно вздымался голем, слепленный на скорую руку в условиях абсолютной не зрячести некоторого субъекта, который лежал в выжидательной позиции на восстающем монстре. Время для шуток кончилось, Андерсон был серьёзен как никогда.
Брауч хихикнул. Всё, теперь время для шуток точно кончилось. Осталось забрать заряд у этих недомонстриков и передать если не всё, то хотя бы часть голему, который чувствовал себя лишним в столь разношёрстной компании.
- Лиз! Отдай заложников и я обещаю, что никто не пострадает! - с самым серьёзным выражением лица выкрикнул "партизан", попутно прикидывая как бы по сподручнее оказаться как можно ближе к... пончикам. Нет. Конечно же нет. Ближе к оживлённым. И забрать их... прелесссть. Маг икнул. Ему не нравилось каждый раз проходить через одно и тоже, но как видно такой у него рок. У такого скромного великого магистра просто обязана быть слабость, которая всё перекрывает.
- И это... у тебя не найдётся чего-нибудь пожевать? Я, кажется, потерял свой пирожок с павидлом... - неуверенно возвестил нешуточный паренёк и преданно уставился на Картер. Разумеется это был грязный и подлый трюк. Андерсон решил им воспользоваться, чтобы получить себе обратно свои "мозги".


Вы здесь » Корпорация MayDay » Тренировочный комплекс » На кисельных берегах